19 лет исполнилось телеканалу, который верой и правдой формировал музыкальный вкус поколения Y. 29 сентября в баре «Огонёк» отметили День рождения нестареющего MTV под присмотром ви-джея Александра Анатольевича.

Команда Geometria Екатеринбург выросла на музыкальном телеканале и помнит все костюмы Александра Анатольевича, в которых он появлялся в эфире. Журналист портала не смогла отпустить Александра без разговоров за чашечкой чая и тысячи вопросов. Общение получилось душевным и чуть-чуть философским.

Первое, что я от вас услышала сегодня, это то, что после нашего общения вы отправитесь спать. Сколько вам нужно времени, чтобы выспаться и хорошо себя чувствовать?

По-разному. 2-3 часа и я опять готов ко всему. А иногда хочется спать сутки напролёт. Находишь окно в рабочей суете и думаешь: «Выключу-ка я всё, в том числе всю связь, забуду обо всём и буду дрыхнуть». Жить без сна не только вредно в медицинском смысле, это ещё и заставляет делать всё вполсилы. Когда КПД стремится не к единице, а в обратную сторону – это плохо.

Люди стоят в пробках и придумывают себе: «Вот дождь пошёл, давление низкое, ещё что-нибудь…». Просто нужно ехать, а не спать за рулём, не спать! Как там говорят? «Поднять – подняли, а разбудить забыли», – вот такое клише. Кстати, терпеть не могу клише. Стараюсь их избегать. Ну, вот как можно выйти из дома, если ты сонный? Как можно делать всё вполсилы? Как можно бежать, но неохотно? Ну, может быть и охотно, но сил нет. Соберись! Делай что-нибудь. Будь ответственным и выкладывайся. Это чуть ли не философский вопрос, поэтому если отдыхать, то тоже в полную силу. Если есть возможность, то я сплю самоотверженно. Хоть и звучит это смешно звучит – это очень непросто: взять и выспаться. То стрессы, то беготня, то просто думаешь о чём-то или беспокоишься. Спать не получается, если действительно увлечён чем-то, а если не увлечён, то конечно тебе всё равно. Тогда лучше ничего не делать, как со многими и происходит. Ну, раз всё неинтересно, то и ничего не делаешь. Ничего не делаешь – тогда и не ошибаешься. А вот тогда ты молодец! Видишь, какая хорошая форма? Но я так не умею.

Вы очень много работаете. А есть ли какая-то вещь или деятельность, которая помогает вам расслабиться?

Могу включить какой-нибудь фильм и с головой уйти в то, что смотрю. Сценарий, игра актёров, музыка в фильме… Высматриваю каждый кадр – я очень хороший зритель. И в этот момент никогда и ни на что не отвлекаюсь. Я перегружаюсь от компьютера. Могу заняться какими-нибудь семейными делами. И пока всё не переделаю, пока всё не учту, обо всём не позабочусь – я не отвлекаюсь ни на что. Стараюсь сделать что-то одно, потом другое, а потом пятое, десятое – не всё сразу. Потому что твёрдо знаю, что всё сразу никто и никогда не может сделать одинаково хорошо. Уверен, что многозадачность – это миф. Мы же не айфоны! Многозадачность – это когда можно открыть сразу много окон и в них во всех параллельно работать. Меня интересует результативность. Если ты что-то делаешь от и до, то у тебя уже будет время, силы, внимание и концентрация всех твоих мыслей на одной задаче. Разговаривать по телефону и вести автомобиль, уверяю вас, тоже невозможно. Хотя все так и делают. Поэтому они стоят в пробках и по телефону у них разговоры: «Ну ты чё? Ну ты как? Да ладно? Ну и где ты? А чё потом?» Ни о чём! Ни – о – чём! Кипучая, бурная бездеятельность.

Вы не первый раз возмущаетесь тому, как люди ведут себя в пробках, говорят по телефону…

Просто это банальный пример, который понятен любому. Он близок каждому. Все в этой ситуации бывают. Могу любой другой привести, я люблю метафоры. Замечаю всё и возмущаюсь. Не вслух, конечно. Не подхожу и не делаю замечания. Я же не какой-то там сумасшедший, чтобы всех исправлять и поучать. Нет! Мне говорят: «Абстрагируйся и не обращай внимания». Да не может такого быть! Если ты где-то находишься, то ты всё видишь, всё слышишь, на всё реагируешь. А если этого не происходит, то тогда тебя там нет. Нельзя присутствовать вот так мерцательно. Вроде что-то слышу, но не разбираю, что сказали. Вроде посмотрел фильм, но я там толком не всё понял, ну и ладно. Это какая-то ерунда!

Вы это считаете хорошими манерами, или всё же какой-то профессиональной деформацией?

Если речь идёт о профессиональной деятельности, то тут да, о профессиональной деформации. Просто я сразу смотрю, какой звук, какой свет, как работают кондиционеры, какой сервис, какая музыка звучит в заведении, кто как выглядит – по дресс-коду или нет. Это я подмечаю. Потому что не делаю от и до мероприятия сам, но я в них полноправно участвую уже много лет. Я знаю, что значит хороший event, а что плохой. Я знаю, как выглядит хорошо обустроенный концерт или бекстэйдж. От парковки и гримёрки, до выступления и гранд-финала. Надо всегда всё замечать, видеть, слышать и делать выводы. Для меня это всё же рабочие моменты. Это профессиональная деформация. Я не могу быть просто зрителем, который кайфует, потому что шумно, весело и всем хорошо. Немножко абстрагироваться от этого я могу. Всё равно есть вот эта поправка. Если будет плохой звук, то я всё равно это услышу, замечу. Главное ещё и качество, потому что я всегда смотрю за качеством, в первую очередь того, что делаю сам, то есть за собой смотрю. А манеры хорошие – это то, чем ни один из нас похвастаться не может. Ни у кого манеры идеальными быть не могут. В наше время я иногда вижу и слышу такие вещи, что просто удивляюсь. Поведение некоторых людей вообще не попадает в список хороших манер. И я знаю почему. Потому что никому это не важно. Хорошие манеры – это не так сложно. И они начинаются с того, как ты подаешь себя, что ты себе позволяешь, и как это отображается на других, вот и всё. Если тебе это действительно важно, то ты автоматически начинаешь вести себя правильно. Правильно, в любой ситуации, везде есть свой код поведения. В одной ситуации определенный набор навыков и манер, слов, внешнего вида, а в иной ситуации что-то другое. Всё равно везде есть определенные правила. Они не прописаны, просто их нужно чувствовать и учитывать. И если ты этого не делаешь, то это уже самое большое нарушение хорошего тона. Просто в каждой ситуации ты отвечаешь за своё присутствие и свою деятельность в каждом моменте. Мне так кажется, но, к сожалению, так не кажется очень многим другим. Они не считают должным об этом думать. Это грубейшая ошибка с их стороны.

Получается, правильно говорят, если вы хотите жить комфортно с человеком, то вставай на место другого?

Отчасти да. Вот ты хочешь, чтобы с тобой так разговаривали? Нет. Ты хочешь сидеть за столом, есть, пить и приятно с кем-то беседовать, а рядом будет сидеть человек и орать по телефону, выясняя, может какие-то свои очень важные, но очень громкие вещи? Конечно, ты этого не хочешь. Тебе это будет не по кайфу. Тогда и ты попытайся сделать так, чтобы людям вокруг тебя это не досаждало. Вещи-то простые, остается только об этом подумать и поступить должным образом. Вот тебе и манеры, совсем не обязательно проходить курс vip-дворецкого или окончить институт благородных девиц. Тех самых манер, о которых принято говорить в высоких собраниях, всё равно уже нет. Я однажды был на очень важном, так называемом, чаепитии в Англии. И на этом чаепитии были члены королевской семьи. Очень высокопоставленного, аристократического поведения люди, которые занимаются меценатством. Они держались очень просто и достойно. И это других обязывало вести себя так же и по отношению к ним. И это не какой-то парад тщеславия, протокольное собрание, это особая атмосфера, очень уютная всем.

Были ли моменты, когда человек себя плохо вёл и вы не выдерживали?

Ты имеешь ввиду драки в кабаках?

Я не имею в виду драки. Допустим, сделать замечание или помочь девушке, на которую орёт мужчина?

Всякие заварушки бывали, конечно. Как у нас и без заварушек? Тем более, если моя работа связана с ночными заведениями, клубами, где люди явно не чай пьют. У них происходит обострение – у всех эмоции и амбиции. Ладно, эмоции, ну, весел человек, поёт, но почему-то часто людей заклинивает на какую-то злость, выяснение отношений. Что выяснять? У всех праздник. Привыкай к празднику. Так нет же, найдется обязательно кто-нибудь, кто должен всё это испортить, потому что ему надо переключить внимание на себя. Конфликты бывали, просто я всегда пытаюсь уйти от этого очага. Если я вижу, что можно выйти из данной ситуации, то могу просто бросить это. Часто на это начинают агрессировать. Начинать разговаривать с человеком по-французски и ставить его на место – бесполезно. Для начала можно не реагировать. Но потом можно просто всем видом показать, что не желаешь продолжать эту ситуацию. Но есть ведь безвыходные ситуации, тогда надо действовать. Потому что другого выхода нет. К сожалению, такое тоже бывает. И я не думаю, что это геройство, это никогда не бывает приятно. Не самому, ни другим видеть неприятно. Это сгусток отрицательной и очень неразумной энергии. Позитив зависит только от тебя и твоего окружения, которое ты же создаешь.

Я почему про это спросила. Когда вы говорили про поведение, вспомнила концерт группы «Ленинград» у нас в Екатеринбурге, когда во время песни «Сумка» началась драка, и Шнуров не продолжил петь, а остановил песню и сказал: «Я не продолжу, пока вы не успокоитесь. Либо вы выйдите, либо встанете по разные стороны и не будете трогать друг друга». И вот было интересно, как люди реагируют на подобное.

А что сделал зал?

Он сделал всё, чтобы драка прекратилась.

Правильно! Зачем? Неужели была такая безвыходная ситуация? Они что там, за правду встали? Нет же! Это просто у кого-то вспыхнул психоз. «Отвага и слабоумие» – это то, что написано у многих на флагах. Зачем? Если это действительно важно, если тебе нужно за кого-то вступиться, если ситуация действительно велит поступить так, потому что это справедливо – вот это другое. Что может быть на концерте? Выпили все, поют песни знакомые, любимые. Пришли поорать и повеселиться, отлично! Выпустите пар! Ведь его можно выпускать сообща и радостно, а не друг на друга лезть. Я вообще не думаю, что у агрессии есть здравый смысл. Если ты что-то ненавидишь, и ты разозлён, то ты уже не прав. Существует много истин, где подтверждается это. Лучшие умы человечества сходятся в одном, если тебя распирает от злости, то ты уже слабый!

На интервью Найк Борзов как-то рассказывал мне, что выкручивал в отеле лампочки, потому что некоторые чуть-чуть мигали, и ему это не нравилось.

Он же выкручивал не потому что хотел их забрать домой? Так ведь? Здесь я прекрасно понимаю Найка и могу поддержать. Знаешь, есть один Стейк-хаус в Москве, я в него хожу постоянно, потому что люблю хорошие стейки. Там мне все нравится, но эта люстра над столом... Она большая, яркая, с таким красивым плафоном и так низко висит, причем в нее вкручивают такую большую старомодную лампу, которая почти на уровне глаз. Я понимаю эту стилистику, но не понимаю одного: почему эта люстра должна светить прямо в глаза так, что меня через минуту круги в глазах? Это ведь не какой-то огромный зал, не какая-то бильярдная. Я думаю, что это просто ошибка дизайнера. Я взял салфетку, что-то подкрутил немного и она «чик» – погасла. И сразу хорошо, сразу глаза отдыхают. Подошёл распорядитель и сказал: «Что-то у вас лампа перегорела, сейчас мы её заменим». На что я ему ответил, что она не перегорела, всё отлично, она не нужна. «Но у нас дизайнер, который всё это придумал…». «Ну и что? Но человек, который сидит прямо напротив меня, я его не вижу». Сейчас, когда я прихожу в это заведение, над моим столиком всегда немного выкручивают лампочку, не сильно, чтобы другой посетитель после меня смог «насладиться» светом. Я же не против! Если хотите, то можете себе направить хоть прожектор в лоб, но без меня. Да, я выкручивал лампы. Что я делал такого непозволительного в отелях? Я точно могу забрать со стола с собой вот эти склеенные между собой бумажки – записки и какую-то ручку или карандаш. Почему? Потому что, во-первых, это сувенир, и он мне напоминает о приятной поездке, а я, как правило, нахожу все поездки приятными. Всё равно это какое-то приключение. И вот у меня потом в каком-нибудь стакане для карандашей торчит этот карандаш, а на нём написано название отеля и город, я посмотрю и улыбнусь. У меня есть карандаши, вы не подумайте, что я их беру, чтобы ими барыжить потом. И все отели уже точно знают, что вот этот мерчендайзинг – он уже на балансе. Вы его сделали для того, чтобы он испарился. Кто-то возьмёт карандаш и выкинет… Это расходная часть. То же самое с халатами, полотенцами, тапками и прочей ерундой. Во-первых, это муторно. Не, на самом деле это не хорошо взять и утащить халат с полотенцем. Это тоже воспоминание об отеле, но не до такой степени. Я могу вернуться ещё в этот отель, это раз. Кто-то может расстроиться, кого-то накажут за то, что халат исчез. Даже если тащить с собой, ну что это? Вот маленький сувенир – он всегда приятен. Больше никаких разбойничьих приключений я тебе сказать не могу. Были разные шалости, но они точно никогда не выходили за те рамки, где они были проблемой для других.

Шоумен, ведущий, певец, диджей, преподаватель, по образованию медик. Какие еще профессии вы успели за свою жизнь освоить?

Я был хорошим матросом. Выполнял любые обязанности, как и любой матрос. Мы все вкалывали, было непросто, но это был настоящий кайф.

Вы уходили в долгое плавание?

Это не была беспрерывная вода. Мы ходили из порта в порт. Но это были довольно большие расстояния.

А официантом или расклейщиком не приходилось работать?

Курьером я работал не раз, работал дворником, почтальоном… Когда ты учишься в школе или в институте, то есть такая возможность рано-рано разносить прессу – газеты. Ещё я был санитаром в клинике и инструктором по общей физической подготовке – даже имеется запись в трудовой книжке! Это было серьезное спортивное общество. Общая физическая подготовка – это тот уровень, который я мог осилить и преподать другим. Я же ещё продавцом был! Продавал всё, что было очень привлекательным в то время. Особенно какие-то фирменные вещи или проще говоря - фирмА. Продавал алкоголь, чипсы всякие, жвачку, конфеты пёстрые, нарядные… То есть, дефицит. Можно было купить всевозможные диски и тут же плеер к ним. А если пройти чуть дальше, то можно было увидеть одежду и обувь. Я всё про это знал, всё мог прокомментировать и посоветовать. А это было сложно, ведь было самое начало 90-х и с деньгами у всех было очень туго. Если же они у тебя всё же были, то ты тратил их только на что-то очень важное. Так вот объяснить человеку, что именно в твоём магазине есть то, на что стоит потратить деньги, не обмануть его, а дать понять, это очень непросто, можно сказать даже, что это целое искусство. Не впарить и по ушам проехать, а дать верный совет, чтобы человек остался доволен и в следующий раз попросил заныкать понравившийся виски, чтобы успеть купить. Это уже максимальный уровень, когда ты стараешься сделать для человека всё, чтобы он был рад.

Вы отличный продажник. Сейчас есть тенденция, что медийные личности рекламируют какой-то продукт, как вы к этому относитесь?
Расскажите о своем опыте

Я долгое время был лицом компании «Очкарик». Смешно было, когда мне позвонили и сказали: «Вы хотели бы рекламировать оптику?». Я говорю: «Ну, да, только мне нужны условия, без них сейчас ничего не делается. И вообще поясните, что значит оптика? Это микроскопы, подзорная труба, театральный бинокль, какая оптика?». На что они ответили, что их компания называется «Очкарик», и что если я свяжусь с их брендом, то не будет ли меня коробить, что появится ассоциация с этим словом? Я тогда сказал: «Друзья мои, у меня нет комплексов на эту тему. Я ношу очки, соответственно, я – очкарик». Вот если бы мне в первом классе сказали так… Я ведь никогда не носил очки, это вот последние несколько лет происходит. А в школе это была бы какая-нибудь драка на портфелях. А здесь, наоборот, это что-то доброе и уютное. В итоге, мы сняли телевизионную рекламу, записали радиоролики, мои баннеры были на всех перекрёстках, а также во многих магазинах. Я выступал как бы гарантом качества, потому что Анатолич плохого не скажет. А оптика была действительно хорошая, там же можно было получить рецепты, купить стёкла и оправы. И вот прошло года 2-3 и мне уже стали говорить, что я надоел, а надоедать я не хочу. Всё должно быть в меру всегда и во всём, в том числе твоё присутствие. Я хочу нравиться, пусть не всем, но какой-то разумной аудитории. У меня нет шквала предложений сейчас, но, наверное, это даже к лучшему, потому что мне было бы трудно отказать. Не потому что я алчный, просто вежливый отказ – это тоже искусство, а я не всегда им владею.

Ещё рекламировал телефон Nokia с музыкальной базой данных и туда можно было что-то закачивать, потом прослушивать… Не помню правда модели. По тем временам, я смотрел на это как на фрагмент метеорита, а не телефон. Но я снялся в этой рекламе, которая крутилась везде. И даже когда телефон устарел, реклама со мной еще долго крутилась. И помню, как супер-директорат этой Нокии мне сказал, что вот не для красного словца, что, они правда очень рады, что в рекламе был именно я, потому что эффект есть. Значит рука то всё же лёгкая. Не то, чтобы я поднял их продажи, но привлёк людей, чтобы впоследствии они потом что-то купили. Значит всё на пользу, и я действительно «сработал». А ещё я работал с Икеей.

Вы об этом говорите с такой гордостью.

Конечно! Ведь Икея – это мировой бренд. Как говорят, хочешь быть богатым – работай для бедных. Она не дорогая для покупателей, но у неё тиражи! Всегда хочется оттуда что-то вынести. Карандашик опять же. Потом приходишь домой, выкладываешь всё из пакета и думаешь: «Зачем?». Это синдром недорогих магазинов, ресторанчиков, фастфудов… Вроде пустячок, но так подумали все. Благодаря тому, что Икея такие богатые, у них был один крупный проект. Он длился целый год с целью улучшения площади жилья. Представьте, есть небольшая площадь, где вас живёт 8 человек, и нет собственно никакой жизни. Целью было найти такие семьи и помочь обустроить их жильё. Доказывая тем, что у Икея не просто доступная продукция, но и очень разумная. А я был ведущим этого проекта, и было круто. В Америке в тоже время снимались в этом же проекте Джонни Депп, Бред Питт и другие. Дело не в том, что это раскрученный бренд, а чтобы толк был. Остальные рекламы я просто не помню. Был вопрос как бы я отнесся к тому, если бы меня ассоциировали с каким-то брендом. Ответ: если это бренд достойный, то только за!

Лёгкая рука, музыка, продажи… Месяца два назад я зашла на свой любимый сайт, который мне помогает работать и увидела, что MTV запустили новый проект, где был кастинг, и вы были в жюри. Расскажите о новом проекте, который скооперировался с Ильяховым и запустил что-то новое.

В жюри работать – дело неблагодарное. Нужно быть в одно время дипломатом и в то же время правильным в формулировках. И, конечно же, на кастингах людям часто отказывают. Некоторых не страшно выпроводить. Скажу-ка ему прямо: «Дружочек, по-моему, ты зря пришёл. Всё хорошо, в следующий раз обязательно всё получится». На кастинге должно быть как? «Бум» – вот, всё, кастинг закончен. Это то, что мы искали. Но это такая редкость! Я не люблю, чтобы от меня всё зависело. Я могу быть резким.

То есть, вы не читали тексты, которые вам отправляли ребята?

Какое их там количество?

Каждый человек должен был отправить по два текста. И, получается, сперва заявок было то ли 90, то ли 70, в итоге, вы увеличили количество текстов до 200 вроде...

У меня есть право, как члена жюри, перепоручить что-то своим коллегам. Потому что я могу ошибаться. Вдруг, правда передо мной талант, и текст хороший, а он мне просто не понравился. И почему я должен человеку что-то портить, когда все коллеги говорят: «Да нормальный парень! Ты чего придираешься?». Мало ли что мне не нравится. Поэтому это всё как-то коллегиально. Если я начну говорить, то скажу всё как есть, а не все готовы к этому. Поэтому я всегда даю крен в сторону добряка. А жюри потом говорит: «Эй, алло, и что нам с ним делать?». Я говорю: «Вот такой я добрый человек». MTV уже 19 лет, и я был с ним все время, а именно с 1998 по 2013. Канал вообще открылся вопреки и долгое время существовал. Стартовал он в год финансового кризиса и, это было крайне неосмотрительно. Мы делали программы по сложности напоминавшие передачи больших каналов, но делали их в самом прямом смысле на коленках минимальными средствами. Потом те каналы говорили нам: «Какое у вас оборудование мощное…». А ведь всё делалось вручную. Вот это то, что объединяло нас всех – оно помогало держать этот канал в тонусе. От каждого приходила какая-то часть его усилий, которую он применял, чтобы общая история была красивой. Кто-то начал гениально снимать, кто-то монтировал, кто-то озвучивал, кто-то поёт и рассказывает, кто-то встречает гостей, кто-то переводит. Большая команда участвовала в большом успехе.
Шло время, менялась аудитория и взгляды на то, чем ты занимаешься. Хотя, у меня, наверное взгляды не поменялись … В какой-то момент всё стало совсем по-другому. Руководство сначала поменялось. Потом какие-то принципы, круговерть и поменялось что-то очень важное, может даже в нескольких людях. Но я старался всё так же при любой возможности помочь, рассказать, подхватить. У тебя не получается? Дай я! То есть, я старался сделать так, как было в лучшее время до самого закрытия. Я бился за каждую букву в эфире, за каждый эфир и программу. И вдруг я понял, что всё поменялось невозвратно. Постарался адаптировать это, но потом начал осознавать, что музыки мало стало, потом передачи появились какие-то непонятные… И я перестал понимать, что происходит. Понял лишь, что это уже не MTV. Совсем было дикостью, когда я узнал, что у логотипа убрали слово “music”. Я человек, который смотрел MTV все эти годы… У меня была немая сцена. Меня всё обескуражило. Но я знал, что всё вернётся. И я понял в чём фишка! По всему миру MTV – много. И если главный канал MTV показывает беременных подростков, матерящихся рэперов и сериалы, то может быть на основном так и должно быть, потому что так велит время и аудитория. Тут уже ничего не поделаешь. Но, если помимо этого канала есть еще множество подразделений MTV, именно музыкальных, то в России он всего один. И, если убрали музыку, то что теперь?
Спустя какое-то время всё стало возвращаться. И я рад, что был прав! Потому что не может телевидение быть в вечном соревновании с интернетом. И вообще проиграть интернету. Потому что это два разных вида подачи информации. И не может телевидение существовать без развлечений, потому что телевидение задумано как средство телевизионной передачи информации, но развлечение – это тоже информация. Телевидение в большинстве своих работ – это развлечение. А развлечение без музыки не бывает. Поэтому, MTV раньше был самым знаменитым телевизионным брендом в мире. Круче всех новостных ресурсов и телеканалов. И он должен им оставаться. У всех разные интересы, мы спорим, какой клип больше нравится или какое музыкальное направление лучше, но это нас и объединяет. И это приносит всем удовольствие. Поэтому это нужно поддерживать. «Всегда приятно вернуться к тому, что проверено временем». Сейчас там много музыки, много клипов – это совершенно другое, но оно и должно быть другим. Вы слушаете это и кайфуете от той классики, которая для вас классика. Для нас она была в новинку. У нас, оказывается, одинаковые любимые исполнители, мы поём под одни песни, танцуем на концертах под музыку одних и тех же исполнителей. То есть, происходит переход из количества в качество. Но, это уже философские рассуждения, а почему бы не пофилософствовать за чайком?

Теги: интервью, mtv, легенда, александр анатольевич, анатолич, бар огонёк, геоинтервью, разговор с гео, 19 лет

Yana Zakharova 
10 октября