Каждую среду в KLEVER CAFE мы выкручиваем мозги сильным мира сего. Герои наших выпусков - люди, которые либо делают, либо уделывают культуру Петербурга. С ними мы ищем ответы на вечные вопросы, обсуждаем разные проблемы, спорим, шутим, смеёмся.

Суть "Чайных сплетен" - знакомство с городскими деятелями в "неофициальном" формате. Главные за нашим столом сегодня – братья Пархоменко, более известные как Саша Matisse и Юра Sadko и ещё более - как диджей дуэт Matisse & Sadko.

На повестке дня: клубная индустрия "здесь и там", все тяжкие музыкальной карьеры, творческие ресурсы артиста и проблема авторских прав в России.

В беседе участвуют:

- Саша Гео
- Вика Дука
- Александр Пархоменко
- Юра Пархоменко

Вика Дука: Ребята, расскажите нам, сколько времени в вашей жизни занимает музыка?

Юра Пахоменко: 14 часов в сутки, постоянно в компьютере.

Вика Дука: Не соцсети, я надеюсь?)

Юра Пархоменко: Самосовершенствование, назовем это так. Например, перед новым годом были большие скидки на различные плагины дорогостоящие, инструменты для обработки звука. Если говорить о музыке как о продукте, то для его производства требуется инструмент, «лобзик». Если ты хочешь крутой «лобзик», то он стоит денег. И постоянно появляются «лобзики» круче и моднее. И каждый «лобзик» работает по-разному, никаких правил нет. Сейчас такое время, что все ждут чего-то нового. И чем больше ты экспериментируешь, тем больше шансов найти свой уникальный саунд. Как раньше, помните, когда Бенни Бенасси написал мегахит Satisfaction, никто не мог себе даже представить, как сильно он повлияет на весь музыкальный рынок.

Вика Дука: А что сейчас «в тенденциях» в России и на Западе в плане музыки?

Александр Пархоменко: Всё может буквально за несколько месяцев измениться до неузнаваемости. Смотри, раньше доступ к производству музыкального материала имели только «избранные» - профессионалы, имеющие музыкальное образование, они были связаны с музыкальными студиями и имели определенные возможности - работать на крутом оборудовании, например. Тогда не было возможности при помощи персонального компьютера производить качественный продукт, а сейчас всё встало на поток. Производство собственных композиций в домашних условиях теперь стало доступно любому школьнику. С каждым годом композиторы всё молодеют и молодеют. Сейчас мы слышим, что люди в 12 лет уже пишут приличные по звучанию треки! Всё это развивается семимильными шагами. Но есть и минус – теряется индивидуальность, все погнались за шаблонами. Многие сидят и думают, что сейчас они быстренько напишут копию композиции, как какой-нибудь молодой парень со Спиннин Рекордс, и тогда все их также мгновенно полюбят, и они станут звездами. Такие люди идут легким путем – они как правило не хотят креативить, и зачастую вообще не знакомы со всей историей развития мировой танцевальной культуры. Мы недавно рассуждали о том, что всё циклично. Например, люди, которым сейчас по 20 лет, не знают того, что знали мы. Сейчас же можно заметить, что многое из старого и хорошего в музыке возвращается, но как правило в силу своего возраста замечают это не все. К примеру, возьмём популярное сейчас направление future house. Само название – future - для меня уже немного непонятно… Ведь всё это уже было в прошлом, просто преподнесено в новой, подобающей времени обёртке.

Вика Дука: Кто задаёт тренды в музыке? Кто постарше, кого больше, или специально обученные люди?

Александр Пархоменко: Тут либо удача, успех, судьба, когда появляется гениальный человек, который создаёт оригинальную композицию, и благодаря народной любви она становится трендом, либо... конечно же моду задают настоящие профессионалы.
Тренды- вообще очень интересная вещь! Их могут формировать искусственно, например, те же владельцы крупных фестивалей, лэйблов или радиостанций. Если вы посмотрите лайнапы самых популярных мировых фестивалей этого года, то можно заметить, что артистов, играющих техно, бас музыку и т.д. стало в разы больше, чем, к примеру, диджеев, представляющих стиль прогрессив хаус.

Юра Пархоменко: Если взять лайнап фестиваля ULTRA, который ежегодно проводят в Америке, то в принципе года три-четыре он был похожим, а если сравнить сейчас и прошлый год, то там половина людей ушла, и добавилось много новых интересных артистов. Всё вокруг музыки быстро меняется. Не так давно мы говорили, что упали продажи дисков, а теперь уже падают продажи музыки в Itunes.

Вика Дука: Почему?

Юра Пархоменко: Потому что появились новые сервера - всякие Spotify, где даже скачивать её не нужно. Американцы живут по такому принципу: снимают квартиру, снимают машину в лизинг, так же и с музыкой - по тому же принципу пользуются.

Саша Гео: Друзья, как вы знакомитесь с новой музыкой в этом многомиллионном ежедневном потоке? Как вы в нём разбираетесь? Вы же на что-то определенное обращаете внимание? Потому что остальные тысяча треков проходят незамеченными, так?

Юра Пархоменко: Это очень сложный вопрос. Чтобы объять весь этот огромный музыкальный массив, нужно посвятить этому всё своё свободное время. А мы, наверное, уже выделили для себя несколько авторитетных артистов в этой индустрии, чьим вкусам мы доверяем. Мы заходим на сайты, где выкладываются их плейлисты и лайфсеты, и всегда открываем там для себя новые интересные имена.

Вика Дука: Что это за сайты?

Юра Пархоменко: 1001tracklists.com, например.

Вика Дука: Наверное, будет полезно для начинающих ребят, которые тоже увлекаются музыкой.

Юра Пархоменко: Это своеобразная Википедия, только музыкальная. Люди пришли на выступление, записали видео с выступления своего любимого диджея, выложили на сайт. А люди, посмотревшие это выступление, формируют свой треклист, зная, что играл диджей.

Александр Пархоменко: Это самый быстрый способ.

Юра Пархоменко: Я ищу музыку сам. Это моё такое отдельное увлечение.

Вика Дука: Вот про отдельность интересно. Вы же, наверное, по-разному всё видите, делаете? А воспринимают вас как Матис-Садко.

Юра Пархоменко: Конечно, по-разному. Самый обычный и стандартный способ поиска музыки для меня - это найти несколько хороших групп ВКонтакте. Это большая глобальная сеть для России, где можно без скачек и оплат слушать бесплатно музыку. Также в моем списке такие группы как BBC Radio 1, ну и группы американских или голландских лейблов. Их ленту просматриваю каждый день.

Вика Дука: Вы сами то покупаете музыку?

Юра Пархоменко: Да, я покупаю.

Вика Дука: В основном, всегда или периодически?

Александр Пархоменко: На самом деле, что касается музыки, которую мы используем в наших сетах, то большинство из них наши хорошие друзья, и поэтому они нам еще до релиза всегда высылают все свои новинки.

Юра Пархоменко: Если говорить о наших сетах, то мы играем 70% нашей музыки. А остальное - это треки наших друзей, которые, как Саша сказал, присылают нам новый материал на почту.

Александр Пархоменко: Мы сами могли заметить, что классный «стилеобразующий» артист мирового уровня как правило имеет свой лейбл. И в своем выступлении он играет только свои произведения, а также треки артистов своего лейбла.

Вика Дука: Логично, если это его комьюнити, то и работает он на успех своего же комьюнити.

Александр Пархоменко: И, может, добавляет пару суперизвестных треков. Вообще, такое шоу можно смело воспринимать как концерт, не просто обычный диджей сет. Мы разделяем искусство написания музыки и искусство диджеинга. Есть много любимых имён, которые мы уважаем за умение магически преподнести свой сет аудитории. Их умение и мастерство заключается в их особой энергетике и умении грамотно "жонглировать" настроением публики.

Саша Гео: Ребята, а расскажите про технику диджеинга. У вас есть какие-нибудь свои приемы, которые вы любите использовать? Может, лупы какие-нибудь? Или просто поставили трек, свели его с другими, и всё?

Александр Пархоменко: Скажем так, сейчас процесс сведения настолько упрощен…

Саша Гео: Вы с компьютера?

Александр Пархоменко: Нет, мы с флэшек, компьютер нам не очень нравится.

Саша Гео: То есть вы - no laptop DJs?

Юра Пархоменко: Прекрасный термин! Да.

Саша Гео: Вот это грамотно.

Александр Пархоменко: Это удобно знаете для кого? Для тех, кто играет слишком часто, например для резидентов, когда нужно прыгать из стиля в стиль.

Саша Гео: Расскажите про технику. Как вы играете?

Юра Пархоменко: Мы выступаем на конкретных вечеринках, куда приглашают именно нас как хедлайнеров, поэтому у нас всегда примерно похожий плэйлист.

Александр Пархоменко: Мы конечно же смотрим на то, какой фестиваль и какая площадка, кто выступает перед нами и так далее. В зависимости от этого мы продумываем примерную стратегию сета. Говоря о технике, могу сказать, что мы всегда играем с трех-четырёх CD-проигрывателей и всегда используем вокальные лупы и сэмплы.

Вика Дука: Это у вас райдер?

Александр Пархоменко: Да, райдер. Я считаю, что когда у тебя стоит всего две деки, то это нехорошо, ведь если один из них сломается, то ты уже ничего свести не сможешь, и выступление оборвётся.

Саша Гео: Простите меня, ребят, но я просто не диджей, если сравнивать с вами. Я не пишу музыку, а просто свожу треки. У меня правда вкус хороший, я умею выбирать. И недавно вот играл на дне рождения друга в одном из заведений, там стояло две деки, и канал постоянно отваливался. Это – просто отвратительная жесть!

Александр Пархоменко: Знаете, я когда захожу в подобные места и вижу такое отношение к нашей профессии, то сразу делаю выводы о руководстве заведения. Один мой друг красиво выразился о подобных людях: «Они превращают человека, который, может, всю жизнь этому посвятил, в музыкального официанта».

Вика Дука: Этот термин уже звучал у нас в «Чайных сплетнях» от лица музыкантов. Сейчас не вспомню, кто это говорил, но от тоже был недоволен метаморфозами статуса музыкантов на электронной сцене.

Александр Пархоменко: Многие держатели заведений, конечно,
воспринимают диджеев просто как персонал, без права голоса.Что поставили - на том и играй, не нравится - уходи. А вообще наличие хорошой аппаратуры - это очень важно. Например, когда мы выступали в Ministry of Sound в Лондоне, там стояло ВОСЕМЬ новеньких дек! Новеньких!!! Восемь!!!

Юра Пархоменко: В Китае в клубе CUBIC я помню тоже стояло восемь.

Саша Гео: В два ряда что ли?

Юра Пархоменко: Да. Стоят новенькие, и их никто не трогает. Их специально для хедлайнеров ставят. И это всё, естественно, зависит от руководства и от отношения руководства к своему делу. Это же не просто бизнес.

Вика Дука: Вообще, конечно, для любой площадки, которая позиционирует себя как нечто музыкальное, свет и звук должны быть в приоритете. А у нас все более-менее качественные артисты жалуются на ситуацию в клубах - не идёт даже вопрос о райдере. В Питере, как я поняла, такое слово даже не используется по большому счету. Диджей не приезжает с райдером, он приезжает просто: на чём есть, на том и отыграю - тут бумажку подложим, там жвачкой подклеим… Так же и происходит обычно. Как вы думаете, почему владельцы площадок себе такое халатное отношение позволяют? И почему артисты не отстаивают своё право на нормальную работу?

Александр Пархоменко: У нас многие артисты не имеют возможности заниматься этим серьезно.
Хотя при этом у нас есть много выдающихся людей в Петербурге, которые действительно живут этим делом.

Вика Дука: Можешь назвать их?

Александр Пархоменко: Для меня был серьезным учителем и наставником музыкант Андрей Кимбар, который очень сильно повлиял на моё отношение к музыке. Кимбар - один из самых преданных своему вкусу и своим убеждениям диджеев.

Вика Дука: Музыкант, я считаю, должен быть фанатичным. Это как-то априори правильно. Музыкант, художник, человек искусства в принципе...

Александр Пархоменко: Знаете, от чего страдают многие диск-жокеи? Творческое начало не дает им развить бизнес, они просто лишены этой коммерческой жилки.

Вика Дука: С вашей точки зрения, что мешает развитию индустрии танцевальной музыки в России и в Петербурге в частности?

Юра Пархоменко: Я уверен, что мешает экономическая ситуация.

Вика Дука: За десять лет, что я беру интервью, все говорят "мешает отсутствие денег". Или отсутствие человека, который бы дал денег. Денег не хватает всегда, как понимаете…

Александр Пархоменко: Я думаю, что людям, у которых есть реальные идеи, не хватает финансовой поддержки. Именно тем людям, которые хотят что-то поменять. Если посмотреть на какие-то маленькие андеграундные места у нас в Петербурге, то они не уступают многим мировым клубным заведениям, потому что люди с любовью относятся к своим проектам. Когда владельцу заведения важно, какая там атмосфера, всё обретает смысл и сходится в нужный паззл.

Вика Дука: А вы, кстати, заметили тенденцию: раньше владельцы клубов хотели себя преподносить, рекламировать так скажем. Каждый проект – «by кто-то». В каждой афише – фамилия идеолога, промоутера или владельца. Репутация личного заведения/бизнеса была на должном месте, поскольку пересекалась с личной репутацией.
Потом, видимо наевшись помидоров после громких заявлений и невыполненных обещаний, владельцы перешли на новый формат и выбрали новую политику. Теперь они назначают постоянно нового арт-директора, который в итоге станет "козлом отпущения" всех косяков, долгов и невыполненных договоренностей. Так сложилось у нас, что система плохая, но она работает - за неимением альтернативы. И зарплата арт-директора манит и обнадёживает каждого нового соискателя. Поэтому каждый этот новый арт-директор неподходящего под свой же формат заведения берётся свершить невозможное: затащить не тех людей в не то место и удержать их в не том месте своей неподходящей для этой опции харизмой. Проще говоря, ничего не меняя в заведении, которое никто не любит, он берется сделать так, чтобы его полюбили все. Силой мысли и рамками бюджета, конечно.

Александр Пархоменко: Может, это всё потому, что у нас в городе было не так много состоявшихся не только в творческом, но и в финансовом плане артистов. Таких, чтобы на серьезном уровне занимались музыкой и могли не зависеть от мнения работодателя. Например, мы хорошо дружим с Андреем Ширманом, DJ Smash, и еще с некоторыми ребятами, известными в разных направлениях и по-разному успешными. Я могу сказать, что если человек становится медийным, открывает успешный бизнес и так далее, то его сразу на всех уровнях начинают уважать и воспринимать не просто как мальчика за вертушками. Понимаешь? Если он профессионал, если он состоялся в своём деле и создаёт успешный продукт. Попса это или это андеграунд – важно, чтобы процесс «от и до» был пропитан качеством. А так как у нас еще до конца эта индустрия не сформировалась, то у нас музыканты и диджеи в принципе являются представителями одной из самых несерьезных профессий.

Вика Дука: А сейчас в России есть заведения с хорошим уровнем звука и всего остального, что нужно для качественного выступления? Какие ваши любимые площадки в России?

Юра Пархоменко: В Питере только клуб Mosaique, наверное, сейчас можно назвать площадкой, где присутствует звук хороший. И вообще, это такое концептуальное место. Есть большие площадки на которых нам приятно играть: это Нижний Новгород, например, клуб Milo.

Александр Пархоменко: Вообще, очень многое зависит от арт-директора.

Юра Пархоменко: Есть очень крутые представители этой профессии, но их реально очень мало. Я еще хочу сказать, что для очень многих людей профессия диджей - это примерно такая ассоциация: приходит человек и сводит музыку, чтобы все повеселились и потанцевали в клубе. Многие, кто нас знает, тоже не совсем понимают, чем мы занимаемся. Они приходят к нам в студию, видят колонки,мониторы за 1млн. рублей, и стоят недоумевают... Им непонятно, зачем всё это. А мы ведь сейчас очень приличные деньги тратим на нашу студию, это тоже своего рода страсть.

Александр Пархоменко: Мы вкладываем в будущее.

Саша Гео: Какой фирмы колоночка?

Юра Пархоменко: Barefoot.

Вика Дука: Какие изменения в вашей жизни и в карьере за последние полгода-год произошли?

Юра Пархоменко: Мы открыли студию.

Александр Пархоменко: Мы сделали впервые в жизни свой уголок, где мы можем сидеть и что-то творить. Находится он на территории стрит-арт музея на шоссе Революции. Нам очень повезло, что директор стрит-арт музея - наш очень хороший товарищ. Он всегда поддерживал любые проявления творчества, таких людей в России не так много.

Юра Пархоменко: Там атмосфера очень располагает к музыке андеграундного плана.

Александр Пархоменко: Весь прошлый год мы работали на пределе возможностей, скажем так. У нас практически вообще не было свободного времени. Мы много ездили по миру и сидели в студии. Мы выпустили много новых треков, один из которых вошел в десятку самых продаваемых треков прошлого года на beatport.com.

Вика Дука: Похвально! Ребята, многие клубы гордятся вашими выступлениями, а какой клуб в списке выступлений – ваша гордость?

Александр Пархоменко: Мы три раза выступали в клубе Pacha в Нью-Йорке, сейчас этот легендарный клуб, к сожалению, уже закрылся. Три раза играли в бразильском Green Valley, который уже несколько лет считается клубом номер один в мире - по версии DJMAG. Также мы два раза выступали на Ибице в Ushuaia.

Юра Пархоменко: Также мы были на Ultra Music Festival в Майами на главной сцене, где представляли совместный трек с Martin Garrix.

Саша Гео: Ребят, у меня психологический вопрос: когда в вашем творчестве произошло некое событие, ставшее чертой, после которой вы стали другими? Откуда вы стали не просто мальчиками из Соснового бора, а стали уже героями музыкальной индустрии России?

Юра Пархоменко: Это такое стечение обстоятельств, может, удача… Потому что наша музыка с самого начала, в начале 2000-х, была интернациональна. Когда в 1998-ом году Саша свой первый трек записал, мы тогда брали за пример иностранную музыку: смотрели телеканал VIVA2 и вдохновлялись атмосферой масштабных немецких рейвов Love Parade и Mayday.

Вика Дука: Как, кстати, случилось сотрудничество с легендарным Swedish House Mafia?

Александр Пархоменко: Мы полюбили шведских хаус еще очень давно. Нас всегда вдохновляли работы Eric Prydz, Axwell, Steve Angello и других. Так сложилось, что наш первый популярный трек даже назывался «Hi Scandinavia», именно его «звездные» шведы с большим удовольствием играли на своих выступлениях ещё в 2011-ом году. Мы очень гордимся тем, что сразу два наших трека вошли в их прощальную легендарную компиляцию Until Now, после которой они, к сожалению, распались.

Вика Дука: Что вы думаете об авторских правах в России?

Юра Пархоменко: Сложно это прокомментировать. Мы точно знаем что механизм реализации законов о защите авторских прав в нашей стране пока ещё далёк от совершенства. Я слышал истории от знакомых директоров клубов и кафе, что люди, как-то связанные с некими государственными организациями, приходят к тебе в заведение и говорят: «Давайте нам деньги! У вас чужая музыка играет! А если не заплатите, могут быть проблемы». Деньги отдают, без протокола естественно, и они исчезают непонятно куда.

Александр Пархоменко: Общая проблема нашей страны заключается в юридической неосведомленности и общей неграмотности большинства населения.

Саша Гео: Ребята, как вы занимаетесь своим продвижением сегодня? Какие у вас средства, ресурсы, каналы, группы?

Юра Пархоменко: Это обширная тема. Во-первых, у нас есть менеджер, который занимается этими вопросами и вкладывает все свои силы в продвижение продукта. На самом деле, сейчас это всё делать достаточно просто, главное иметь хороший музыкальный продукт.

Александр Пархоменко: Как раз-таки этого сейчас недостаточно. Всё идёт в комплексе, ты должен быть "упакован" по всем направлениям: у тебя должен быть крутой музыкальный продукт, крутой фейсбук, крутой инстаграм, твиттер и тд.

Саша Geo: У вас есть крутой фейсбук и инстаграм?

Александр Пархоменко: Инстаграм у нас достаточно хороший. Наш плюс в том, что мы никогда не прибегали к помощи каких-либо накруток, и поэтому чётко видим нашу реальную популярность на сегодняшний день. Мы знаем, что существуют целые фирмы, которые при необходимости выводят артистов в любой рейтинг, чарт и так далее, покупают им любое количество подписчиков в разных соцсетях.

Юра Пархоменко: У нас никогда такого не было. Мы получаем удовольствие, делясь крутыми моментами жизни с нашими подписчиками.

Александр Пархоменко: Понятия лайфстайл раньше не было, а сейчас фанаты хотят видеть не только музыку, но и обязательно образ жизни своего кумира. Появляется обширная активность вокруг артиста.

Саша Гeo: Сколько у вас подписчиков в Instagram?

Юра Пархоменко: Больше 70 тысяч.

Вика Дука: Есть у вас какие-либо интересные сотрудничества?

Юра Пархоменко: Во-первых, мы сейчас сотрудничаем с крупным голландским лейблом Spinnin' Records. Выпуская у них музыку, мы имеем доступ к их крутому youtube каналу. Когда мы снимаемм клип, он попадает на канал с десятью миллионами подписчиков. Любой наш клип там собирает от миллиона просмотров стабильно.

Вика Дука: Кто в России и в Петербурге вам помогает, делает лучше индустрию, работает на развитие и ведёт своей деятельностью EDM вперед? Кому можно сказать «спасибо»? Вы лично кому можете сказать?

Александр Пархоменко: Вам можно сказать спасибо, ваш ресурс проверен временем. Мы очень часто встречаем в России и Америке ваших фотографов, и везде ваш ресурс знают. Это говорит о том, что классная идея всегда побеждает.

Саша Гeo: Это приятно. Парни, поделитесь своими впечатлениями о самых ярких музыкальных событиях, российских и западных, где вы принимали участие..

Юра Пархоменко: В России, пожалуй, самым большим событием был фестиваль Sensation, в то время, когда мы ещё работали на радио Record.

Саша Geо: А какой именно? Их же много было.

Александр Пархоменко: Да, их было много, но мне запомнился первый, в 2008-ом году. Я еще тогда один был на главной сцене, завершал фестиваль. А брат играл на соседнем танцполе.

Вика Дука: А теперь вы поодиночке не выступаете?

Александр Пархоменко: Нет. Это наш проект теперь. Мы в 2010-ом году объединились, и с тех пор всегда выступаем единым проектом.

Юра Пархоменко: К вопросу о событиях хочу добавить, что сейчас, пожалуй, самое масштабное мероприятие в России - это фестиваль Alfa Future People. Он сегодня вне конкуренции. Действительно, набор именитых артистов впечатляет.

Саша Гeo: Такой... набор безумия.

Юра Пархоменко: Такой сцены, как у нас на Alfa Future People, могут позавидовать многие европейские страны.

Саша Geo: А чего там такого крутого?

Александр Пархоменко: в России такого не было никогда. С точки зрения инвестиций в шоу и бюджетов на хэдлайнеров. Если даже брать лайнап - таких недешёвых ребят как Avicii, Skrillex, Underworld и многих других, играющих на одной сцене два дня подряд, то для России - это действительно очень круто!

Юра Пархоменко: Причем нам нравится, когда на одном фестивале много артистов разных жанров. В Америке и в Европе подобные фестивали проходят довольно часто, чего не скажешь о России.

Вика Дука: Какие фестивали вы планируете посетить? И где планируете выступить как артисты в текущем году?

Александр Пархоменко: Надеемся выступить на фестивалях Tomorrowland и Weekend. А вообще, мы мечтаем побывать на Coachella.

Юра Пархоменко: Да, у них сейчас все меньше и меньше танцевальных артистов в лайнапе. Больше инди групп и не мэйнстримовой электроники.

Вика Дука: Кепки… Есть такая определенная когорта диджеев, артистов, которых мы называем «кепочники». По понятной причине - они практически нигде не появляются без кепки. Расскажите вашу интерпретацию «почему кепка» - такая традиция у нас уже сложилась, так что объясняйте)

Александр Пархоменко: Все началось с того, что у нас есть один близкий друг из Лос-Анджелеса, создатель известного бренда «Doses». В свое время он имел совместный бизнес со Стивом Анджело. А Стив Анджело, можно сказать, продвинул этот бренд среди EDM сообщества. Мы от него всегда получали эти кепки в большом количестве, и так со временем это уже стало нашей своеобразной диджейской фишкой.

Вика Дука: Мы с вами уже затрагивали тему о создании продукта. Вот вы являетесь уже состоявшимися артистами, вы несёте в себе определенное знание, какой-то опыт. Как вы думаете, почему у нас артисты не создают общее комьюнити, чтобы общаться между собой, что-то новое делать? Не конкуренцию, а здоровое сосуществование, чтобы двигать индустрию вперёд за счёт качества? Почему этого нет, как к этому придти?

Александр Пархоменко: Рано или поздно мы к этому придём, когда сами артисты перестанут завидовать друг другу, критиковать и сравнивать музыкальные стили, научатся радоваться успехам коллег. Тогда все поймут, что единым фронтом выходить на мировой рынок гораздо эффективнее и веселее. Думаю, при мощной народной поддержки фанатов у российских музыкантов всё обязательно получится, это просто дело времени.

Вика Дука: Мне кажется, что сейчас настало то время, когда артистам и творческим людям так просто донести свою идею и продукт до аудитории, без всяких агентств и больших денег. Сейчас, как ты говорил, как раз тот момент, когда люди живут жизнью своего кумира, и с развитием социальных сетей им уже не нужны посредники.

Юра Пархоменко: Мы это можем сказать даже по прошедшей вечеринке в "АВРОРА Холл". Туда пришла совершенно другая аудитория, не та аудитория, которая приходила на наши выступления, организованные ранее. Вечеринку продвигали мы через свои социальные сети. Рекламировали всё Вконтаке только своими силами, не привлекая посторонних людей. Единственная реклама была у нас на Геометрии, кстати. И к нам на вечеринку в итоге пришли ребята 20-25 лет, которые следят за этим направлением музыки, знают, что это такое. Это не массово раскрученное событие, собирающее большое количество людей, это мероприятие, собирающее людей на одной волне, это совершенно другой уровень общего комфорта, понимаете?

Юра Пархоменко: Там была такая атмосфера сумасшедшая! Такие вечеринки в Питере большая редкость. Отличным примером являются ивенты In Beat We Trust. И люди ждут этих вечеринок, хотят этого, они любят ту музыку, которую больше нигде и не услышишь. Люди любят этот формат, и это реально круто. И это очень здорово, что есть Lady Waks, которая хранит и продвигает это всё.

Саша Гео: Парни, когда вы чувствовали себя прям вау?

Юра Пархоменко: Когда у нас были первые успехи, когда мы услышали, что наш трек попал в афтермуви фестиваля Tomorrowland, когда мы записали совместный трек с Steve Angello. Когда мы уезжали выступать в Штаты, в топовый клуб Майами… Потом мы приезжали домой и думали: «Вау, какие мы классные ребята!». А потом поездок стало еще больше, мы стали знакомиться с новыми людьми, промоутерами, диджеями, их менеджерами, и стало понятно, что нужно просто дальше расти и будет это «вау». Всегда хотелось знать, что вот там-то нас понимают, любят нашу музыку. И очень приятно знать, что таких мест становится больше и больше.

Александр Пархоменко: Бывало мы приезжали играть в страну, где многие даже не знали, где находится Россия. Теперь русских лучше знают, конечно.

Вика Дука: Медведи, балет, балалайки? А вы, кстати, не прочувствовали этот нынешний политический момент за время ваших последних выступлений?

Александр Пархоменко: Нас многие спрашивают об этом. Очень странно, но нет. Может, люди там просто другие. Если ты профессионал в какой-то области, то вообще не суть важно откуда ты приехал.

Александр Пархоменко: Это неинтересно никому. Русских везде такое количество. Даже среди некоторых американских клубов есть выходцы из России. Русские повсюду)

Саша Гео: Это же очень хорошо!

Вика Дука: Какие треки сейчас в топе вашего личного чарта?

Юра Пархоменко: Я за двоих отвечу: чтобы понять какие треки на данный момент самые любимые, стоит открыть наш Shazam.

  1. Pink Floyd – High Hopes – это гармония на века
  2. Lovebirds – Donwanchooback – этот трек идеально подходит,чтобы прогнать питерскую зимнюю хандру)
  3. Clams Casino – I'm god – магическая музыка, уже не первый год фаворит в нашем плейлисте.

Вика Дука: Личное правило в работе вашей. Такое, чтобы железно и всё.

Юра Пархоменко: Как говорил мой знакомый, “мастеринг трека нельзя закончить, его можно остановить”. Надо всегда уметь вовремя останавливаться и начинать что-то новое, а не мучать себя.

Саша Пархоменко: Даже не допускай мыслей в своей голове, что у тебя когда-нибудь может что-то не получиться.

Саша Гео: Вам большое спасибо за интервью, я даже новое что-то узнал.

Вика Дука: Теперь надеемся на поводы от Matisse & Sadko для наших будущих бесед. А пока благодарим за интервью и прощаемся до следующего разговора с нашими новыми героями.

Хотите быть с нами? Приходите в KLEVER CAFE вечером каждой среды и знакомьтесь с интересными деятелями Петербурга.

связаться с редакцией >>>

Теги: Геометрия, музыка, DJ, город, культура, авторские колонки, спб, артист, matisse & sadko, саша гео, журналистика, редакция, матис и садко, публикации, индустрия, klever cafe, чайные сплетни, вика дука, деятели, юра пархоменко, саша пархоменко

Виктория Дука 
15 февраля 2016