Театр балета Бориса Эйфмана завершил свой 38-й сезон спектаклем «Анна Каренина». Заключительное выступление артистов прошло 19 июня на сцене Александринского театра.

Редакции Geometria удалось поговорить с исполнителями главных ролей в этой постановке: Марией Абашовой (Анна), Олегом Габышевым (Вронский) и Олегом Марковым (Каренин).

Недавно Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана вернулся с двухмесячных гастролей по Северной Америке и Канаде. Театр отправился в тур с тремя спектаклями: "Роден" и "Up & Down" показывали в США, а "Анну Каренину" впервые привезли в Канаду. Все постановки прошли с огромным успехом, о чем свидетельствуют восторженные отзывы зрителей в социальных сетях и публикации американских журналистов в СМИ.

Особое внимание критиков было приковано к новой работе Эйфмана "Up & Down" – балету по роману Ф.С.Фицджеральда "Ночь нежна". Действие спектакля разворачивается в искрометную Эпоху Джаза, полную сумасбродности, чувственности и веселья. Как и другие работы хореографа, "Up & Down", несмотря на внешнюю легкость и фееричность, еще раз дал повод назвать творчество Эйфмана не только танцевальным, но и психологическим искусством.

Театр балета Бориса Эйфмана известен во всем мире как театр психологический, а самого хореографа уже много лет величают философом и психоаналитиком. Одно из подтверждений тому – балет "Анна Каренина". В нем Эйфман сосредоточил внимание не на сюжете, а на внутреннем мире героев. В спектакле оставлены лишь три главных персонажа из романа Л.Н. Толстого – Анна, Вронский и Каренин. Конфликт в их любовном треугольнике обретает полную силу под влиянием светского общества в исполнении кордебалета.

Редакция Geometria застала артистов в гримерных перед началом спектакля в Александринском театре и попросила их рассказать об "Анне Карениной", североамериканских гастролях и работе в Театре Бориса Эйфмана.

Мария Абашова

Что нового внес Борис Эйфман в балет "Анна Каренина" по сравнению с романом Толстого?

Читая роман, мы постоянно думаем, что же случится дальше, нас интересует развитие событий, а Эйфман сосредоточен на психологии героя. Он сделал акцент на исследовании чувственной зависимости Анны от возлюбленного, а также обратил внимание на ее пристрастие к опиуму.

Роль Анны Карениной тяжела психологически или физически?

И психологически, и физически. С точки зрения физических нагрузок исполнение этого спектакля относится к разряду практически невыполнимых миссий и требует самой серьезной подготовки. В балете моей героине нужно пройти все стадии личностной катастрофы: от счастливой семейной жизни до суицида. При этом, практически не покидая сцену на протяжении всего спектакля и очень быстро меняя костюмы (которых в "Анне Карениной" у меня 12), ты должна исполнять свою партию легко – так, чтобы публика не заметила, как тебя оставляют силы.

Можно ли при таком максимальном вхождении в роль избежать эмоционального перенапряжения?

Нет, его не избежать в нашем театре. Для того, чтобы станцевать такой спектакль, приходится выкладываться по полной даже на репетициях.

Недавно триумфально завершились гастроли Театра Бориса Эйфмана по северной Америке и Канаде. Как вы считаете, в чем причина такой популярности русского балета во всем мире?

Очень много говорят о славянской открытости, эмоциональности, и действительно, российские артисты более страстные, нежели западные. У нас танцовщики всегда работают с душой, и ты непременно понимаешь, какую именно мысль или чувство они стремятся передать. К тому же наши ребята невероятно трудолюбивые. Если выкладываются, то полностью. У нас очень сильные педагоги, богатые балетные традиции, прекрасные школы с неизменно высоким вступительным конкурсом. Все это – причины успешности отечественного балета.

Что нового вы открыли и продолжаете открывать в себе, танцуя в труппе под руководством Эйфмана?

Я пришла сюда прямо из балетной школы, и именно в труппе Бориса Яковлевича я открыла и развила в себе все то, что у меня сейчас есть как у артистки. Очень благодарна нашему театру, потому что ни в каком другом коллективе я не станцевала бы столько удивительных партий. Ты влюбляешься, сходишь с ума, гибнешь – и все это за один спектакль.

Олег Габышев

Во время североамериканских гастролей вам удалось почувствовать разницу между американской и российской публикой? Насколько она велика разница?

Американская публика давно знакома с творчеством Эйфмана. Театр уже в четырнадцатый раз посещает эту страну, и у нас есть поклонники, которые всегда приходят на спектакли. Причем среди них не только русскоязычная аудитория, но и больше количество американцев. Зрители смотрят наши балеты очень внимательно. Такое ощущение, что следят за каждым твоим движением. Мы посетили 9 крупных городов Канады и США, и везде театру сопутствовал успех. Это очень вдохновляет. В Петербурге публика намного требовательнее, потому что знает наш репертуар и возможности труппы от и до. Здесь лично мне выступать сложнее. Перед петербургскими зрителями – среди которых много моих знакомых и друзей – нельзя оплошать. Поэтому все время стремишься поднять и без того высокую планку.

Мы уже спрашивали у Марии о причинах популярности русского балета. Было бы интересно услышать и ваше мнение по этому поводу.

Да, русский балет очень ценится во всем мире. И мне нравится, что сейчас это касается не только классического, но и современного искусства танца. В чем секрет, в частности, успеха нашей труппы? Артисты работают с полной эмоциональной отдачей и, не забывая о классической технике (которая у нас безусловно является базой), чтя традиции прошлого, стремится открыть что-то новое.

А в других странах нет такого сочетания традиций?

У них свои традиции и направления. Европейский балетный театр мне кажется чересчур абстрактным и излишне замысловатым. В российском балете на первое место ставятся эмоции. В нем ярко выражено драматическое начало. Люди не только получают эстетическое удовольствие, но и сопереживают тому, что происходит на сцене. Это относится, конечно же, и к нашему театру.

Чем Вронский в спектакле Бориса Эйфмана отличается от Вронского в романе Толстого?

Сочиняя балет по мотивам литературного произведения, хореограф сосредотачивается на тех аспектах первоисточника, которые являются для него наиболее значимыми. Подчеркиваемые в спектакле отдельные стороны характеров героев могут и не быть подробно прописаны в романе. Вронский в балете изображается на контрасте, как противоположность Каренину. Это такой пылкий, страстный, влюбленный жеребец; он готов нырнуть с головой в новые чувства и отношения...

В чем актуальность "Анны Карениной" на сегодняшний день?

Во все времена люди переживают любовные драмы и сталкиваются с дилеммами. Хотя, конечно, ответы на поднятые в романе вопросы сейчас несколько иные, нежели в эпоху Толстого, поскольку изменилось само общество. Отношения стали более свободными, уменьшилось количество табу. В нашем балете очень ярко показано, как общество уничтожает героиню. Кордебалет, изображающий высший свет, – один из главных персонажей спектакля. Общество, осуждающее и отвергающее Анну, превращаются в спектакле в поезд, под колеса которого бросается героиня.

Вы довольно часто играете исторических и литературных персонажей. Какого еще героя вам хотелось бы исполнить на сцене?

Наверное, хотелось бы станцевать какого-нибудь бунтаря. Может быть, Разина. Такой образ меня очень привлекает.

Олег Марков

Ваш герой, Каренин, персонаж довольно неоднозначный. Как вы сами можете его охарактеризовать?

Это трагический персонаж, полный любви и при этом нелюбимый . Многие, когда читают роман, видят лишь холодность и расчетливость Каренина. Я воспринимаю его совершенно иначе. Он искренне любил жену и до последнего хотел сохранить семью.

А о самой Анне вы что можете сказать? Вы скорее склонны ее осудить или пожалеть?

Я считаю, что Толстой написал книгу о проблеме выбора. Если человек не способен определиться со своим решением, то не исключено, что он повторит трагическую судьбу Анны. Конечно, ее жалко, поскольку в такой сложной ситуации может оказаться каждый.

В вашем театре артистам приходится полностью погружаться в свою роль, проявлять полную эмоциональную отдачу. Это как-то влияет на вас вне стен театра?

Балет – это наша жизнь, и все, что мы делаем в театре, влияет на нас. Разумеется, если ты танцуешь партию любовника, то вовсе не должен после спектакля бежать к любовнице. И под колеса поезда бросаться необязательно. Однако, готовясь к роли, ты обязан собрать как можно больше информации, погрузиться в новый материал. У нас есть спектакль "Чайковский". Чтобы понять, что мы хотим донести до зрителя, мне пришлось изучить дневники композитора, серьезно поработать в библиотеке. Все материалы о Чайковском, которые можно было найти, я попытался впитать в себя. Чем глубже ты погружаешься в мир своего персонажа, тем ярче получается сценический образ. Я не сторонник натурализма в театре, не люблю, когда, грубо говоря, у артиста, играющего сумасшедшего, изо рта идет пена. Нужно уметь передать свое душевное состояние с помощью более тонкого инструментария, так, чтобы зритель действительно поверил в болезнь.

Вы работаете у Эйфмана с 1998 года. Можете ли вы сказать, что за это время изменилось в театре, проанализировать его эволюцию.

В Петербурге появилась Академия танца Бориса Эйфмана, которая будет выпускать танцовщиков новой эпохи. А в скором времени, надеюсь, построят и Дворец танца, где сможет жить и выступать наша труппа. Когда я пришел в театр, то Дворец существовал лишь в мечтах. Сейчас же есть утвержденный проект, летом должны начать строительство. Самое главное, конечно, то, что меняется наш хореографический стиль. Зритель в какой-то степени влияет на эту эволюцию, поскольку хочет видеть новый темп и новую пластику. Эйфман постоянно следит за всеми трендами, и у него это прекрасно получается. Не могу сказать, что я рад всем предлагаемым изменениям. Мне очень нравится тот стиль, который Борис Яковлевич создал в спектаклях "Красная Жизель", "Чайковский", "По ту сторону греха". Он часто обновляет спектакли, стремится усовершенствовать их, но, лично на мой взгляд, какие-то отдельные элементы можно и не менять.

Расскажите о ваших гастролях по Северной Америке? Что вы можете сказать о реакции американских зрителей на ваше творчество?

Мы всегда приезжаем в Штаты максимально подготовленными. Все знают, что американский зритель избалован как яркими бродвейскими шоу, так и современными балетными спектаклями. Поэтому мы не можем позволить себе привезти в Нью-Йорк или Лос-Анджелес нечто неубедительное. Американская публика – очень искушенная. Они часто сравнивают по эффектности наши постановки и представления, которые видели на Бродвее или в Лас-Вегасе. Наша публика тоже очень хорошо разбирается в балете, но она холодна до последнего момента. К концу спектакля нам удается растопить сердце российского зрителя, а в Америке это происходит чуть раньше.

Театр ненадолго прощается со своим зрителем. Уже в конце июля труппа Бориса Эйфмана откроет новый сезон гастролями в Израиле, в конце августа выступит перед петербуржцами, а в сентябре даст спектакли в Москве.

Фото: Денис Денисов

Теги: гастроли, танец, балет, закрытие сезона, александринский театр, эйфман

Alina Keish 
22 июня 2015