Первое городское заведение, которое целиком и полностью посвятило себя крафтовому пиву, называется «Место силы». На самом деле бар уже имеет историю, он открылся год назад и за этот короткий срок успел привить сотням калининградцев если не любовь, то интерес к ремесленным напиткам. Недавно бар сменил идеологов и владельцев, и, можно сказать, заново родился, но по-прежнему держит марку: здесь рассказывают о продукте пивоваров-ремесленников, напитки наливают тут же за деревянной стойкой и ликвидируют пивную безграмотность у неравнодушного населения.

Кроме местных опытных барменов, культуру в массы несут и профессиональные спикеры. Одним из гостей бара стал Евгений Смирнов, представитель сетей «Царь пиво», «Ещё парочку» и человек, который знает о крафтовых напитках больше, чем мы все. При его помощи и разбираемся с тем, что такое крафтовое пиво и почему в Калининграде за ним нужно идти именно в бар «Место силы».

Что такое крафт и зачем он нужен?

Перейдём сразу к делу. Одна из ключевых задач «Места силы» — это борьба со стереотипами. С какими? С такими, что пенное, особенно отечественное, — это что-то жёлтенькое, кисленькое, горьковатенькое и так далее. Вторая задача — сделать так, чтобы вечера за бокалом-другим не превращались в безудержные «пенные вечеринки», а проходили в формате посиделок единомышленников — в меру спокойными, весёлыми и, что важно, толковыми. Здесь можно обсудить сорта, вкус, послевкусие, а можно просто посидеть — с лишними вопросами никто лезть не будет, только бармен спросит, как настроение, и уже исходя из этого подберёт что-то особенное, затейливое или не очень.

Замечательно и то, что «Место силы» не пытается притворяться модной городской кружечной для продвинутой молодёжи. За барной стойкой можно встретить и бородатых ребят в клетчатых фланелевых рубашках, и тех, кто вот буквально полчаса назад вышел из офиса и засунул галстук в карман, и жителей ближайших домов, и девушек, как на подбор привлекательных. К слову, о последних: кажется, что «Место силы» сейчас — это пример того самого редкого бара, который и девушкам нравится. Вроде бы и интерьер прост и непритязателен: на первый взгляд (да и на второй тоже), типичное — серые стены и полы, высокие столы и стулья, жестяная конторка, плазменная панель, полумрак, какие-то раритетные таблички — в общем, «мужское место», но чистое, добротное и надёжное. Над барной стойкой льётся мягкий янтарный свет, по левую руку — зеркало, напротив, как раз над кранами — ещё одно. Удивительная штука — как ни повернешься, выглядишь всё равно хорошо. Бармены шутят, что девчонки засматриваются. В общем, клуб для друзей, членом которого может стать каждый, было бы желание.

О крафтовом пивоварении и интересе к ремесленным напиткам рассказывает Евгений Смирнов:

— Сколько лет человечеству — столько и этому напитку: в общей сложности десять тысяч лет и тут есть что изучать, кроме истории. Кроме всего прочего, пиво — это просто интересно, поэтому и рассказывать о нём нужно не меньше, чем о других напитках. Чем я собственно и занимаюсь.
Крафтовая история началась ещё в середине семидесятых годов прошлого века в Америке и пошла в рост в девяностые. По большому счёту вся беда с пивом, то есть ситуация, когда многие виды напитка превратились в однотипную невкусную жидкую и пузырящуюся воду — это всемирный процесс, причины которого кроются в двух мировых войнах. Такие события всегда ударяют по всем отраслям, и пивоварение не стало исключением. Плюс не будем исключать развитие науки и техники: наступила индустриальная эпоха, потом её сменила эпоха постиндустриальная.

— Тот массовый напиток жёлтого цвета — это плод индустриальной эпохи. Но сейчас мы живём в постиндустриальную эпоху, которая позволяет нам всячески развлекаться. Почему? Помните, в фильме «Приключения Электроника» была одна песенка, в которой пели: «вкалывают роботы, а не человек». Так и сегодня: мы мало занимаемся именно физическим трудом и можем заниматься удовлетворением того, что находиться на верхушке пирамиды потребностей Маслоу: самоидентификация, самореализация и прочие творческие дела. Это означает и возврат интереса к ручному труду, но не, потому что без него невозможно, а потому что именно сам ручной труд и его продукт интересен и не шаблонен. Например, мы носим ботинки, которые нам сделали вручную не, потому что мы не можем купить пару обыкновенных фабричных башмаков, а потому что именно про эту обувь мы можем сказать: «её сделал мастер», в ней есть что-то особенное, какое-то человеческое тепло. Та же самая история и с ремесленными пивоварнями.

Хорошо, но с чего начать знакомство?

Специализируется «Место силы» исключительно на крафте: двенадцать кранов с отечественными напитками, битком набитый бутылками из разных стран холодильник. Говорят, что здесь самый большой выбор в городе: для того, чтобы убедиться, правда это или нет, надо просто прийти и проверить. И заодно познакомиться с ранее неизвестными напитками: бармены (их двое — Юрий и Рамиль) опытные и всезнающие, так что можно им довериться. Посуда здесь отдельно хороша: никаких кружек-вёдер, вместо них — «лампочки» тонкого стекла и с крутыми боками, изящные полупинты, кокетливые «банки», бокалы. Можно заказывать стандартные 400 граммов, а можно — дегустационный сэт.

Вот перед тобой ставят такую длинную деревянную доску с выемками — в каждой небольшой (буквально на один быстрый большой и пару вдумчивых и медленных глотков) стакан, каждый наполнен жидкостью разного цвета — от светло-соломенного до насыщенно-кофейного. Это линейка ознакомительная: всего понемногу, но вполне достаточно для того, чтобы определиться со вкусом. Так, что у нас вот здесь? Здесь что-то невероятно легкое, чуть горьковатое, с привкусом цветочной пыльцы и запахом полевого букета — отличный компаньон для летних вечеров, но когда они наступят? А здесь? В следующем стаканчике другой напиток — довольно плотный, пахнет жареным фундуком (будто вот только что сняли с огня, высыпали со сковороды на тарелку, и ничего не успело остыть), а на вкус — как хороший десерт, что-то вроде орехового мусса, с согревающей алкогольной нотой. К такому крафту на закуску просится плитка горького шоколада или хотя бы пара долек, но можно обойтись и без него: просто следующим заказать именно шоколадный стаут — как пирог с чуть забродившими сухофруктами и сливочной помадкой. В общем, отличные варианты для любителей именно разнообразных сладостей. Остался последний «пробник» — в нём спасение для тех, кто переживает непростые времена или просто чудовищно устал. Цвет — тёмный, как хороший кофе, тело напитка плотное, запах — уже тлеющего костра, такой тёплый и дымный. Делаешь глоток — и ощущение, будто оказался в лесу, пробирался через бурелом, шёл на свет в чаще и вот наконец вышел к своим — сел у огня, вытянул ноги, тебе тут же принесли кружку с чем-то согревающим, немного торфяным, чуть вязким. Пара глотков, вторая кружка — и вот уже дремлешь в тепле, обхватит голову руками.

Не менее интересным приключением кроме дегустации содержимого кранов может оказаться и изучение холодильных витрин. За прозрачным стеклом десятки бутылок, бутылищ и бутылочек самого разного ранга, производства и состава. Вот эта, с пробкой в витой проволоке, неброской этикеткой и янтарным сухим содержимым — хороший товарищ и проводник для заочных прогулок по садам, полных переспелых яблок. Вон та — с птичкой, гордо реющей над бурным и грозным морем — для тех, кто ищет приключений, а не покоя. Вот эта… Впрочем, что описывать — приходите и знакомьтесь сами. Кстати, за стойкой обсуждают не только вкусовые качества напитков, но и то, насколько хорошо отлипает от стекла этикетка — такой небольшой клуб коллекционеров-любителей, принимают в него всех. Без снобизма.

О миссионерской роли бармена, стереотипах и карте вкуса рассказывает Евгений Смирнов:

— Если вы приходите в бар, то, конечно, тут всё зависит от бармена: этот человек либо создаст интерес к напитку, либо отобьёт его напрочь. Он должен в первую очередь рассказать, дать понюхать напиток и убедить попробовать. Работать барменом, особенно в крафтовом баре — это своего рода миссионерская деятельность, потому что действительно широкие народные массы ещё не понимают, что такое крафтовое пиво. Да, многие из них этот напиток не примут, но обязательно найдутся те люди, которым крафт покажется интересным. И задача бармена этих людей привлечь. Я надеюсь, что в «Месте силы» с этой задачей справляются.

— В голове у людей сидит стереотип, что «русское пиво плохое», но он не имеет никакого отношения к правде жизни. Но всё это очень хорошо лечиться «слепыми дегустациями»: ты даёшь человеку попробовать отечественный напиток, он ставит ему высокую оценку, а потом начинается самое интересное — вскрываем пакет протоколов, человек хватается за голову, потому что только что оценил тот продукт, который ругал полчаса назад. В общем, вся разница существует только в голове. Российские крафтовики стали вливаться в мировую крафтовую тусовку, фигурировать на зарубежных фестивалях. Все ребята, которых мы сейчас называем «крафтовами» — они, прежде всего, идейные люди. Для них пиво не просто товар, а в первую очередь проводник идей пивовара. Отсюда возникает необходимость вариться в тусовке, сочинять новые вкусы и так далее. Сейчас в Америке больше пяти тысяч крафтовых заводов, в России их количество перевалило за сотню. Но с нашими есть вот какие сложности: многие смекнули, что крафт — это модная тема, само слово помогает продавать, и сменили вывески. Если раньше было написано «живое», то сейчас написано — «крафтовое». Как отличить? Нужно пробовать, разбираться, вооружатся таблицей стилей, ещё раз пробовать и понимать, этот производитель хотел сказать что-то новое или просто денег срубить.

Так. А чем закусывать настоящий крафт?

Еда в «Месте силы» пока что без особых изобретений: сухарики, орешки, вяленое мясо, колбаски, немного сыров. Мечта, а заодно и задача главного бармена — он по совместительству здесь и выдумщик, и крановщик, и проводник по миру бутылок с интересными этикетками — сделать такое меню, которое будет не просто набором необязательных и привычных закусок, а идеальным дополнением к тому, что именно вы пьёте.
Гастрономические перемены не за горами, а пока что — закажите сыр, он ко всему хорошо подходит, мягкий, в меру солёный, с небольшим количеством специй. Если не хотите сыра, то никто не будет на вас косо смотреть, если принесёте с собой бургер. Главное — не переусердствовать в злоупотреблении этой атмосферой сбалансированного дружелюбия.

О правильных закусках к крафту рассказывает Евгений Смирнов:

— Люди привыкли к тому, что их сто лет кормили орешками, сухариками и воблой. Но вобла — это смерть любому напитку. У неё настолько агрессивный вкус, что уже всё равно, чем её запивать. Сухарики — это дело привычки. Ну, такой шаблон у человека в голове: как так, бокал есть, кружка есть, а сухариков нет? Закуски — это целое поле деятельности, здесь есть, где развернуться. Сыры, шоколад, мороженое, бургеры и так далее — предела нет. Есть бесконечный мир крафта, есть бесконечный мир кухни и надо эти два мира брать и совмещать, экспериментировать с ними.

Крафтовый бар-магазин «Место Силы»

ул. Галицкого, 18.
ежедневно с 12.00 до 23.00.
instagram
ВКонтакте

Больше фотографий из "Места Силы" здесь

Теги: евгений смирнов, крафт бар, место силы

Илья Самолетов 
31 мая