Есть вещи, которые всегда будут актуальны в безумном современном мире быстро меняющихся технологий. Электронная музыка, во всех ее жанровых проявлениях, как бесспорный тренд нового времени, всегда идет рука об руку с жизнью в ритме цифровых технологий, но, все же, с опережением ее на шаг. Ведь музыка и есть культурная оболочка этой жизни. К услугам потребителей, для их полного сенсорного погружения, рынок музыкальных событий и тусовок. И даже, при его насыщенности, даже, как кажется иногда, перенасыщенности, можно выделить самое главное. Такое событие, как фестиваль "АБСТРАСЕНЦИЯ 2017", который прошел 4 марта в клубе "YOTASPACE" не разменивается на артистов почем зря, и собирает под свои знамена действительно интересные имена, без проходных звеньев. Концепция фестиваля в визуализации музыки, поэтому здесь от артистов всегда нужно "что-то еще".

Помимо признанных зарубежных имен, таких как англичане Synkro и Vacant, здесь можно увидеть и успешных российских представителей. Подобно организаторам фестиваля, мы тоже выделили для себя главное - "Discrete Warmth" - проект из Санкт-Петербурга от музыканта и продюсера Глеба Крайцера и трубача-блоггера Дмитрия Ларионова. Обратите внимание на этих ребят, с которыми мы встретились сразу же после их выступления на "АБСТРАСЕНЦИИ".

Глеб и Дима, расскажите, о пути - жизненном и творческом - каждого из вас к этому проекту?

Глеб: По образованию я радиоинженер. По музыкальной части имею начальное образование, но музыкой стал по-настоящему одержим с последних классов школы, а зацепился за идею её создания только в 2005 году, как пришёл с армии. Тогда, в школе, классе в 9-м открыл для себя электронику и "правильные" ларьки с кассетами, где ассортимент составляли не Scooter с DJ Цветковым, а Chemical Brothers, Orbital и Leftfield. Затем, в армии я подружился с парой ребят, которые показали как играть на гитаре, причем не блатные песни с русским роком, а всякий металл. Звучало, в моем исполнении, это очень смешно на заклеенной эпоксидкой гитаре. Вернулся я оттуда с готовым решением о том, чем буду заниматься по жизни. Естественно, исходя из того, что мой музыкальный рацион составляли Aphex Twin и Unkle, выбор направления был очевиден. Последний переломный момент был, когда на Электро-Механику (международный музыкальный фестиваль в Санкт-Петербурге с двадцатилетней историей) привезли Alva Noto. Тогда я писал уже свою музыку, но как с ней выступать, где и для кого ее играть - было для меня не очевидно. Посему в течении нескольких лет я играл в разных группах в качестве клавишника. Сет Карстена Николая (Alva Noto) перевернул мою жизнь. Я понял, что пора завязывать с роком и начать погружение в собственное творчество и поиск подходящего для него звучания.

Дима: У меня творческий путь начался еще с музыкального училища. Тогда я вдруг понял что мне интересно писать оркестровую музыку - и начал расписывать свои идеи и делать переложения любимых треков для нашего небольшого духового оркестра. Позже, уже в консерватории, я понял - что академическая музыка это не мое, и увлекся электроникой. Однако, тяга к акустическим инструментам и живому исполнению у меня осталась. Сегодня я смотрю на электронную музыку двояко - с одной стороны, есть качественные релизы: четко продуманные, записанные на студии, с другой - ничто никогда не сравнится с шармом живой музыки, которая рождается прямо на сцене. К большому сожалению, тема электронного перформанса еще очень молода и музыканты часто не понимают, что такое настоящий лайв - им, например не стыдно просто включить минус своего трека и поиграть поверх него на MIDI-клавиатуре. Для нас с Глебом это неприемлемо, это, пожалуй и стало отправной точкой для "Discrete Warmth".

В чем концепция вашего "бескомпромиссного звучания"?

Дима: Концепция простая - мы делаем то, что нам нравится, и делаем это честно, без поправок на мэйнстрим и жанровые шаблоны. Иногда мы звучим грязно, иногда жестко, а иногда очень атмосферно. Зато - ни одно из наших выступлений не похоже на другое, и это круто!

Насколько важно для вас быть в андерграунде, сохраняя свои творческие цели, и не изменяя своим амбициям музыканта?

Глеб: Смотря что подразумевается под андерграундом. Я с удовольствием бы поучаствовал в проекте в рамках какого-нибудь общего формата. В разумных пределах конечно. Что и практикую периодически. Мне, например очень импонирует хип-хоп. Каждый проект это опыт. Возможность взглянуть по иному на какие-то свои стереотипы. Это благотворно сказывается на воплощении творческих амбиций в жизнь и их последующем изощрении.

Дима: Главное не изменять самому себе, остальное приложится. Приятно, что с годами мой внутренний "музыкант" становится все более уверенным, так что можно позволять себе все больше экспериментов. Академическое музыкальное образование все-таки сильно влияет на восприятие музыканта - тебе с детства твердят что электроника - фу, импровизировать - фу и все такое прочее. Трудно потом преодолеть эти шаблоны. Меня, например, очень поддерживают и вдохновляют выставки современного искусства. Есть художники которые могут себе позволить плести коврики из собственных волос или обклеить холст мертвыми мухами - и люди это понимают, принимают. Это чистый поток сознания, это не всегда тонко и не всегда красиво, зато всегда честно.

"Specific Box" - ваш дебютный и довольно мощный EP. Есть ли в планах "лонгплэй"?

Глеб: Над "лонгплэем" уже год идет работа. Есть даже клип на одну из песен, но все пока в столе, ждет правильной кондиции.

Дима: У нас часто меняется звучание, можно сказать, что мы пока в поисках своего звука. Уже были эксперименты с вокальными треками, техно, а сейчас мы все больше движемся в сторону фри-джаза. Думаю, что небольшие релизы, демонстрирующие этот наш путь, будут уже скоро! :)

Питерская музыкальная тусовка и московская - найдите 10 отличий?

Глеб: В Москве все как то гипертрофированно. Если студии - то до потолка прибамбасов; если тусить, то по четверо суток, плюс афтепати…

Дима: Плохо знаю московскую тусовку, но меня, например, крайне удивляет то, что в Москве танцевальная туса запросто может начаться в 7 утра и закончиться в обед :) А вот что касается авангардной музыки, то она сегодня в Москве намного интереснее и живее, как мне кажется. Тот же лейбл "ТОПОТ", например. Ничего подобного в Питере не слышал, кроме, пожалуй, Кубикмагги.

Какие вы видите перспективы у российской электроники? Помимо уже наших признанных имен в мире, есть ли место в пантеоне для новых талантов?

Глеб: Перспективы определенно есть, но далекие. С удовольствием оперировал бы в данном контексте словом пантеон, но пока язык не поворачивается. Признание тоже как то со скрипом звучит. В любом случае, хоть и медленно, но все становится лучше. Все развиваются. Вон, даже boiler room Красноярск был. Того и гляди даже профсоюз для "синтодрочеров" откроют.

Дима: Как-то меня одна знакомая из Нью-Йорка попросила показать ей чисто русскую музыку. Я, конечно, кинулся ей показывать Кино, Земфиру и Мумий-Тролль, и что бы вы думали? Она мне так спокойно в ответ и говорит - "Ну и где здесь русское? Это же все наше, вы просто переняли все мотивы, музыкальные приемы и пр. у нас, американцев". Я конечно, с ней не согласен - в том же "перемен требуют наши сердца" очень ярко сквозит чисто русский перестроечный дух. Но это все слова, текстовое содержание. А что касается самой музыки - вот та же арабская электроника, например, Rabih Beaini - тут чувствуется самобытность. А русские по большей части до сих пор стесняются того, что они русские, в музыкальном смысле конечно. Не знаю даже, когда мы от этого избавимся.

Если представить вас в трио - кто из музыкантов мог бы дополнить ваш проект и почему?

Глеб: Будь моя воля, это был бы целый оркестр из струнных с ведрами, плюс хор МВД.

Дима: Я бы живого барабанщика нам добавил, но это куча проблем и совсем другой подход :)

Живые духовые инструменты в электроники - у вас были свои ориентиры из истории музыки при создании своего проекта?

Глеб: У меня был такой ориентир: создавать доступную и красивую танцевальную электронику, которая сочиняется и исполняется живьем. Так получилось, что на своем творческом пути я встретил Диму и его труба в эту концепцию хорошо интегрировалась.

Дима: В смысле нашего саунда, я вдохновляюсь как самыми привычными deep house треками с духовыми пачками, такими, под которые под зонтом на пляже с мохито сидеть в самый раз, так и экспериментальными проектами. Например, обожаю звучание David Sylvian - его "Steel Cathedrals" отчасти задал мою манеру игры в "Discrete Warmth". Еще из любимых - саксофонист Hakon Kornstad. Вообще, проще глянуть мой плейлист "вконтакте" чтобы понять, что я слушаю и чем вдохновляюсь.

Какой самый главный источник вдохновения при создании музыки?

Глеб: У меня лично нет чего-то одного, главного. Во первых, меня вдохновляет быть частью чего-то большого - целого. Когда играешь по мероприятиям, слушаешь коллег, встречаешь сопричастных к искусству знакомых и друзей и понимаешь, - здесь и сейчас куется субкультура. При том подчас буквально, - между молотом и наковальней. Потом, вдохновение для меня приходит из инструментов самих по себе. Бывает возьмешь инструмент, начнешь его ради интереса ковырять, а из него как попрет, очухиваешься за полночь.

Теги: интервью, discrete warmth

Nikita Kuchukbaev 
13 марта