ЭТО ФИЛЬМ ВЫ МОЖЕТЕ ПОСМОТРЕТЬ В СЕТИ КИНОТЕАТРОВ "СИНЕМАПАРК"
ЭТО ФИЛЬМ ВЫ МОЖЕТЕ ПОСМОТРЕТЬ В СЕТИ КИНОТЕАТРОВ "СИНЕМАПАРК"

Как сказал один из героев «Отвратительной восьмерки»: «Мерзавцы всегда чем-то заняты». Квентин Тарантино "мерзавец" тот еще. У меня он всегда вызывал уважение тем, что делает то, что хочет, как бы это не выглядело нелепо, на первый взгляд: будь то альтернативная история Второй мировой войны с участием евреев-головорезов или пародия на кунг-фу боевик. Он называет вещи своими именами: нигеров - нигерами, бл..ей - бл..ьми, и уж если льется кровь, и на пол падают отрубленные части тела – мало не кажется. Как бы это ни было парадоксальным, Тарантино со своей харкающей кровью неполиткорректностью является гораздо большим гуманистом, чем все те, кто эту политкорректность придумал. В своей восьмой картине (которая, по факту, не является восьмой) он как будто возвращается к своему первому фильму и снимает неторопливую историю образца раннего себя, по драматургии и расстановке героев очень напоминающую «Бешенных псов». Но поселяет своих отмороженных героев не в фастфудовой Америке девяностых, а на севере Дикого Запада времен Гражданской войны. Можно сказать, что «Восьмерка» даже приближается к правилам драматургии классицизма, от которых Тарантино всегда был далек: единство времени, места и действия.

Сюжет: вешатель (К.Рассел), заключенная (Д.Д. Ли), охотник за головами (С. Л. Джексон) и шериф (У. Гоггинс), скрываясь от ледяной бури, находят прибежище на полустанке в трактире. Там они встречают палача (Т.Рот), ковбоя (М. Медсен), отставного генерала (Б.Дерн) и мексиканца (Д. Бишир). Вместе они заперты на несколько дней и некоторые из них не те, за кого себя выдают.

Почему же мы любим Тарантино? Если обойтись без заумных терминов типа «эстетизации насилия», «нелинейной структуры повествования» и прочего «кинематографического постмодернизма» то, на мой взгляд, секрет Тарантино в том, что он просто великолепный рассказчик. Это, кстати, подтверждают два «Оскара» за лучшие сценарии. Историями, которые рассказывают его герои и он сам, можно заслушаться. Не удивлюсь, если когда-нибудь услышу «Джеки Браун» или ту же «Омерзительную восьмерку» в формате радио-пьесы. Его фильмы – это красочные комиксы, которые очень уютно смотреть. Автор наделяет своих героев любыми качествами и делает с ними все, что хочет. Вероятно поэтому так хорошо друг друга понимают Тарантино и Родригез («Город грехов»), у которого, к слову, режиссерские навыки на порядок выше, чем у первого.

Главные приемы Тарантино уже давно известны, но от этого его фильмы скучнее не становятся. Отличный актерский ансамбль, идеальный визуальный ряд, изощренные диалоги, продуманные мелочи, а в «Восьмерке» - частые ассоциации с театральной постановкой. Как всегда особняком стоит тарантиновский юмор, а сквозь реки крови бывает трудно поверить, что в жизни режиссер ненавидит насилие. Если же проводить параллели с литературой, то мне «Восьмерка» часто напоминала обстоятельные повествования Джека Лондона.

Тарантино из тех режиссеров, очередной фильм которого нет смысла рекомендовать или не рекомендовать. Он как неизлечимый вирус: если один раз попал в организм и прижился, то будет жить до конца. Вирусом Тарантино я был заражен сразу после выхода «Криминального чтива» и с тех пор смотрю каждый его новый фильм.

Теги: кино, рецензия, премьера, фильм, обзор, kapchiz, капчиц, тарантино, омерзительная восьмерка

kapchiz 
12 января 2016