Очередной, четвертый по счету, сезон руфтопов, организованных командой SPECIAL CASE EVENT на площадке Hi-Hat, традиционно взорвал Петербург этим летом и ранней осенью.

Чего же нового ждать от "команды трендсеттеров" в дальнейшем, а также о нелегком пути промоутера, тернистой дороге к славе и, конечно же, секретах одного из самых успешных проектов последних лет, мы поговорили с идейным вдохновителем SPECIAL CASE, недавним именинником – Арамом Степановым, в свете известным как Arram Mantana.

Илья: Итак, подведем итоги. Закончился очередной сезон руфтопов, которые вновь приятно удивили город. Твое мнение: чем доволен, чем не очень?

Арам: Получилось масштабно, раза в четыре, может, даже в пять больше, чем в «Москва City». Средняя проходимость была около двух тысяч человек. Для меня руфтопы уже превратились в некий конвейер, в хорошем смысле этого слова, поэтому запоминаются какие-то отдельные вечеринки, от которых я получил максимум удовольствия. Ну а вообще, когда ты поднимаешься на самый верх, в беседку, и смотришь оттуда на людей, которые радуются, машут руками, это, конечно, очень круто. Мы воплотили нашу идею «пикника на крыше», которую уже года два назад хотели реализовать. Правда, погода нас подвела, но с другой стороны, подыграла нам в сентябре. Был отличный летний сентябрь…

Илья: Ну провалов из-за погоды было мало…

Арам: Нет, провальных вечеринок не было. Просто у нас были определенные планы на площадку, связанные с пикниками. В основном, в основном, эти планы приходились на будние дни. Некоторые ресторанные и другие активити в этом году не смогли состояться из-за погоды: было слишком холодно. Но мы надеемся, что в следующем году все будет по-другому.

Илья: А не тяжело было весь сезон держать планку?

Арам: Тяжело, потому что площадка большая, но у нас была хорошая ротация. Думаю, что процентов на 80 это было связано с привозами. Они диаметрально различались форматами каждую неделю. Люди, конечно, не могли ходить каждую неделю к нам. Регулярно приходило около 30 процентов – это наш костяк. Но ротация была достойной, и это радует.

Илья: Что касается результатов остальных мероприятий Hi-Hat – концерты, Comedy Club – как ты их оцениваешь?

Арам: Это было очень интересно. Мы будем их развивать. Хочется делать более масштабные проекты, но, как уже говорил, немного погода подвела.

Илья: Сейчас, наверное, глупый вопрос будет, но очень в стиле журналистики. А что тебе позволяет четыре года удерживать планку трендсеттера и лидера. Открой свой секрет.

Арам: Мы уже общались на эту тему в марте. Я тогда говорил, что всегда надо смотреть на два шага вперед. И знать, чем ты будешь заниматься через год.

Илья: Тогда закономерный вопрос: чем ты будешь заниматься через год?

Арам: Поверьте, у меня есть план.

Алина: Какой?

Арам. Не хочу его раскрывать.

Алина: Ну так неинтересно! Намекни хотя бы.

Арам: Окей. Скажу так: мы растем, мы хотим, чтобы у нас были качественные ночные и дневные эвенты. В том числе мы хотим проводить хорошие концерты с масштабными привозами.

Илья: Ты сказал, что твое занятие стало для тебя конвейером, но любой конвейер надоедает. Что нового ты привносишь для себя, чтобы не устать от своего дела?

Арам: Конвейер – это, конечно, грубо сказано, да. Я абсолютно уверен: если не находить свое дело интересным, то в нем нет никакого смысла. Глаз, естественно, замыливается к концу сезона, но главное, правильно настроить себя. Это как марафонская гонка: знаешь, что она рано или поздно подойдет к концу и нужно уметь правильно распределять свои силы. В этом-то и есть наш секрет. Ну, и, сладенькое мы всегда оставляем на потом.

Алина: Ну а то, что не понравилось в этом сезоне, было? Что будете менять в следующем году?

Арам: Я обязательно буду вносить изменения в дизайн, уже даже знаю какие. Было несколько вопросов относительно отношений с некоторыми людьми, но их я сейчас не буду поднимать на обсуждение. В целом, мне все очень понравилось. Я доволен тем, что это был продуманный от начала и до конца проект, который по-взрослому выступил. Да, появлялись всякие клоны и пародии, но это нормально. Приятно, что аудитория достойно оценила нас и не посещала фейковые проекты.

Илья: Про клоны уже ходят слухи: говорят, что тебе не нравится, как кто-то другой использует слово «руфтоп» и ты хочешь запатентовать это понятие.

Арам: Мне кажется, слово «руфтоп» из имени нарицательного превратилось в имя собственное. Люди воспринимают его как нечто, имеющее непосредственное отношение к нам, и периодически, когда идет реклама, в которой фигурирует слово «руфтоп», они, опять же, пишут нам. Мы не очень хотим выполнять чужую работу и объяснять, что это не наше мероприятие. Плюс ко всему иногда возникают какие-то неприятные ситуации с заведениями другого формата, от которых мы дистанцируемся. Что касается патента, это правда. Мы подавали документы для его получения, а дальше уже в наших силах, будем мы развивать этот вопрос или нет.

Илья: То есть Арам – это руфтоп, руфтоп – это Арам.

Арам: Почему? Не Арам, а SPECIAL CASE EVENT. У нас есть команда, которую я очень ценю, и я человек команды.

Илья: В этом году команда, насколько я знаю, расширилась?

Арам: Да, очень сильно расширилась. У нас был корпоратив, на котором собралось 40 человек, и это еще не все пришли.

Алина: Арам, ты говорил, что с тобой тяжело работать. Почему? Ты тиранишь людей?

Арам: Со мной не сложно работать, просто я требовательный.

Алина: По какому принципу ты набираешь людей в свою команду?

Арам: Берем человека, если возникает потребность в какой-то определенной его функции. Вот, например, у нас будет отдельный сотрудник, который займется продвижением линии одежды. Мы проводим с человеком собеседование и выясняем, сможем ли с ним работать или нет. В основном, ищем через знакомых. Наше дело связано с секретами, с какими-то вещами, о которых не всем можно рассказывать. Это не секреты ведения бизнеса, а стратегические секреты. Нам надо быть уверенным, что человеку можно доверять.

Алина: А, например, Илье можно доверять?

Арам: Конечно, Илье можно доверять.

Илья: Просто мы две личности, которые, порой, входят в противостояние. Я, наверное, один из немногих людей, которые может долго и упорно спорить с Арамом.

Алина: То есть, люди с тобой не рискуют спорить?

Арам: Нет, почему, рискуют, спорят.

Алина: И быстро прекращают это делать.

Илья: Потому что потом не могут попасть на лучшую вечеринку города. Арам суров (смеется).

Арам: Арам справедлив.

Алина: Кстати, о справедливости. В прошлом интервью для Geometria ты говорил, что прежде чем занести человека в список гостей, вы оцениваете его аккаунты в социальных сетях. По каким критериям вы решаете, пройдет ли человек на вашу суперкрутую вечеринку или нет?

Арам: Внешний вид, фотографии, смотрим, куда он путешествует, какую музыку слушает. Если человек не распространяется о своих интересах в социальных сетях, то обращаем внимание на фото, а если даже их нет, то просто не зачисляем его в список гостей. До определенного времени вход на вечеринки бесплатный, даже без списков, но нужно пройти через фейс-контроль.

Алина: Ты просто говорил о том, что люди не в теме – лишние на ваших вечеринках. Но если человек только хочет познакомиться с клубной культурой, что тогда?

Арам: Тогда ему нужно куда-нибудь походить пару лет, потусоваться, воспитаться, а потом уже приходить на наши вечеринки. Нам нужны люди, которые понимают, как нужно отдыхать, и разбираются в этом.

Илья: Раз речь зашла о твоей линии одежды, расскажи, чего вы уже добились на этом поприще?

Арам: У нас в планах было продавать одежду на сайте и на вечеринках. Пока мы готовили сайт, у нас вся коллекция и ушла. Сейчас мы будем готовить новую, есть одна очень неплохая идея. Так как мы продвигаем одежду через известных иностранных ди-джеев, то появляется интерес со стороны европейских и американских магазинов, поэтому моя мечта – сделать так, чтобы эта линия стала международным брендом, а главная цель – развиваться в этом направлении. Сейчас производить в России выгодно из-за курса рубля.

Илья: Шьете здесь ее?

Арам: Да, все, кроме материала, делается в Петербурге.

Илья: Вернемся к мероприятиям – чего нам ждать этой зимой? Мы уже успели соскучиться.

Арам. Думаю, глобальных новостей нужно ждать к началу следующего года, а так, пару разовых событий мы для вас обязательно проведем.

Илья: Как прошли ваши кейсы по регионам?

Арам: Это уже третий год, когда мы проводим региональные туры. До регионов все тренды из центральных городов доходят примерно через три года, поэтому на этот раз проект пользовался популярностью. Был большой интерес со стороны промоутеров: они сами выходили на контакт, и мы могли решать, где будем гармонично смотреться, а где – нет. Что было приятно, не могу вспомнить ни одного города, где мероприятие прошло бы вяло и неинтересно. Везде есть какая-то публика, которая соответствует формату. Просто сейчас вообще мало спонсорских денег, мало чего происходит в регионах, поэтому любые более или менее громкие события очень ценятся.

Алина: А там когда-нибудь что-то происходило? Очень много разговоров о том, что в регионах всегда было тухло в этом плане.

Арам: В регионах была хорошая движуха. Единственное, что за последние года два, даже за год, когда сильно рухнул рубль, многие большие корпорации не могут позволить себе поддерживать региональные бюджеты, и там ничего не происходит. А в целом, там есть публика, которая воспиталась на протяжении последних лет, жирных и богатых, в нужном направлении. На Марсе жизнь есть!

Алина: И какой, по-твоему, самый «движовый» город? Где был самый масштабный вынос башки?

Арам: Очень хорошо было в Перми.

Алина: Недавно узнала, что в Перми самое большое кладбище в Европе. Может, это как-то связано друг с другом?

Арам: Да в Перми люди реально сумасшедшие, по-хорошему сумасшедшие.

Алина: В рамках «Чайных сплетен» ты говорил, что у клубов в центре Санкт-Петербурга и на окраинах нет будущего. Ты и сейчас так думаешь? И если да, то почему?

Арам. Я тогда предрекал какой-то спад, и он действительно есть. У населения нет денег для того, чтобы регулярно куда-то выбираться. Если вы посмотрите на объем заполняемости клубов в пятницу вечером, то убедитесь, что там практически ничего не происходит. Я имею в виду свой сегмент. Что происходит с караоке-клубами и прочими подобными местами, я не знаю.

Алина: Но все плохое рано или поздно заканчивается. Кризис тоже закончится.

Арам: Конечно, это я говорю про ближайшие два года. На самом деле, все не так уж плохо: у нас каким-то образом появилось много активной молодежи, которая своими собственными силами что-то делает – кафе, бары. Все они выжали максимум из себя, поэтому у нас появился «крафтовый сегмент», у Петербурга прорисовывается европейский облик, и это очень приятно.

Илья: Что ты подразумеваешь под европейским обликом?

Арам: Например, выходишь ты из заведения, идешь по улице, а вокруг галдеж от нормальных людей.

Илья: Такое только на Рубинштейна, в основном.

Арам: Ну и на Белинского и на Жуковского тоже.

Илья: Еще есть Думская.

Арам: Думская – это несколько другой галдеж.

Алина: Как ты думаешь, у нее есть надежда на нормальную жизнь?

Арам: Надо вспомнить, что там находится…

Алина. Фидель, Lomonosov, Soul Kitchen…

Арам. Думаю, что надежды нет. Обычно как происходит: появляется какое-то хорошее место, и оно обрастает такими же хорошими заведениями вокруг. Я там не помню ни одного нормального заведения, кроме ФИНЭКа, в котором я учился.

Продолжение следует...

Материал подготовили: Илья Настов, Алина Кейш

Теги: arram mantana, special case, rooftop, цинист, руфтоп, hi-hat, концерты на крыше

Alina Keish 
12 ноября 2015