"КОГДА ДОЛГО РАБОТАЕШЬ С БУКВЕННЫМИ ФОРМАМИ, НАЧИНАЕШЬ ЗАМЕЧАТЬ НЕ ТОЛЬКО ГРАНИЦЫ, НО И ТО, ЧТО МЕЖДУ."

Каллиграфия – искусство красивого письма, которое в последнее время вновь начинает обретать популярность. Что ждет ее в будущем? Почему все искусства должны слиться воедино? Как разрешился конфликт двух известных каллиграфов? Об этом мы поговорили с талантливым архитектором и каллиграфом – Мишей Приемышевым.

https://www.instagram.com/mishapriem/

GEO: Миша, ты же архитектор! Как тебя вообще занесло в каллиграфию?
Миша: Да, профессия моя архитектор, а каллиграф – это скорее такое погружение и переосмысление графического дизайна и той же архитектуры. Мое увлечение каллиграфией началось три четыре года назад, оно, прежде всего, было связано с погружением в тему типографики, шрифтов. До этого я пять лет занимался графическим дизайном, и мне вдруг стала все глубже и глубже интересна тема со шрифтами, и каллиграфия стала для меня важным началом понимания буквы.

GEO: Мне нравится твой логотип для театра танца Оши, а лев для фестиваля "Голоса ремесел" остался для меня загадкой. Какая работа твоя любимая?
Миша: История с логотипом для голоса ремесел, она, правда, загадочная. Оказывается, этот образ льва изначально встречался в традиционных, исконно-русских росписях по дереву: на разных сундуках, прялках. У наших предков лев – это некий символ власти и мощи, который пришел к нам с Востока. Хотя, в народных русских росписях, он более похож на собаку, чем на хищного зверя.(не помню что я это говорил) Когда мы работали над брендом фестиваля вместе со Снежаной Малашиной, мы как раз нашли вот этот образ и придумали ему новую современную подачу. Он получился линейный, с яркой графикой, а не в буквальном смысле перенесенный с росписей. Но вообще, для большинства людей до сих пор остается загадкой, почему же лев? Вроде бы северный край, откуда здесь львы?
Что касается логотипа для Ильи Оши, с ним тоже была интересная история. Илья помогал мне на фестивале «Курбанистика», проводил мастерскую танца, и у меня был встречный жест - создать для него этот логотип, то есть можно сказать, получилась такая дружеская коллаборация. Мы до сих пор с Ильей в хороших отношениях, постоянно друг другу помогаем, придумываем совместные проекты.
По поводу любимого логотипа, у меня нет таких. Есть истории про каждый, их я храню, так сказать в копилочку складываю, и это, наверное, самое интересное в моей работе.

GEO: Знаю, что ты разрабатывал один из кейсов для Диснея. А что заказчики категорически не приняли?
Миша: Однажды на воркшопе в Омске я познакомился с Катей Голдберг и Эдуардом Моро - французским архитектором, который как раз сотрудничал с компанией «Disney». Он обратился ко мне, чтобы разработать буклет про территорию, нового квартала в районе Парижа. Задача была как раз придумать графику и разработать полностью дизайн буклета для девелоперов. Мне присылали различные задачи, чертежи, планировки, а так как я сам архитектор, то в эти сценарии легко погружался, мне это все было близко и интересно.
По поводу приняли – не приняли, всегда были какие-то правки, но у нас были определенные такты в работе, то есть проект длился месяца два. Каждую неделю я высылал промежуточный результат, взамен получал правки и дорабатывал эту историю. Не было такого, что бы что-то не приняли в итоге. Мои базовые графические идеи сразу понравились, а потом мы их просто шлифовали, в соответствии с локальным французским видением, но мой авторский почерк не пострадал.

GEO: Видела пост, в котором, твои рукописные шрифты входили в топы для скачивания у дизайнеров. А как они создаются?
Миша: То, что ты видела в интернете – это наборные шрифты, т.е. они как раз создавались не каллиграфическим способом. Шрифт «Курбанистика» - брусковый, я рисовал его прямо в компьютере. Такие шрифты называют заголовочные, акцидентные. Понятно, что у них сложная читабельность, но для заголовков, для каких-то афиш они всегда уместны. У меня лично была задача - создать свежие образы. Как раз «Курбанистика» переосмысливает известную «вязь», в таком модернистском ключе, поэтому шрифт изначально создавался для фестиваля, которым я до этого занимался.
Сейчас я рисую третий шрифт, вот он, как раз, как ты и сказала, будет рукописный, то есть изначально его скетчи я создаю через каллиграфию и потом, дорабатываю это уже в векторе, шлифую формы в специальных программах. Когда очень долго работаешь с буквенными формами начинаешь замечать не только границы, но и, то, что между, и в один момент ты начинаешь создавать шрифт лишь апертурами, смотришь какие формы, символы и межбуквенные глифы возникают. Еще это называют пространством инверсии.

GEO: Не так давно у вас произошел конфликт с другим известным каллиграфом, Покрасом Лампасом, в котором он обвинил тебя в плагиате. В каких вы отношениях на данный момент?
Миша: На мой взгляд, конфликта как такого не было. Единственное, он мне в комментариях написал, что я ему подражаю. У Покраса просто есть такая черта: он мониторит других каллиграфов и когда создается что-то похожее, ему это не нравится. Вообще я всегда следил за его творчеством и знаком с ним лично, я его приглашал к себе на фестиваль в 2014-м, так мы познакомились. Покрас пропагандировал свои личные подходы, стиль calligrafuturism, говорил о неком универсальном языке для новой каллиграфии, создавал свой манифест. Так как я методолог, мне это стало интересно, я начал просто развивать эту историю, потому, что зацепился за нее. Но для Покраса наоборот, это оказалось слишко лично-авторским, поэтому он не хотел, чтобы кто-то другой трогал и развивал эту идею, поэтому тут скорее не конфликт, а просто такое недопонимание авторства. Потом он прислал мне кучу пояснений, почему он так написал и что он считает, авторством, а что копированием, поэтому он тут меня скорее просто предупредил, что так делать не надо, что лично ему это не нравится. Поэтому тут нет никакого конфликта, все хорошо, мы друг друга поняли.

GEO: Один из японских мастеров по каллиграфии сказал в своей книге, что гениальность каллиграфа заключается в том, чтобы суметь нарисовать иероглиф, не отрывая кисть от бумаги. А в чем на твой взгляд заключается мастерство каллиграфа?
Миша: Прям в точку сказано! Я тоже разделяю эту фразу. Как раз то, чем я последние полгода занимаюсь: открываю для себя природу инструмента, в данном случае – природу кисти. Рефлексируя свой опыт, я могу сказать точно, чем я занимался год назад, полтора и то, что я узнал в последние полгода – это совершенно разные вещи. Чем глубже ты понимаешь инструмент: перо, кисть, доска, засохший пальмовый лист, плюс изучаешь его возможности: твердость, мягкость, плавность, вращение, тем больше новых открытий для себя делаешь. Поэтому - да, фраза этого японского каллиграфа скорее про глубину понимания инструмента, про неторопливое оттачивание своего мастерства.

Логотип фестиваля "Курбанистика"
Логотип фестиваля "Курбанистика"

GEO: На одном из своих перформансов, ты рисовал прямо на одежде зрителей. Все ли были довольны, не пришлось, потом платить?
Миша: В прошлом году была идея сделать такой перфоманс. Я продумал концепцию, назвал его «Импульс». Его суть заключалась в том, чтобы автор, находясь в таком замкнутом пространстве, можно сказать «пакете», слушая какие-то импульсы снаружи и внутри, создавал что-то новое. Внутри - это были живые музыканты, которые играли фанк, другие импульсы – это были люди, которые заходили в этот павильон. Мое поведение на перфомансе заключалось в том, что я, слушая эти импульсы, отключал какие-то цели, стремления и просто пытался чувствовать то, что приходит извне, изнутри и выплескивал это в виде шрифтов, каких-то букв, на теплицу, на людей, на их одежду и так далее. Если честно, я вообще не ожидал, что люди будут так активно заходить в павильон, думал, все будут стесняться. Аудиторией были в основном школьники и студенты, поэтому они просто завалились толпой в эту теплицу, и все хотели почувствовать, как в них летит краска, все просили нарисовать на футболках. Поэтому, мне кажется, тут вопрос довольны - не довольны вообще даже не обсуждался. Все просто были в какой-то эйфории от того, что есть музыка и краска, и это все вместе! Поэтому, я думаю, платить нужно было мне; шучу-шучу!

GEO: Как ты видишь каллиграфию будущего, ее развитие?
Миша: Каллиграфию будущего я вижу, через синтез с другими творческими дисциплинами. Мое общее видение в том, что все виды искусства они изначально кем-то или какими-то цивилизациями были разделены, точно так же как и языки, и стремления художника – это просто найти какой-то единый путь, чувство, через музыку, через шрифт, через архитектуру и создавать свой язык. Поэтому в будущей каллиграфии, нужно не просто углубляться в технику или визуальные качества, а именно пытаться те коды, те слова, образы, которые дает каллиграфия соединять, чтобы они начали сливаться с образами: ну, например, из среды, из дизайна, города, улиц, каких-то природные явления. Перфоманс «Импульс», который я делал, как раз шел в этом направлении. Мы сами построили вот эту теплицу, позвали туда музыкантов, рисовали буквы – это был единый организм. Поэтому будущее каллиграфии, как и любого искусства – это просто возвращение к чему-то единому. Здесь важнее не визуальные качества, а нечто, что передается каким-то порывом смысла. Будущее каллиграфии в смыслах, как и во всем.

Теги: творчество, искусство, каллиграфия, мишаприем, мишаприемышев

Polina Bardeleva 
07 ноября