9 ноября состоится премьера первого в Санкт-Петербурге иммерсивного шоу «Безликие». Это театр тотального погружения, в котором зритель сам становится частью происходящего. Здесь не будет билетов в ряд, обозначенный цифрой. Гости шоу приходят, надевают маску и попадают сразу на сцену. Если четырёхэтажный особняк на дворцовой набережной можно условно назвать сценой. Изначально «Безликие» должны были стать приквелом к шоу «Вернувшиеся», которое уже около года успешно существует в Москве. Но как признаются создатели, этого не получилось. Потому что шоу «Безликие» превзошло все их ожидания.
«Безликие» - результат работы международной команды. Над шоу трудились креативный директор Анастасия Тимофеева, продюсер телеканала ТНТ Вячеслав Дусмухаметов, американские режиссёры Виктор Карина и Мия Занетти, которая сама написала сценарий, композитор и лидер TherrMaitz Антон Беляев а также петербургский дизайнер Алина Герман. В роли режиссера, хореографа и продюсера – Мигель. Он не выдал всех секретов нового шоу, но всё-таки приоткрыл завесу в мир иммерсивного театра.

**
-В Москве иммерсивный театр «Вернувшиеся» существует уже давно. А что получит Питер такого, чего не получила Москва?**
- Те масштабы, которые мы затронули в Москве, просто чуть-чуть другие. Именно опыт московского спектакля позволил нам развернуться до таких масштабов, которые сейчас есть в Питере. Все удалось там, и я надеюсь, что всё удастся здесь. Хотя почему «надеюсь»? Я знаю это, на 100 процентов. Питер получит больше шоу, больше локации, больше музыкального контента, всё в два раза больше. Поймите одно, мы создали для Питера уникальное шоу, больше оно не повторитсся нигде в мире. Только жители Санкт-Петербурга и гости города смогут его увидеть.
**
-Что было самым сложным при подготовке?**
- Абсолютно всё. Мы все находились в таком бешеном режиме «адского неуспевания всего». И только вчера я выдохнул. Я пришёл на площадку и понял, что всё. Мы сделали. Осталось чуть-чуть подкорректировать. И я думаю, что со следующей недели всё пойдёт намного легче. Потому что нервы сдавали у всех. Мы не успевали. В таком темпе ТАКИЕ вещи не делаются. Мы уникальная компания хотя бы потому, что мы за месяц построили особняк. Вы не представляете, что сейчас творится на Дворцовой набережной 20. Мы взяли исторические планы зданий и восстановили исторический вид особняка. Локация пропитана атмосферой начала 20 века.
- Что позволено зрителю в иммерсивном театре?
У вас есть всего три правила –вы не можете трогать актёров, если они сами этого не захотят, вы не можете снимать маску, и вы не можете разговаривать. Это всего лишь три наших правила. Ну и разумеется пользоваться электронными девайсами, это даже не обговаривается. Пользоваться гаджетами в театре – дурной тон. Поэтому только три правила, которые вас ограничивают, как зрителя. Ну а всё остальное – это ваш выбор.
-Нет опасения, что будет нарушена сюжетная линия? Ведь вы всё равно придерживаетесь сценария?
–Сценарист Мия Занетти добилась самого главного, это шоу – как реальная жизнь. Здесь и сейчас вы берете у меня интервью и не знаете, что в этот момент происходит там, за стеной. Но в нашем шоу у вас есть возможность посмотреть, что происходит в другом месте и сложить эти две картинки вместе. Самая главная проблемы русского населения в том, что они не могут жить в моменте. Не гонитесь за сюжетом. Вы должны прийти туда и просто попасть в ситуацию, которая вас перевернёт. Если вы в данный момент посмотрите на себя со стороны, это и будет тот самый эффект от нашего шоу, которого мы добиваемся.
«Безликие» - это единственное место, где человек объективно может посмотреть на свою реакцию. Потому что на него надета маска. Он не стесняется и не боится тех эмоций, которые может выразить его лицо. Он защищен. Когда к нам приходят пары, мы их специально разделяем. Чтобы каждый зритель поймал свои эмоции. Все заходят по одному. Никто не должен таскать другого человека за руку и говорить «О, давай пойдём вот в эту комнату», это персональный спектакль для каждого гостя, который к нам придёт. И именно поэтому сюжет здесь не важен. Но если вы хотите посмотреть весь сюжет – на спектакль вам придётся сходить ровно столько раз, сколько у нас персонажей. А их у нас 18. Только тогда вы сможете изучить всю историю.

-То есть нет цикличности на каждом этаже?
- Нет, это первое иммерсивное шоу, в котором нет цикличности. Вы посмотрите шоу от начала и до конца, вот только это не самое главное, самое главное – попасть в определенный момент.

-Вы предполагаете какую-то театральную форму? Что осталось от классического театра?
– Если взять наш спектакль и посмотреть его в классическом варианте от начала и до конца, то каждая линия, которая существует там, внутри, имеет определенный абсолютно нормальный, каноничный, драматургический ход. Но если вы посмотрите всё вместе сцена за сценой, то вы должны потратить 63 часа. Ведь у нас в спектакле 620 сцен.
** – Можно назвать это сочетанием квеста и театра?**
– Нет, ни в коем случае. Квест – это действие, которое вас обязывает действовать. Здесь вы выбираете: действовать вам или нет. Мы опять же предоставляем вам свободу. Мы ни в коем случае не заключаем вас ни в какие рамки. Квест – это рамки, вы должны действовать, чтобы выйти оттуда, правильно? Театр – это рамки. Вы должны сидеть и смотреть, чтобы понять. У нас вы сами выбираете, что вам делать.
-Зритель должен как-то себя подготовить к просмотру?
-Нет, в том то и дело. Только открытое сердце. Мы ищем и ждём благодарных зрителей, но этот жанр способен зацепить любого человека абсолютно разными вещами. Потому что когда вы смотрите контент обычного классического театра, вы смотрите то же самое, что и другие полторы тысячи человек сзади вас. В данном случае вы можете отключиться от атмосферы и вас привлечет какая-то деталь, она напомнит вам о детстве, может быть, напомнит вам о вашей семье или о каком-то событии из жизни. И именно с этого начнется ваша линия в спектакле. Начнется ваша жизнь внутри этого спектакля. Мы даём вам свободу. Захотите распорядиться этой свободой – пожалуйста.
-Почему вы продаёте билеты с интервалом в 15 минут? **
- Потому что мы даём людям возможность погрузиться в определенный момент шоу. У него нет начала и конца, в принципе, как и в жизни. Есть только момент в который вы попадаете. И с этого начинается ваша история. Это ни в коем случае не ограничение, именно поэтому все билеты на наш спектакль стоят одинаково- 5000 рублей. Потому что вы покупаете билет даже не в первый ряд партера, а на сцену, и получаете персональный опыт с актером лицом к лицу. Вы входите в его внутренний мир. Все люди, которые приходят на спектакль, получают одинаковый спектр эмоций, зависимый от внутреннего ощущения и от того, насколько вы сильно открыты для этого.
**-Что получат гости с VIP билетами?

Стоят такие билеты 30 тысяч. Гость с таким билетом сможет побывать в другой комнате, увидеть финал совсем с другой стороны. У него будет гарантированный личный опыт взаимодействия с актером. Это отдельная составляющая для того, чтобы глубже понять контент и самого себя. У вас есть отдельное трехкомнатное VIP пространство, куда вы можете зайти в любой момент. Для вас работают отдельные службы, начиная от охраны и заканчивая барменами в отдельном баре. На один спектакль продаётся 228 билетов. И всего 8 из них VIP.
-Расскажите про танцы в этом шоу.
-Когда ты в иммерсивном жанре представляешь какой-то другой, например, хореографию, это начинает выбивать человека из реальности, он сразу же начинает смотреть на танец как на произведение художественного творчества. И мы пытались создавать хореографию, которая не будет похожа на танец. Я отучаю людей танцевать. Все лавирует между ощущениями, а не конкретными движениями. Какого-то конкретного хореографического стиля нет, это ощущения. Но если выбирать – это конечно же больше контемпорари.
- Вы лично выбирали танцовщиков?
- Да, конечно. Был большой кастинг. В «Безликих» практически весь состав Питерский. Но есть и те, кто специально приехал. Многих вы уже знаете -Никита Орлов, Анастасия Вядро, Баина Басанова, Стас Пономарёв.
-А как репетировали? Актёры и танцовщики могут отклониться от сценария в зависимости от поведения зрителя?
- От сценария они отклониться не могут. Если только в зависимости от того, куда встанет зритель. Например, у актёра есть сцены со стулом, но зритель его занял. Тогда конечно хореография меняется. Есть очень много отработанных вариантов на такой случай.
-Почему именно сейчас пришло время иммерсивных шоу? Общество поменялось, взгляды людей?
- Я думаю, что с приходом новейших технологий у людей появилось больше выбора развлечений. Сейчас было бы странно говорить о «моде» иммерсивных театров. Может это прозвучит пафосно, но кроме спектакля «Вернувшиеся» я больше не знаю ни одного спектакля в России, который бы можно было назвать иммерсивным.
** – А что вы сейчас чувствуете, когда до премьеры осталось совсем мало времени?**
– Я очень сильно волнуюсь. И больше всего волнуюсь потому, что я сейчас должен уехать на проект «Танцы» в Москву. И я всё реже и реже буду здесь появляться. Я очень переживаю за актёров. Они все такие ранимые и трепетные. Их ощущения должны быть правильными, когда зритель придёт.
– Всё время подготовки о шоу никто не знал. А ведь бытует мнение, что реклама таких мероприятий должна распространяться заранее, где-то за полгода. Не боялись отойти от таких канонов?

-Очень боялись. Но ведь на то мы и новаторы.

«Безликие» - это спектакль о ВАС. Шоу обещает быть необычным и обсуждаемым. Но видимо понять, что же всё-таки такое иммерсивный театр можно только побывав в нем.

Теги: Санкт-Петербург, шоу, танцы, культура, мигель, безликие

Natalya Getman 
19 октября 2017