«Я НЕ СДУЮСЬ!» - интервью с Юрием Милославским


Вдохновившись  разговорами о массовых «сдутиях» и «надутиях» промоутеров Петербурга, мы всё же решили  не делать из легенд воздушные шарики, а по существу разобраться, что же происходит с нашим Night Life.  Юрий Милославский - первый вандермэйкер и один из самых любимых клубных деятелей Северной столицы - о том, как у него дела. А его дела, заметьте, -  это в том числе и наш отдых…

Сразу хотим предупредить, что интервью получилось немаленьким, но уж, поверьте, оно заслуживает этого!

Geometria.ru: Чем ты сейчас занят?
Юрий Милославский: Чем занят? С тобой сижу и разговариваю! Я же вообще не могу сидеть на месте, ты же знаешь... Что ты хочешь знать - что планирую или  что-то ещё?

Geo: Что планируешь и «что-то ещё»…
Ю.М.: Так, ну погнали... Планирую развиваться в разных направлениях, хочу избавиться от приставки "промоутер", потому что надоело, и направления захватить совершенно разные... Первое и самое главное, что планируется и что впирает всех и меня - это модные вечеринки в отстойных местах, которые никто не знает. Это прямо круто!

Geo: Каких таких? «Культ личности» тоже никто не знал…
Ю.М.: Ну скажем так - модные вечеринки в немодных местах, нетрендовых, в тех, в которые народ просто так не ходит.

Geo: По причине местоположения или формата?
Ю.М.: И того, и другого. Модно делать немодное модным. Причем самым первым. Этим и занимаемся!


Geo: Когда мы это сможем увидеть?
Ю.М.: Планируется два масштабных мероприятия, первое – в конце мая. Формат типа того, что мы сделали в «Атмосфере» (Вечеринка "Сон в Летнюю Ночь" – прим.ред.).


Geo: Ну Атмосфера-то многим и не понравилась...
Ю.М.: Да расскажи! Тем ста двадцати человекам, с которыми ты  общалась и  которые тусовались в «Культе Личности», – да. А  тем двум тысячам остальных, которые шли в «Атмосферу», - о-го-го, как понравилось! Хотя вечеринка и была коммерческой... Первое без второго бы не получилось. Невозможно было бы привести Листа только на маленькую площадку, а благодаря «Атмосфере» – и те сто двадцать человек в «Культе» зажгли.

Geo: …и при этом и первые, и вторые шли, зная, что смогут попасть
Ю.М.: Да! И веселье тех, кто отплясывал в «Культе», не состоялось бы без тех, кто отплясывал в «Атмосфере». Согласись, нужно уважать тех, кто  проплатил  отдых для "своей" тусовки.


Geo: Это такой грамотный ход, когда все остаются довольными… Согласна – хорошо.
Ю.М.: Да. Я развиваю два типа направлений: первый - большой и коммерческий, второй – маленькийи  камерный. Пока мне кажется, всё неплохо удается. Камерный формат нужно развивать, это очень важно. Но и коммерческий важен не менее.


Geo: А тусовки при этом разные...
Ю.М.:
Ну смотри: берем тусовку, которую взрастила «Арена» и которая сейчас сидит в «Бегемоте», берем тусовку «Дэлайта», берем тусовку людей, которые ходят на мои вечеринки, и получаем, в общем-то, тысяч пять человек. Вычитаем людей, которые вообще никуда не ходят, и в сухом остатке получаем полторы-две тысячи человек. При этом двести-триста из них почему-то не хотят тусоваться с остальными...  Это же мы вытаскиваем всех этих людей тусоваться, призываем не загибать и без того загнутую клубную жизнь, - так надо давать им всем место и время, а не просто разговаривать о том, как всё ужасно печально


Geo: Почему же тогда ты говоришь, что хочешь избавиться от приставки «промоутер»?
Ю.М.: Потому  что промоутерство - есть привлечение как можно большего количества народа, за который ты в принципе не отвечаешь. Промоутер занимается чем? Тем, что обеспечивает людей на мероприятии. Я считаю, что я занимаюсь  продюсированием мероприятий. Смотри: вечеринки в «Культе Личности»… Там я выступаю промоутером - пригласили народ, все знают, на что идут, всем весело, ничего больше там придумывать не нужно. Но есть и другое - продюсирование.


Geo: Поясни.
Ю.М.:
Берем  последнее  крупное мероприятие: я занимался там всем - свет, звук, шоу - от того, кто его воплощает, до того, какие это будут костюмы, во сколько кто полетит, а кто прыгнет, что при этом будет делать Лист и как это всё подать  настолько кайфово, насколько я сам увидел это! В итоге, что мы имеем: тридцать пять минут идет микс хитовых песен со словами и танцпол поёт хором. Девочки счастливы, а мужики в это время пьют в баре. Буквально через полчаса - всё, другая музыка, другое настроение!  И Лист играет написанные им трэки под офигительное шоу!


Geo: А Лист остался доволен?
Ю.М.:
Лист остался очень доволен! И бабла мы заработали  - все довольны! (смеётся)

Geo: Реально сделать громкое мероприятие без Листа?

Ю.М.: Да, конечно. Реально. А эти истории «хватит возить только Листа» - я вожу Листа ровно три раза в год: есть Лист весенний, Лист летний и Лист осенний.

Geo: «Эскобар 2010».  Маша Печатнова вывесила топик о продаже  своей доли в Эскобаре. Это что?

Ю.М.: Думаю, это называется «чтобы Юра Милославский быстрее расшевелился». Маша, не секрет, является  моим партнером по этому проекту, но теперь ей не до этого, семья – святое, поэтому возник вопрос о выкупе доли. Разумеется, это обращение – ко мне. Что касается открытия - конец июня/начало июля. Формат – субботы. Ну и все вечеринки, которые мы любили, плюс появятся  новые. Еще мы попытаемся возродить один бренд со старыми друзьями, если  получится, посмотрим. Пока не скажу. Как пляж работать Эскобар будет, но опять же – всё зависит от лета. Какое лето, такой и пляж. Вот мы с тобой сейчас наговорим, а потом кто-нибудь возьмёт и  всё это спалит – оно нам надо?!

Geo: Что касается «Miloslavsky WonderMaker Agency» – оно еще есть или остался только Милославский?

Ю.М.: Не дождётесь! Конечно, есть. Есть люди, с которыми я работаю, время от времени привлекая их к разным проектам. Есть моя постоянная команда, помимо Насти Печатновой, - это еще пара человек, которых не видно, но они хорошо делают своё дело. Соответственно, WMA – это такая своевременно меняющаяся команда, со своим постоянным костяком.

Geo: С ребятами из Delight общаешься?

Ю.М.: Мы в отличных отношениях, и мы бы рады посотрудничать, но просто проектов нет.

Geo: Кто-то говорил, будто они имеют отношение к клубу «Собрание».

Ю.М.: Нет, абсолютно никакого. Я в «Собрании» был …. Кстати, вот будет еще и третье направление моей деятельности – реанимация заведений. В стиле Михаила Орлова. Знаешь, приходишь в погибающее заведение и говоришь – «сделаю здесь хорошо, дайте денег». 

Geo: Ты этим уже занимаешься?

Ю.М.: И занимался. Delight-то был реанимирован.

Geo: Куда ты сам сейчас ходишь?

Ю.М.: Никуда не хожу. Есть места… я  не говорю, что их нет. Есть клубы. Если говорить интересно ли там – я говорю «нет». Есть ли перспектива у них – наверное, да. Ситуация, как складывается - кто-то огород сажает, а урожай собирает другой. Есть какие-то попытки, и пусть они происходят. Раньше была «Арена» и другие клубы. Был «Опиум» и другие клубы. Теперь – только  другие клубы.

Geo: «Дэкаданс» закрылся, на его месте открылся гей-клуб.

Ю.М.: Ну давай поговорим о геях! По поводу геев могу сказать, что гей-заведения должны быть трендовыми и тогда они  какую-то роль сыграют, какие-то тенденции привьют. Вообще у нас сильно поменялся состав клубящихся, и в Москве то же самое. Ушло понятие тусоваться каждую пятницу и субботу,  еженедельно. Потому что в принципе ничего интересного нет, возникает вопрос – «а куда?». Поэтому качается формат «бегемотов»,  он денежный. Но мне такой формат неинтересен. А количество людей, которых  интересует тусовка, не уменьшилось.

Geo: Почему тогда есть спрос, нет предложения?

Ю.М.: Ситуация, скажем так, не очень радостная. Сейчас повсеместно царящий формат позволяет многим клубам  гарантированно  волочить  своё существование, выходить в ноль или чуть-чуть зарабатывать. Но здесь должно быть понимание того, что вскоре такой формат станет неприбыльным. Нет таких клубов, которые давали бы праздник. «Арена» давала  мощный заряд, «Опиум» так же,  это был праздник, который боялись пропустить.  А сейчас так: кто рискнул – тот проиграл. Проиграл «ДенисПопов Бар», это понятно, его нет.  А Дениса Попова там  нет давно. «Декаданс» не проиграл, он просто пережил свою эпоху и закрылся. Я, конечно, считаю, что лучше закрыть проект, когда он еще  популярен.

Geo: Уходить лучше красиво, это понятно.

Ю.М.: Даааа….. Что-что,  а уходить красиво мы  умеем (смеётся). А что касается будущего – по своим, по друзьям, по маленьким заведениям – это будущее хороших  вечеринок. Большие мероприятия – они тоже имеют место быть, но в другом варианте, не каждые выходные, и хочешь-не-хочешь - там не услышишь хорошей музыки нонстоп.

Geo: Что с твоими вечеринками? Какими  доволен/недоволен?

Ю.М.: Вечеринка, которая была 14-го февраля (прим. ред. - Бал епископа и Сучки),  она не была такой отвратительной, но мне она не понравилась. Неудачное время и место не очень удачное. У людей еще не было жажды тусоваться. А вот время апрель-май – идеально для больших мероприятий, это подтвердила и последняя вечеринка. На Хэллоуине было шикарное огненное шоу, и я могу сказать точно -  это было последнее огненное шоу, которое все видели: к сожалению, события в Перми показали, что больше такое возможным не будет.

Geo: Готов сейчас открывать клуб?

Ю.М.: Строить ли сейчас здоровый клуб…? Понимаешь, объединение большого бабла с промоутерами сейчас крайне неудачны: это и ресторан «Ленинград», и «ДенисПоповБар»... Понимаешь, промоутер не генерирует бабло, промоутер - не  есть гарантия успеха коммерческого мероприятия.

Geo: Промоутер промоутеру рознь…

Ю.М.: Еще раз говорю - продюсер может, промоутер -  нет.

Geo: А промоутер сейчас кто?

Ю.М.: …Лекокаин. И здесь я считаю как раз обратная ситуация – деньги убили хорошую промогруппу. Тема о том, что сейчас мы всё сделаем, и к нам придут две-три тысячи наших человек, и всё будет круто, и они нас будут любить! Зачем нам дергаться и окучивать кого-то еще, когда нас любят и так с  нашей субботой. А мы им еще и в среду позвоним и чего-нибудь предложим, а в понедельник предложим тур в Египет, а во вторник майонезом торганем, и  чтобы от нас вообще не отделались - запустим вечеринки во все дни недели.

Geo: Заполонили?

Ю.М.: Знаешь, есть такая  рубрика в «Собаке»  – «город устал»…

Geo: Ты не потерял острый нюх? Многие говорят, что у Милославского  все  Листом ограничивается...

Ю.М.: Нет… И неправильно видеть за вечеринкой в «Атмосфере» только Листа. Люди, которые пришли туда, шли не на Листа, а многие и не знали, кто он такой. Я уже говорил:  Листа вожу три раза в год. Те, кто шёл на него, так же шли и на Егора. Эти люди  идут на музыку.

Geo: Кстати, Москва уже открыла Егора, а Петербург почему-то отстает в этом вопросе...

Ю.М.: Егор отличный диджей, он взрывает танцпол! И я думаю, что сейчас он будет очень популярен. Но судя по всему, пока, по харизме, по внешнему появлению и по музыке – Лист непревзойдённый среди ди-джеев. Ну, нет такого ди-джея, который бы так выглядел, так одевался и так играл музыку. Есть всё, но по отдельности, вместе – ни у кого нет.  Он лучший, а мы стремимся к лучшему. И не стоит сбрасывать его со счетов -  Саня играет разную музыку и создает отменную ауру, и на протяжении многих лет всё равно остается популярным.

Geo: Как ты вообще относишься к разговорам о твоих вечеринках?

Ю.М.: Что касается людей, которые не ходят на мои вечеринки, неважно -  я их не приглашаю, или они сами не хотят ходить - Юра Милославский для них не царь, не бог, не авторитет  и никогда им не будет. У них  всё хорошо и свои вечеринки.  В принципе здесь мы с ними довольно гармоничны. А кто пришел на мою вечеринку и сказал «Милославский сдулся» - ну так это нормально, всегда такое было: Милославский сдулся, Мурадян сдулся, Попов сдулся, тот сдулся, этот сдулся…… А  не сдулся тот, кого судя по всему  и не было.

Geo: Кого ты видишь своим конкурентом?

Ю.М.: Начнем с того, что денег ни у кого нет. Раньше были спонсоры, теперь с ними сложно.  То, что происходит со спонсорами, вызывает шок.  То есть вопрос не стоит так: людей в клубы стало ходить в четыре раза меньше, поэтому делаем мероприятие в четыре раза тише, тратим в четыре раза меньше. А денег не стало в четыре раза меньше, их в некоторых моментах вообще не стало. Очень сложно, когда бюджетов нет вообще. Все волшебные красивые мероприятия нуждаются в спонсорах.  В большинстве случаев сейчас формируется некая новая клубная арифметика – как бы сделать  мероприятие и не потратить ничего, потому что ничего и нет (смеётся).

Geo: И в чём же теперь секрет успеха?

Ю.М.: Пока секрета нет.  Я делаю то, что придумал, заморачиваюсь на то, как это воплотить, донести до людей, которые работают со мной. И опять же  - время, место… Людей-то тусоваться меньше не стало: собери сейчас  всех, кто разбежался по мелким заведениям,  и получишь те же полторы тысячи человек. Просто когда нет лидера, никто не знает в каком направлении смотреть.

Geo: Давай поговорим о твоей политике общения. Видимо время диктует свои правила: раньше промоутеры были закрытыми, с народом не общались и были в своём ореоле славы. Милославский сейчас – человек-общение. Пишешь, отвечаешь…

Ю.М.: Можно сказать, что я опустился до аудитории, можно - что аудитория поднялась до меня (смеётся). Во-первых, аудитория стала лучше. Понимаешь, сформировался некий круг людей, которым нужны мероприятия и мероприятия эти не очень массовые… И всегда такие люди ведут обсуждения с позиции компетентной. И адекватная критика всегда мной воспринималась, во всех проектах это было. Звонят со словами «Юра, как же так, такое шоу суперическое, а в туалетах бумаги не было», или «на входе  злобная Вика Дука стоит и меня не пускает». Я ко всем прислушиваюсь!  А голословная критика вызывает смех. Критика «Милославский сдулся» вызывает, конечно,  более нервный, но всё-таки смех. Мне не нравится сеть «Одноклассники» -  я перешел на Facebook. И не кричу, какая отстойная сеть «Одноклассники» - на ней миллионы сидят, априори не может быть отстойной.

Geo: Кстати, не считаешь ли ты, что вместе со сменой клубного круговорота  и  понятие «фэйсконтроль» в первоначальном  виде утратило свою надобность?

Ю.М.: Нет. Фэйсконтроль  и хорошее мероприятие – понятия неразделимые.

Если на вечеринку хочет попасть больше  людей, чем там хотят и могут видеть (а на хороших вечеринках только так и бывает) - фэйсконтроль будет нужен всегда. Это прописная истина. Скоро и в «Культ Личности» фэйсер  понадобится – это же  очевидно. Даже речи быть не может о неактуальности фэйсконтроля, вопрос в качестве.

Geo: Скажу одно слово - ди-джеи кто?

Ю.М.: Егор, как я уже сказал. Джеф -  играет разную коммерческую музыку, ничем себя не скомпрометировал, набирает обороты. Тарасов. Стас Тито, которого все услышат в «Эскобаре» и у которого своя особая харизма. Понимаешь, проблема в том, что я не вижу никаких диджеев экстра класса вообще в России. Понятно: Лист, Фиш, Спайдер, Нильс, Володя Трапезников – это жестко андеграундные диджеи.  Кубиков, Санчес…  Но это всё немного другая история. Невозможно слушать в праймтайм на мероприятии, но на  вечеринке в клубе, взять «Крышу мира» – пожалуйста: тягучее сорокаминутное техно пойдет на ура и это будет интересно. Это хорошо там, где  и происходит, -  в заведениях этого формата. Фиш, Спайдер –  отдельная история, молодцы, маленькую площадку  всегда взорвут, что касается  больших площадок – здесь я уже негативно  отношусь. Да  и им неинтересно,  это рэйв.

Сочетание коммерческого и некоммерческого. Хм. Наверное,  Иван Рудык. Он уже не обладает ореолом ди-джея номер один, который у него был, но играет в «Soho Rooms» и тоже очень неплох. Паша Кореец -  стоит очень дорого, но я всегда привожу его в Эскобар. На мой взгляд, он один из немногих, кто способен зажечь взрослую публику.  Очень мне понравился ди-джей Юар, которого мы привозили в «Delight», один из резидентов «Famous», по-моему. Играет некоммерческую музыку, отличный парень, отличный диджей, но он не звезда…

Geo: Не готов делать звёзд?

Ю.М.: Почему…Занимались этим уже. Все помнят Листа и  Шушукина. Просто сейчас нет харизматичных, материала мало.  Или, знаешь, люди звезду ловят: потенциал есть, но губят бизнес просто потому, что начинают мало делать  и много просить.

Geo: Из питерских не столь дорогих ди-джеев кого выделишь?

Ю.М.: Давида Бэда слышал в «Дэкадансе». Княгиня, кстати, неплохо играла, но она уже московская, конечно. Бумер мне нравится, как музыкой швыряется. Uma&Uma - очень хорошие. Чёрт его знает … так прямо, чтобы выделить… Многие просто не вписались во время, а надо делать  многое, чтобы вписаться -  суетиться, бегать  и работать.

Geo: Ты суетишься?

Ю.М.: Знаешь, в сорок лет  не особо побегаешь! Но я готов и побегать, и поработать - это мне нравится, но конечно бывает и тяжело. А кто не бегает - реально сдувается.  

Geo: Некоторые только в хороших руках могут работать хорошо.

Ю.М.: А это же случается так: когда работаешь в команде, так или иначе становишься проводником того человека, который тебя возглавляет.  А потом начинаешь потихонечку выдавать его идеи и телодвижения за свои. Это же просто! Сидишь на собрании и слушаешь, участвуешь и чувствуешь себя на уровне. А  потом уходишь в свободное плавание, а идей то нет  этих первоначальных! Второстепенные идеи остаются, а что с ними делать – не знают.  Люди разные.

Geo: Давай поговорим о разных людях и новых начинаниях.  Молодые, «Лошадки» и тому подобное.

Ю.М.: Хорошо, когда есть новое. Чем больше, тем лучше. Просто это абсолютно  другая аудитория. Мы уже очень давно делали панковские вечеринки, где люди подходили к вопросу очень творчески: одевались, круто выглядели, балдели от этого трэша,  и  было  прикольно! Слушай, на первой такой вечеринке  Косинус еще даже не играл, и был не диджеем, а парикмахером,  и  чесал всем ирокезы!  Что касается этой истории - в одну воду дважды не входят, хотя Михаилу Орлову это, видимо, удаётся... Понимаешь, какое тут дело: сколько просуществовал «Лекокаин»? Лет семь-восемь. Сколько они просуществовали в популярном формате? Года три. Сколько просуществовала «Лошадка»? Год…и уже получила маргинальный статус. Хотя на самом деле могло получиться очень прикольно, если бы это был закрытый характер вечеринок. Сама идея изначально прикольная – фрики, люди переодеваются. Но всегда нужно понимать. У меня же тоже были вечеринки «Scandal in Pornography»:  как только ты начинаешь эксплуатировать эту тему, не надо в нее углубляться – это игра на грани. Но грань-то  переходить не нужно. Мне очень нравится визуальный ряд «Лошадки», и то, что «Piece of Cake» делает, - шикарно. Всё остальное – неинтересно.

Geo: Новую публику привлекаешь?

Ю.М.: Конечно. «Дэлайт» был ориентирован полностью на новую публику. В «Атмосфере» люди были, которых вообще никто никогда  не видел: реклама шла по радио «Эхо Москвы» и «Бизнес FM». И кстати многим вопиющим нужно относиться к этому терпимее: всегда есть дядечки, которые, грубо говоря, платят за досуг остальных. Зато никто не забыт. Это же и была прелесть второй «Арены»: туда могла прийти ты, мог выйти  Фрол потанцевать на танцполе, тут же мог выйти депутат какой-нибудь, Валентина Ивановна  отжигала…  В этом и прикол – замешать такой микс, чтобы комфортно было всем. К этому я всегда стремился, и  буду продолжать!

Geo: Высокие планы на жизнь. Кроме клубного, что тебе интересно?

Ю.М.: Ответвления были всегда, просто никто об этом не знает из широкой публики. Мне всегда была интересна режиссерская часть, а она не только в клубах востребована. Всегда есть возможность уйти в какой-то параллельный смежный бизнес. Мне еще, например, интересны рестораны. Причем интересна больше дизайнерско-кулинарно-логистическая часть, нежели пафосная  дизайнерско-арт-директорская, типа кого позвать, как открыть и так далее. Я бы делал ресторан такой, который бы нравился  мне и моим друзьям, потому что нас  много, а места такого нет. У нас в России это почему-то  не принято, потому что все в первую очередь о деньгах думают. А в Европе именно такие полусемейные рестораны и ценятся. Серьёзно, я бы открыл ресторан. Мне очень нравится эта идея. Кроме того,  можно делать start-up открывающихся ресторанов, т.е. не загибающихся, а еще не открывшихся.

Ещё хотелось бы повторить за границей опыт  вечеринок. В прошлом году прошла вечеринка в Майами, в  этом прошла, и всё получилось отлично. Там другая публика, но это очень интересно. Там я не Милославский, поэтому вижу адекватно, что всем понравилось или нет.

Geo: О том, что понравилось/ не понравилось… Давай про «Sobranie»

Ю.М.: Это за  гранью добра и зла, конечно.  Дизайн собрал в себе всё самое худшее за 20 лет развития клубной жизни. Ну, нельзя так…Можно же было хотя бы своровать чью-то идею. Ну, были же хорошие клубы. Тот же «Духлесс»  - ничего нового не придумали, но сделали всё хорошо и нашли свою публику. Меня другое поражает -  люди, которые обсуждают и  пишут  в Интернете «звук в Собрании подкачал»: всё равно, что пересесть из Ferrari в Копейку и сказать «руль мне как-то не нравится, как поворачивает»…а всё остальное вроде ничего!

Geo: Что скажешь насчет твоего особого стиля – обо*рать и остаться хорошим парнем. Это политика твоя такая?

Ю.М.: Ну почему же… Это то, за что мне  мама предрекала, что меня будут бить в школе, в армии и по жизни! В итоге нигде не били… Ну да, это мой особый стиль. Попробуй так сделать!

Geo: Все твои «говнотексты» - твои?

Конечно! Графоманство у меня в крови.  А кто еще так напишет? Я периодически читаю  чужие пресс-релизы,  реально смеюсь и получаю удовольствие: «в данном мероприятии организаторы хотели учесть огромный опыт популярности…». Девять слов и ничего.

Мне нравится писать. А  «говнотексты» вылетают вообще моментом - потому всем и нравятся, что очень серьёзные. У меня гены!

Geo: Что можешь сказать о неимеющем место быть «Night Life Awards»?

Ю.М.:  Awards чего? Так и напиши – какой Night Life, такой и  Awards!

Geo: Исправлять ситуацию будешь? Ждать ли нам «бомбы» от Милославского?

Ю.М.: Конечно! Первую – в последние выходные мая. Вторую – позже. А там уже  лето и Эскобар. Не сдуюсь я, не сдуюсь!

Виктория Дука, г. Санкт-Петербург

Теги: милославский, юрий милославский, miloslavsky wondermaker agency

Виктория Дука 
30 апреля 2010