В декабре группа Noize MC презентует новую пластинку «Царь горы». По просьбе Geometria.ru лидер коллектива Иван Алексеев рассказал об успехах в одноименной детской забаве, работе с вирус-исполнительницей Монеточкой и потенциале рэп-оперы «Орфей и Эвридика».

«Даже, когда все штормит и ломается — мы делаем крутое шоу»

Твой новый альбом получил название «Царь горы». Это одновременно аллегория на музыкальную индустрию и вполне реальная детская забава. Ты часто в нее играл, когда был маленьким?

Да, это происходило в моем дворе в городке Ярцево, что в Смоленской области. Месте, где все друг друга знают, а дети — тем более. Когда я был совсем маленьким, у нас такие баталии происходили регулярно. Эпицентром становилась горка, с которой все катались на санках и ледянках. Каждый старался удержаться на ней подольше. Правда, мои спортивные успехи были сомнительными... как и на любом этапе моей жизни (улыбается).

Если говорить о музыке, то часто ли ты чувствуешь себя царем горы и, наоборот, ощущаешь, что летишь с нее вниз?

Это проявляется на концертах. Порой ты выходишь и встречаешься с не очень активной публикой. Ты вступаешь с ней в диалог, выстраиваешь крещендо эмоциональное, раскачиваешь толпу. Бывает и так, что все сразу в теме и рубятся от начала до конца. Тогда концерт превращается в энергетический пинг-понг, разгоняющий ситуацию до полного катарсиса. Ну, и есть третий вариант, когда все начинает валиться из рук. Например, из-за глюка ломается питч-контрол и семпл звучит в неправильной тональности. Или синтезатор из-за перепада напряжения глючит и уплывает на четверть тона, и ты находишься в полном ужасе, оттого что не можешь в ноты попасть. Но когда все штормит и ломается, мы все равно идем в гору и стараемся сделать крутое шоу.

А как ты переживаешь спады в популярности?

Не сказать, что они у нас есть. Единственная по-настоящему неприятная ситуация была, когда подряд кучу концертов отменили. В одном городе тебя ФСБ встречает, в другом — МВД, в третьем — еще кто-нибудь (В 2014 году правоохранительные органы сорвали серию концертов Noize MC. Причиной, по одной из версий, стал случай, когда Иван взял в руки украинский флаг, протянутый ему одним из зрителей во время выступления группы на фестивале во Львове – Прим. ред.). Тогда да – депрессивные моменты были. Если затрагивать тему популярности, то я разговаривал об этом с Джоном Коннором из «Dog Eat Dog» – олдскульной американской рэпкор-команды. Они крутые, но собирают мало. Однако все равно путешествуют по миру и играют для 50-100 человек. Джон сказал: «Да, к нам на концерты приходит не так много людей, но это не значит, что они не должны получить крутое шоу!» Я очень уважаю такую позицию. Именно этим и отличаются профессионалы от чуваков, которые только что вылезли из подвалов. Я помню концерты «La Coka Nostra» или «Hed P.E.» в малом зале клуба «Milk» в Москве — там было крайне мало людей, но на сцене в обоих случаях все выкладывались по максимуму.

«Полицейские меня теперь называют Иваном Александровичем»

Новая песня «!L!VE», в частности, о том, что у артистов должно быть крутое шоу. Она посвящена конкретным музыкантам?

Нет. Несмотря на некую форму наезда, в ней заложен самый позитивный посыл. Там же есть такие строчки в конце второго куплета: «Блином выходит первый ком — всем давно известно: не справился с нервяком — на сцене выдал беспонт? У всех бывает иногда — руки не опускай: порепетируй сам и братву поднатаскай». Главное — трепетно подходить к выступлениям, вкладывать в них душу. Есть исполнители, записи которых я слушаю с удовольствием, но чьи лайвы мне категорически не нравятся.

Например?

У ЛСП есть охуенно крутые песни, например, «Номера». Но живое их исполнение, по-моему, ужасно. Причем ЛСП — изначально не моя музыка. С тем, как я проникся его творчеством, связана довольно необычная история. Я был у своих друзей в Америке, которые делают в Штатах что-то вроде молодежного бардовского слета. На него приезжают русскоговорящие ребята из Нью-Йорка, Пенсильвании, Канады и играют всевозможное актуальное музло. В плане речитативных песен, там все начиналось с нашего репертуара и группы «5’nizza», например, а сейчас там можно услышать практически весь актуальный русский рэп. И вот один парень, Илья из Торонто, сначала спел под гитару несколько песен Мирона из «Горгорода», а затем сыграл пару неизвестных мне, но дико крутых вещей. Я спросил его: «Чувак, что это такое? Это же огонь!». Илья ответил — это ЛСП. Я по-настоящему прикололся, на следующий день уже наизусть знал все припевы, и мы эти песни вместе играли — он на гитаре, а я на джамбее и подпевал. Но при том, что авторский материал — мощный, на концертах это пока выглядит, как караоке, к сожалению. Искренне надеюсь, что так будет не всегда.

Съемки клипа «!L!VE» происходили в лайв-режиме. Расскажи самую убойную историю, которая не попала на видео.

Мы сидели с DJ StuFForD в аэропорту с двумя ноутбуками, играли семпл и бит. Уже прогнали три дубля, убрали камеру, и тут подходит полицейский со словами: «Иван Александрович, ну вы бы хоть предупредили, что снимаете, а то у нас все под камерами, люди жалуются!» Теперь меня полицейские только так и называют — Иван Александрович (смеется).

«Монеточка — пока музыкальный стенд-ап, но в ней мощная энергетика»

Ты говорил, что любишь писать в дороге, чтобы захватить частичку места, где находишься. У каждого города своя эмоция, или она везде рандомная?

Я действительно люблю сочинять в пути, причем необязательно именно путешествуя из одного города в другой. Могу ехать в метро или сидеть в такси и писать. Что касается городов, то, как правило, везде случается какая-то уникальная история. В Челябинске, например, песню сочинить мне пока не довелось, но зато после одного из концертов мы посмотрели в кинотеатре фильм «Metallica: Сквозь невозможное». И это было очень круто — на своих собственных гастролях посмотреть фильм про концерт кумиров детства. А в этот раз мы с нашим диджеем поехали на студию «Триагрутрики» записывать скрэтчи для альбома, отлично затусили с Джамалом и Мишей, и я очень рад, что теперь в «Царе горы» будет и частичка вашего города тоже.

Андрей Бледный из 25/17 использует написание текстов как психотерапию. А какой сакральный смысл ты в этом видишь?

Творчество — действительно сублимация сложных переживаний. Думаю, это почти у всех так. А тех, у кого это проявляется в другом, слушать не так интересно, мне кажется. У меня есть песни, которые рождаются в виду определенного стечения обстоятельств. Как, например, «Питерские крыши», которые я написал после ссоры с женой. Бывают и абсолютно смоделированные ситуации. Но в них все равно содержится мой личный опыт или впечатления от книг, фильмов, выставок, картин, инсталляций, биографий и т.д. Я сейчас говорю не про заимствование сюжетных ходов, а именно про ощущения и эмоции, которые вызывают те или иные сцены.

Я понял. После знакомства с историей гангстера Стэнли Уильямса, который в тюрьме начал писать детские книжки, но все равно был приговорен к смертной казни, ты назвал в честь него одного из персонажей новой песни. Получается, это не единичный случай?

На новом альбоме есть песня «Face A La Mer», которая написана под впечатлением от книги Мишеля Уэльбека «Возможность острова». Роман стал отправной точкой, но своего героя я помещаю совсем в другую обстановку. Это хип-хоп, как он есть. Все равно, что берешь семпл и вытворяешь с ним такое, что автор и предположить не мог. В результате получается новое произведение. То же самое у меня иногда получается и с текстами.

На новом альбоме есть песня с Монеточкой. Как вы познакомились и в какой момент поняли, что вам хочется высказаться вместе?

У нее вышел альбом, он мне понравился, и я ей написал в «ВКонтакте». Все очень просто. Оказалось, что она была у нас на концерте в Екатеринбурге, и мы на теме взаимного уважения начали общаться. Со временем пришли к совместной песне. Так получилось, что трек написан полностью мной. Просто по духу некоторые части очень подходили под ее манеру. В итоге вышел крутой симбиоз.

Ты ее музыку воспринимаешь, как вирус или как нечто новаторское?

Она сама придумала отличное название для жанра, в котором работает — «мем-вейв». Пока что, конечно, это вирусное творчество, музыкальный стенд-ап. Но я чувствую в этом мощную жизнеутверждающую энергетику. Очень надеюсь, что со временем она сможет вырасти в настоящего артиста.

«Искусство — это экскурсия в чужую голову»

Летом ты поучаствовал в рэп-опере «Орфей и Эвридика», для которой писал музыку. Проект ограничится разовым показом или его жизнь продолжится?

В следующем году мы постараемся сделать два шоу в Москве и Питере. Сейчас собираем все в единый пазл. Потому что это мультимедийный монстр, который требует полного погружения и большого количества денег. Думаем, как все организовать. Это не просто, но это будет. Параллельно мы записываем полноценную пластинку с песнями, прозвучавшими в опере.

Когда ваш Орфей сталкивается со славой – его пожирают жернова шоу-бизнеса. Молодые артисты могут использовать постановку, как некий учебник и книгу чужих ошибок, которые самому лучше не совершать?

Когда к тебе приходит популярность – вокруг появляется множество серьезных советчиков, которые почему-то считают, что знают как лучше, но подобные поползновения, конечно же, лучше пресекать. Людям интересно искусство, потому что оно помогает совершить экскурсию в чужую голову. А если ты начнешь всех подряд слушать, то не сможешь ее устроить. Это будет уже не твоя голова. Вообще сюжетная линия у рэп-оперы следующая. Как и в изначальном мифе, Орфей покидает свою возлюбленную Эвридику, чтобы поучаствовать в состязании певцов в большом городе — состязание это, естественно, у нас проходит в форме рэп-баттла. Ему удается выиграть, и в качестве приза он получает контракт со звукозаписывающим лейблом «Андеграунд Records». Потом на Орфея обрушивается слава и соблазны. По сути, он не вывозит на самом деле, и наладить все ему удается лишь в лучшем из миров. Так что наша постановка – скорее вопрос к человеку, нежели манифест. Это наглядное изображение тех последствий, к которым может привести утрата верности своим идеалам.

В опере присутствует элемент баттла. Если внедрять его в молодежные спектакли, то может ли театр стать таким же трендом, как шоу Versus?

Баттл как форма человеческого взаимодействия очень сильно заряжена энергетически. Для театра это мощная мизансцена, но я не думаю, что ее нужно пытаться повсеместно внедрять. Просто рэп — это современный язык и музыкальный, и поэтический, и какой угодно. Логично, что им можно рассказывать большие истории, приближаясь к классическим формам искусства. При том, что хип-хоп — «низкий» жанр, а театр претендует на возвышенность. Поэтому мне очень понравилось работать с режиссером-постановщиком Юрой Квятковским. Он современную уличную «грязь» способен преобразовать в сценическую театральную историю.

«Следующим президентом США, наверное, станет рептилоид»

Весь мир обсуждает победу Дональда Трампа на выборах в США. Что думаешь об этом ты?

Меня это удивило, я не думал, что мир настолько сошел с ума. Оказалось — сошел. Не знаю, к чему это приведет. Наверное, музыканты и медиаперсоны начнут посвящать ему миллионы диссов, что происходило еще на этапе предвыборной кампании, и что мы уже наблюдали во времена правления Буша-младшего. Snoop Dogg, возможно, уедет в Канаду (смеется). Что ему еще остается, он же был ярым противником Трампа. Еще меня позабавили шутки в американском интернете про новое «9/11». Победа Дональда ведь произошла 9 ноября — это, типа, тоже 9/11, как и 11 сентября. Очень надеюсь, что он не зайдет слишком далеко и не окажется обезьяной с гранатой... На недавнем концерте я посвятил американским выборам песню «Капитан Америка». Там есть слова: «Миру пиздец, все очень плохо!» Они вполне отражают ситуацию и, возможно, 9 ноября реально станет началом глобальной смуты. 

Главное, чтобы в американском конгрессе реслинг не начался.

Знаешь, как мне кажется, многие американцы воспринимают большую политику в медийном, развлекательном смысле. Например, я читал интервью «Tesla Boy», где они рассказывают, как к ним после концерта в Штатах подходили люди и говорили, что Путин очень крутой, что у него есть яйца, что скоро начнется война, и это будет эпично. Для них все это — как развлекательный сериал. И Трамп, наверное, дает зрителям тот самый адреналин, который они хотят получить. Но, возможно, его мрачный образ — просто образ, и его реальная политика будет совсем другой. 

Кто станет следующим президентом США: латинос, женщина, трансгендер, инопланетянин?

После Трампа должен быть совсем уж оголтелый вариант. Надеюсь, из недр Федерального Резерва наконец-то выйдут настоящие рептилоиды и прекратят весь этот затянувшийся марионеточный спектакль с землянами-посредниками!

Предзаказ альбома: https://itun.es/ru/qcLvgb

Текст: Василий Трунов
Фото: Женя Хажей

Теги: noize mc, царь горы, noize, нойз, женя хажей, орфей и эвридика, иван алексеев, василий трунов, монеточка

ЖеняХажей 
13 декабря 2016