В новом выпуске «Барных сплетен» красивая пара, телевизионная семья, бизнес-партнеры: Эльнара и Андрей Дворниковы. Еще до начала сплетен ребята пообещали говорить «правду и ничего кроме правды». Получилась беседа с «огоньком»... и в одноименном заведении.

Действующие лица:

Андрей Дворников (далее Андрей) - основатель и владелец барбершопа Chop-Chop и лаборатории красоты ELEMENTICA.

Эльнара Дворникова (далее Эля) – жена, совладелец барбершопа Chop-Chop и лаборатории красоты ELEMENTICA.

Александр Нагорный (далее Саша) - соучредитель и шеф-редактор Geometria Екатеринбург.

Лина Филатова (далее Лина) - редактор портала Geometria.ru.

Место: ресторан-бар «Огонек».

Андрей: Это что? Яблочный сок? Эля, будешь яблочный сок?

Саша: Сейчас всем принесут.

Андрей: Если мы сейчас договоримся, кто кого повезет, то я буду виски.

Эля: Хорошо, я тебя повезу. Куда денусь то?

Андрей: А завтра что у нас?

Эля: Завтра работа.

Саша: При чем здесь работа?

Андрей: Во сколько?

Эля: Я уеду рано. Часов в 12 меня уже дома не будет.

Андрей: Ну, ты меня подбросишь до сюда.

Саша: 12 - это не рано!

Эля: Нет, в принципе, я встаю гораздо раньше.

Андрей: Давай велик переложим тогда сейчас в твою машину.

Эля: Куда мы его переложим? Ко мне он не войдет.

Андрей: Войдет. Я обратно поеду на велике, чтобы ты на меня не рассчитывала.

Эля: Не влезет он. Я довезу тебя до сюда, отсюда на велосипеде поедешь.

Андрей: Эля – ты стратег. Все стратегии всегда борются. Все рождается на противоречиях.

Саша: Мне кажется, в семьях женская половина всегда стратегическая. Она знает, куда надо направить и использует для этого все уловки.

Андрей: Нет. Я все равно буду считать, что это я определяю, куда нам двигаться.

Эля: Да, конечно, ты. Я же всегда тебе уступлю, ты знаешь.

Андрей: Я пообещал, что буду говорить только правду и ничего кроме правды. Мы во всех интервью понтов нагнали, а здесь будем реально говорить все, как есть.

Саша: У нас такая рубрика. Мы общаемся, рассказываем какие-то вещи…

Андрей: … побухиваем.

Саша: Да, пьем алкоголь, сидим в баре, общаемся, кушаем.

Андрей: Тогда, за встречу!

Саша: За встречу! Мы начинаем наши «Барные сплетни». В этот раз у нас в гостях Андрей Дворников и его жена Эльвира.

Эля: Эльнара. Все называют Эльвира, но я Эльнара.

Саша: Тоже есть такая проблема из-за сокращений. Когда люди видят в адресе электронной почты сокращение Алекс Нагорный, то называют Алексеем.

Эля: А мне вот тоже всегда интересно: как лучше назвать человека: если Алекс сокращенно - Алексей, Александр, или там Саша? Всегда смущает этот момент.

Саша: Саша, Саня. По-разному называют.

Эля: Санек?! Первый раз пишешь человеку: «Привет Санек, как дела?».

Андрей: Ну а что? Мы можем так.

Саша: Если мне человек напишет такое первый раз, то я ему даже отвечу. И подумаю: «Ну, блин, интересный человек, наверное». Как правило, общение с партнерами получается дружеское. Они могут называть меня: Саша, Сашуля. Хотя Сашулей меня только моя супруга называет и еще моя теща. Я уже прошу тёщу: "Ну не называйте меня так!".

Андрей: Я, наоборот, говорю: называйте меня как-нибудь ласково. Так нет ведь, не дождешься. С самого первого дня только Андрей - ни Андрюша, никак иначе.

Эля: Я тебя Андреем называю, только когда ругаемся.

Андрей: Короче эта недоласканность ведет к тому, что я стал всегда следить за лайками в постах. Есть даже болезнь такая. Если их меньше, чем в прошлый раз - не 200, а 159, то реально начинаешь париться из-за этого.
У меня если сотрудники не лайкают то, что пишу, я начинаю думать, насколько лоялен этот сотрудник.

Саша: У нас пока ты не скажешь всем, чтобы делали «лайк-репост» никто не сделает.

Андрей: Поэтому я сам себя лайкаю первым. Как говорят, сам себя не похвалишь...

Саша: Как твои сотрудники это воспринимают? Может они не хотят спамить свою ленту.

Андрей: Что они там хотят - не хотят – это не важно. У меня философия: если мы делаем общее дело, то это должно нравиться, а если нет, то нахрена ты тут находишься. Сейчас SMM-коммуникация затмевает переговоры по телефону и даже встречи. Для меня нет разницы уже: написать человеку в контакте или встретиться лично. Если он не поддерживает меня в этой коммуникации, то я думаю, что он вообще меня не поддерживает. А представим, что он меня не читал. Тогда возникает вопрос: «То есть, тебе не интересно, чем живет компания?». Мы в социальных сетях стараемся разворачивать все: от концепции бренда до моих личных предпочтений сегодня в жизни заведения. Если не читает - странно, если читает и не ставит лайки – тоже странно. Можно считать болезнью, но я думаю, что это хороший индикатор. Многие компании садят людей на детектор лжи. Чем серьезнее компания, тем больше у них развивается паранойя. Многие салоны красоты (не будем говорить какие) пропускают сотрудников через детектор лжи. Потому что в индустрии красоты, извините, пиз*ть можно все и везде. Где-то сумки проверяют. Мы так не делаем. Но зато нам важна лояльность. Человек не может долго быть лояльным искусственно. Если у него эта лояльность теряется, он не ставит лайки долгое время, то я выведу его на разговор. Это не его обязанность ставить мне лайки, это индикатор того, что ему что-то не нравится. Я начинаю выяснять, почему так. Если жена мне не ставит лайки, то это, как правило значит, что у нас какой -то раздор в семье.

Эля: Не правда.

Андрей: Не важно, нравится тебе или нет, но если ты на мужа стороне, то ты должна ставить лайки!

Саша: У меня Катя также относится: «Почему ты меня не лайкаешь?». А я в Инстаграм то захожу раз в неделю максимум.

Андрей: А тебе не интересно, чем занимается твоя жена? А она, скорее всего, живет в Инстаграме.

Саша: Когда я что-то лайкаю, она видит же это. А когда не лайкаю ее, то это все: тушите свет.

Эля: Она в первую очередь ждет реакцию мужа.

Андрей: У вас все правильно, а у нас наоборот. У нас получается, что я выполняю роль женского начала в наших отношениях. Еще и поперся в индустрию красоты. А тут еще лайки эти и все остальное из этой бабской темы.

Саша: Раз уж ты "поперся" туда, то давай с начала. Как ты вообще пришел в Chop-Chop?

Андрей: В течение всей своей 20-летней карьеры на телевидении я пытался вырваться из этого медийного сообщества. Хотел делать что-то свое. Я всегда считал, что пропадаю вместе со своим талантом. И все время искал, создавал какие-то продакшены, сайты для промороликов. При этом я все время смотрел видео, как это организуется. И случайно наткнулся на ролик Chop-Chop. Он тогда только в Москве был. И мне понравилась модель. В семье у нас никаких предпосылок к этому не было. Любые идеи я проверяю через Элю. Это своего рода рикошет такой. Я сказал про парикмахерскую, а она мне: «Какая нахрен парикмахерская? Ты что, упал что ли?». И в этот момент я понял - надо делать. Всегда хочется доказать и особенно женщине своей, что игра того стоит.

Эля: Я поясню, почему тогда так сказала. Моя реакция тогда была такой, потому что со стороны Андрея было много метаний: давай займемся светодиодами, потом давай займемся рекламными роликами, потом давай тёще сделаем проктологический сайт и будем раскручивать.

Андрей: Все равно есть маркетинговое звено, и телевизионщик внутри меня понимает, как все это работает. Было много инструментов в руках, а продукта не было. И тут я его увидел.

Эля: Ну а я восприняла это как очередной какой-то бред. Он просто сказал об этом. Нет чтобы покопаться, посмотреть, полистать, разобраться. К проекту я привлекалась постепенно. Да и денег тогда особо не было.

Андрей: У нас вообще никогда денег не было. Все 35 лет их не было. Точнее, они были, но постоянно их не было. Не важно, какие я должности занимал. И мне это так не нравилось. Почему мою зарплату ограничивают? Я хочу ее сам ограничивать. Когда сколько надо, столько и берешь. И чтобы у меня не было предела роста. Постарался и заработал побольше. В наемном труде такого не будет. А тут Chop-Chop подвернулся, как интересный продукт, которого не было. Мы думали сначала сделать самостоятельно. Увидели эту модель и подумали: «А давайте сами сделаем». Но потом, когда начали разбирать, то поняли…

Эля: Что многого не знаем, и что нам нужны проводники.

Андрей: Потом оказалось, что и проводников не было. Потому что это не франшиза, это только вывеска. Платишь за имя. Никакой бизнес идеи, ничего. Мы вот только сняли помещение, и никакой поддержки. Пишешь: «Ребята, скажите размер зеркала для мастеров?» А нам в ответ: «Мы не знаем, сами решайте». Тогда мы пошли по директорам салонов с Элей спрашивать, как что работает. И нам все стали у виска крутить.

Эля: Нам говорили: «Вы что, дураки что ли?».

Андрей: А мы уже ввязались. В общем, было прикольно.

Эля: Но исходя из этого, именно такой екатеринбургский Chop-Сhop и родился.

Андрей: Сам прикол в том, что на определенном этапе, мы оглядывались и я для себя честно, отвечая на вопрос: открыл бы я салон, если бы знал, что будут сложности, говорил «нет». Мы ничего не знали. Просто перли и было пофиг. Ветки хлещут тебя по морде, а ты даже не знаешь, что там будет впереди. Свет в конце туннеля есть, но это поезд. Мастеров не было. А у нас планка была задрана такая, что мы не могли кого попало взять.

Эля: Начиная от внешнего вида и харизматичности, и заканчивая хорошими стрижками и качествами.

Саша: Идея барбер-шопов в виде мужских парикмахерских, это же тема 50-60 годов, когда это было общепринято. Сейчас это возвращается?

Андрей: Вообще не было ничего. Было глухо. Все, наоборот, говорили: как это мужики стригутся у мужиков?! Как можно создать бабершоп!? Мы сами так думали. А как мы потом будем, если нас возьмут и проклянут потом? Скажут: пи**ры.

Эля: И не отмыться потом от этого.

Андрей: Мы почувствовали волну, и что народ идет сознательно, ищет что-то только через год. В Москве уже это было на каждом шагу. А у нас только через год. Мы долго объясняли. Я сам стоял за стойкой, пока мы администратора не взяли. На протяжении двух месяцев, после работы приезжал и стоял. И мы стояли сами, не потому что не могли себе позволить администратора. Кто будет объяснять гостям все, если администратор не сможет. И приходилось самому с каждым клиентом общаться.

Эля: Зато теперь мы всех наших клиентов знаем в лицо. Первое время оно прикольно именно тем, что было таким тяжелым.

Принесли еду.

Эля: Вкусно у тебя?

Андрей: Да.

Эля: А дай попробовать?

Саша: У нас с Катюшей есть такая тема: то, что я заказываю в заведениях, это всегда вкуснее, чем то, что она заказывает.

Андрей: У нас наоборот. Эля всегда заказывает что-то. А я вперед закажу, не думая, а потом смотрю у нее. И думаю, что ж это я такое не заказал то.

Саша: Забавно, что у нас все так наоборот. Катя же тоже долгое время была в поиске, сначала занималась выставками, потом хотела стать декоратором. Дома, деревья, ветки. Помню, как мы везли дерево в Челябинск. И я такой думал: «Елки-палки!». Она на курсы ходила. Потом она придумала бренд, научилась готовить пироги, десерты дома. Вот эти метания у нее были. А потом я сказал ей: «Ну хватит метаться, давай - вот фотошкола». Она попробовала. И вот сейчас уже третий год занимается этим и виден рост и развитие! И ей очень нравится!

Эля: А тебе жена помогает по жизни? Ты чувствуешь, что она твоя опора.

Саша: Да, она говорит, советует, смотрит.

Эля: Ты прислушиваешься? Или все равно делаешь по-своему?

Саша: Начинаю психовать, бывает. Хотя в последнее время я спокойнее воспринимаю критику. Иногда бывает: глаз замылен, я не всегда вижу какие то истории, что происходит с ребятами в офисе, чем я занимаюсь или в холостую работаю, работаю ли ради работы. Иногда я на 100% выкладываюсь, а в офисе при этом кто-то может в носу ковырять.

Эля: Можно личный вопрос? Свободное время есть?

Саша: Вот это серьезнейшая проблема.

Андрей: Поняла?! У всех нормальных людей это проблема серьезнейшая. Спасибо, Саша!

Саша: Это проблема, потому что как бы не получается отключиться.

Эля: Ну ты пытаешься ее хотя бы решить?

Андрей: Хочешь поговорить об этом? Приходи в гости!

Саша: Должна же быть какая то подушка безопасности. Когда ты понимаешь, что можешь уехать, и процесс не встанет.

Эля: Я понимаю тут и мужчину, и женщину.

Саша: как только ты выпускаешь ситуацию из под контроля - всё начинает рушиться. И не понимаешь, как ребята сами не могут додуматься. Мне не совсем пока хватает такого ощущения, что я могу уехать и все оставить, полностью доверившись. Но какие-то вопросы мы уже закрыли. Я как-то не могу от себя отделить рабочие вопросы, хотя надо давно всё дилегировать.

Андрей: Вот ты рассказываешь про свой бизнес, и я вижу в нем свой. Тоже самое. По факту не важно какой бизнес делать. И мы всегда, даже когда я работал на ТВ говорили, что телевизионный бизнес от производства сосисок ни чем не отличается. Все тоже самое. Просто тут едят, а тут употребляют. Все упирается в народ, самоорганизацию. Только ты пытаешься внутри расти, а мы вширь. У нас появляются новые направления и времени совсем нет. Нельзя так поставить одно на рельсы и уйти. Только я так пытаюсь сделать, персонал начинает капризничать. Появляются проблемы, саботажи. Приходится возвращать свое внимание туда. Это к вопросу, почему бабершоп. А почему нет? Завтра это может быть ресторан.

Саша: Тема еды очень интересна. Я сам люблю готовить. Не то, что гурман, просто люблю вкусно поесть. Хотя в последнее время мы ограничили питание. Я не ем мясо. Но тема кафе тоже близка. И я иногда думаю, а почему бы там не поработать. Кухня это интересно. В Питере было уже Геометрия кафе. Там были вечеринки, лекции, выставки. И при этом окультуривание. Идея такая существует. Но это нужно иметь серьезный опыт, финансовую подушку.

Эля: Действительно. Надо, чтобы все бизнесы были один к другому подвязаны. Это прикольнее.

Саша: Ну у меня так и получается. Я могу быть одновременно полезен для большинства компаний.

Андрей: А у меня сейчас есть мечта - сделать абсолютно независимый проект. Потому что, все слишком увязывается друг за дружку. Потому что одно серфит на другом. А хочется с нуля и только свое. И чтобы идея была своя.

Саша: Коль уж мы тут пьем виски. Мне вот нравится…

Андрей: То есть, ты мясо не ешь, а виски пьешь?

Саша: Ну я не то чтобы не пью, если наливают..

Андрей: ты переводишь продукт, короче.

Саша: Виски, которые мне симпатичны это Макаллан. Джеймс Бонд такой пил.

Андрей: Это в сериале «Форс мажоры» герой пил этот виски.

Саша: А у вас кто, кстати, сериалы смотрит?

Эля: Я не смотрю.

Андрей: Я кроме мультиков вообще ничего не смотрю. У меня сыну год. Мы уже знаем английский язык лучше, чем русский. Потому что детский канал Baby ТV на английском. А аналогового в русском вещании нет.

Эля: Мы вместе-то ничего не смотрели.

Андрей: Мы что-нибудь начинаем смотреть, нам все не нравится. «Mad Man» мы смотрели, но потом он нам не понравился, потому что главный герой изменял своей супруге.

Саша: Мне сериал понравился из-за креатива. И нам не хватило терпения на него. Точнее Кате не хватило терпения ждать меня, пока я найду время с ней посмотреть. Чаще она смотрит какие-то вещи, а я подтягиваюсь уже в процессе, ну или она если понимает, что мне может понравиться - ждет меня чтобы начать его смотреть.

Андрей: А я как с телека ушел, так перестал интересоваться. Жизнь завертелась.

Эля: Даже новости не смотрим.

Андрей: Не знаем, что происходит в мире. Не интересно. Мне начинают если рассказывать, я сразу говорю: «А зачем ты мне это рассказываешь, что мне это даст?».

Саша: А у меня «Вести-24» фоном всегда. Я, кстати, на ТВ тоже работал. Закончил журфак, работал на Ермаке. Сначала репортером, потом координатором информации. Потом я сбежал. Ушел на развлекательное телевидение на MTV в 2003 году. Работал музыкальным редактором.

Эля: Я устраивалась на МТV, когда они выпускали Утреннее шоу. Вместо меня взяли Малецкую Залату. И ты тогда уже там был. Я тогда так расстроилась.

Саша: А я оттуда ушел в интернет. Медиа маркет сфера. Я делал портал до Геометрии. Тема телевидения меня сейчас расстраивает. Что было в 2000-х годах и что сейчас - небо и земля.

Андрей: Да сейчас везде так. Я понимал, ну поеду я в Москву, займу большую должность. А все тоже самое. Рост такой мнительный. На каждом этапе свои проблемы. Уже не хотелось. Эля, что за салат у тебя?

Эля: С цыпленком.

Лина: У вас сейчас по сути два ребенка: свой и бизнес. Как вы справляетесь?

Эля: Мы распределяем обязанности.

Андрей: Она занимается своим. А я салонами. Когда уже Платон на подходе был, стало понятно, что дальше пойдет жесткое разделение. Раньше у нас было все перемешано. Мы все делали вместе.

Эля: У женщины после родов вообще башню сносит, мягко говоря. А еще тот момент ,что я с активной жизненной позицией «за любой кипиш» и сразу села дома...

Андрей: А мне как сложно стало. Я привык все с ней делать. А тут остался практически один. А тут еще проект, еще проект. И все.

Эля: Я с одной стороны понимаю, что меня от дел муж оградил. Таким образом, он бережет и меня, и сына. Чтобы я им занималась. Но с другой стороны, я же понимаю, что у меня есть ресурсы, которые нужно использовать. Все равно сейчас идет жесткое разделение. Как жена помогаю. Участвую. Плюс еще занимаюсь платьями.

Саша: Сейчас тенденция давать имена детям редкие.

Андрей: Платон - это же не какое-то новомодное имя. Это классическое древнегреческое. У меня был единственный критерий при выборе имени: просто чтобы нравилось. Но мы еще рассуждали так: нужно назвать сына так, чтобы, когда в третьем классе когда к нему обращается какая-нибудь училка, она не могла ему сказать: «Васька!». То есть, когда она к нему бы обращалась, в голосе было бы уважение. Тут попытка ему судьбу приподнять. Не знаю, как это будет. Тут даже кликуху не придумаешь. Не скажешь небрежно. Мы практически не обсуждали это. Это к вопросу, что название ко всему должно быть концептуально. А уж для сына тем более. Без концепции и делать бессмысленно. Тоже самое с ребенком. Нужно дать ему вектор. С другой стороны, ты прав. Совпало с некой модой. Платонов много.

Саша: К теме платьев возвращаюсь. Катя себе платья сама придумывает. Выбирает ткани и шьет у швеи. А у тебя сколько должно пройти времени, чтобы ты запустила свою линейку?

Эля: Я не люблю ходить по магазинам. И мне кажется, что везде не то качество. При том, к какому-нибудь масс-маркету, в той же Zara у меня будет меньше претензий, чем к какому-нибудь Васи Пупкину. Все пошло от этого и я начала рисовать, делать. Благодаря тому, что я нашла своего партнера – девушку, которая помимо того, что она тоже творческая личность, у нее все в порядке с головой, она активная, пробивная. Такая же, как я в чем-то. В бизнесе одному не выжить. Поэтому всегда нужна команда и единомышленники.

Андрей: У нас это было семейное, а теперь получается расходятся дорожки. Она будет заниматься платьями…

Эля: Мне кажется, это у тебя ревность какая-то.

Андрей: Ну есть немного. Но потому, что я наоткрывал тут дохренища заведений. Мне нужна помочь. И я всегда думал, что у нас семейный бизнес. А тут раз: «Нет, у меня теперь свое. У меня свой бренд. Я хочу выходить на мировой уровень». И куда мне теперь все это девать!? Я все ждал, что Платона можно будет оставлять с няней, и ты мне будешь помогать. А оказывается, что ты ждала этого времени, чтобы заняться своим проектом. Да нее, все понятно. Все логично.

Подходит Женя Кексин: Давай сфоткаемся?

Андрей: Да, давай. А целоваться не будем?

Женя: Мы не одни же.

Саша: А мы виски тут пьем. Ты открываешь новый бар. Когда остановишься?

Андрей: Да, ты заколебал уже.

Женя: Это разные вещи. Из моих проектов у меня есть: «Юность», «Огонек», «ПоDZемка». А Чак Норис - это мой проект в плане консультанта и продвиженца.

Саша: Да ладно, полюбас ты там себе долю отхватил уже.

Женя: Ведем переговоры. Когда 2-3 заведения - еще ничего. Но когда так много. Я даже побухать не успеваю. За неделю первое пиво. А уже среда. Ладно, не буду вам мешать.

Лина: Что касается платьев: какая наивысшая цель?

Эля: Я не ставлю себе высоких целей. Просто хочется сделать место, где будет кайфово таким же, как я. Создать маленький шоу-румчик. Даже одну комнату, куда девочки могут приехать, побалдеть, померить платья пофотографироваься. Атмосферу создать! Плюс в том, что все платья мы будем шить штучно. Больше таких не будет. И с эксклюзивными тканями. То есть, у нас больше акцент на ткани.

Лина: Вы будете исходить от заказчика или от вдохновения?

Эля: От себя. Есть такое понятие как onesize – размер, который подойдет любой девушке. Самый стандартный от 40 до 42. Мы не отменяем индивидуального пошива по вашим меркам и пожеланиям.

Андрей: Не-не-не. Надо ставить какую-то глобальную цель.

Эля: Это для души. Цели глобальные у нас другие.

Андрей: Мы женское заведение задумывали практически с самого первого дня. Просто понимали, что нужно созревать до него. Что это сложно, слишком, не понятно. Два года, когда проработали, тогда стало понятно. Просто сразу стали приходить девушки и говорить: «Классно как у вас. А чего вы нас не стрижете?». Вообще все нужно под спрос ориентировать. Это была очень большая удача с Сhop-Chop - авантюра. Может быть, пойдет, может нет. Нам самим очень нравилось. И мы бы тянули эту лямку, даже если бы это было ущербно. Так повезло. А в остальном нужно слушать, что нужно людям.

Саша: В какой момент вы поняли, что надо расширяться?

Андрей: А когда у нас коллектив сложился из 12 человек мастеров. И из них было четкое разделение по темпераменту. Это не как бизнес проект получился. Второй Chop - это было для того, чтобы дать людям чуть-чуть вырасти и сменить обстановку. Мы даже это никак не просчитали. Время было такое, что нужно было дать людям. Мы посмотрели: есть деньги - есть. Можно из заработанных денег тут же вкладывать. И вот еще один Chop-Chop. Люди стали жаловаться, что к нам невозможно записаться. Мы стали чувствовать, что клиенты начали нервничать.

Саша: Для меня это была серьезная проблема - подстричься. Я, бывает, просто дотяну до последнего. Такая грива отрастает. Был специалист, который стриг. Но к нему надо было записываться. А я не могу спланировать свою неделю, завтрашний день. Вдруг какая-то встреча, вдруг партнер всплывет. В итоге, я часто стригся в соседнем с домом салоне. Ну, вроде, нормально. А тут попробуй, запишись, найди время… Поэтому, спасибо большое за второй Chop-Chop.

Андрей: Нельзя не делать. То есть, сама ситуация требует. Можно было давно успокоиться и плевать в потолок. Все равно сверх прибыли не получится из этой сферы. Хватает на нужды и нормально. Дальше идет уже чисто такое азарт и желание и сказать что-то свое новое.

Саша: Мы в этом похожи. Я постоянно придумываю, какие-то новые истории. Нам десятый год, у нас 25 фотографов. Мы флагман life-style сегмента, но нет, блин, мы делаем мероприятия. Не просто День рождения, а вечеринку на крыше. Везем группу с визуальным шоу. При том понимаешь, что денег нету.

Андрей: В этом-то весь геморрой. Сам уже не рад, но по другому не можешь.

Саша: Да, потому что нужно создавать. Быть первым, генерировать. Для меня - это азарт. Тема с "Барными сплетнями" - это тоже давняя питерская история, которую они придумали в 2011 году. Мне нравится, хочу ее запускать. Тему видео хотим поднимать, но пока нет VJ – ведущего. Живой человек нужен, который понимает все, у которого есть время, которому не так интересны деньги. Но кто хочет самореализоваться. Больших денег сейчас не заработаешь на этом.

Андрей: Раньше в телевидение шли реально те, у кого глаза горели. А сейчас молодежь вообще мертвая.

Саша: Есть такое понятие «поколение игрек». Ребята, которым там 23-26 мало, чем их в работе можно заинтересовать. Большинство во всяком случае, оно такое.

Андрей: При том, что у них больше возможностей, я им очень завидую. Все инструменты известны. Называется «бери и делай».

Саша: Деньги им не важны. Им важен интерес. Но при этом, они безответственные. Они могут сейчас, а завтра его уже нету. И вроде, потенциал в нем есть и ты вкладываешь в него.

Андрей: У нас это тоже проблема. Я бы уже, наверное, в меньшей степени парился за процессы, если бы можно было найти человека близкого себе по духу. Пока такого нет. Всем или не надо или мозгов не хватает.

Саша: Я со временем все же нахожу таких людей. У меня тут 2-3 проекта, в Тюмени и в Нижнем Тагиле отделения еще.

Андрей: Мотаешься туда - сюда?

Саша: Езжу раз в 2 месяца. Тут или ты ждешь пока найдешь нужного человека и тратишь время. Или воспитываешь с нуля. Не знаю, что сложнее. Ждать, терпеть или тратить ресурс времени. Иногда все сходится. С мероприятиями также. Когда нам было 7 лет, мы сделали крутое мероприятие в «Дом печати». У нас был бюджет под миллион. Мы привезли крутую группу, сделали супер-событие и, вообще, все было в кайф. А иногда бывает: сделали мероприятие, денег спонсоры не платят. Год прошел, и ты понимаешь что, что-то не так и снова начинаешь поиск и подготовку к новой планке.

Андрей: У нас как-то складывается более ли менее. Без эксцессов. Когда спрашивают: в чем рецепт - мы даже не знаем, не анализируем. Все как-то само случается. Нужные люди находятся. Если есть такая необходимость.

Лина: То есть это все-таки удача, судьба или ваш богатый жизненный опыт?

Андрей: Да нет, какой опыт. Просто работаем, как ишаки. Энергия есть, потому что это свое. Никто кроме тебя! От этого тоже есть кайф. Я все равно за последние 2 года, несмотря на все сложности, связанные с бизнесом, я стал счастливее. Потому что, есть ощущение, что это все мое. Женщина рядом со мной моя, мое дело, сын. Есть ощущение внутри себя, что депрессии нет.

Саша: Кайфуешь?

Андрей: Нет, это плохое слово. Я не умею кайфовать, не научился ни расслабляться, ни отдыхать.

Эля: Это вот вообще проблема, особенно для меня, что он не умеет отдыхать.

Андрей: Но если, при этом общем фоне, сейчас я максимально счастлив. При этом быть счастливым мне еще учиться и учиться.

Эля: Мы как-то с Платоном пошли втроем гулять. Я вытащила
Андрея. Погода классная была, весна. «Как это так гулять?!» - он не может расслабиться.

Андрей: А я не понимаю, как это так гулять. Но при этом, я в этом всем кайфую. Да ты прав. Я отдаю себе отчет, что дела решаются. Потому, что жизнь - это череда проблем. Ты не можешь так взять и выключить жизнь. Все равно проблемы постучаться. Вопрос: контролировать и решать их вовремя или накапливать.

Саша: Надо как-то или абстрагироваться или делегировать дела. Если есть кому.

Андрей: Да, наверное проблема не считать себя умнее остальных. Потихонечку я ее из себя выжимаю. По капле раба. Но пока ощущение есть, что, если не ты – то никто.

Саша: Это недоверие.

Андрей: И уже начинаю понимать, что я сам сдуваюсь. Есть люди умнее меня, и кто принимает более правильные решения. Даже среди сотрудников есть те, кто укажет мне на какие-то вещи. И это будет справедливо. У меня все есть идея – поставить производство на рельсы и смотреть дальше на все со стороны. Я все же реалист. Все получается. Но везение я в этом смысле отношу к Богу. Кто-то просто мне позволяет не ошибаться, или позволяет, если ему нужно меня чему-то научить. Вот я как рассуждаю. Так что сейчас положа руку на сердце, вообще проблем нет.

Лина: Вам Екатеринбург не кажется тесным?

Андрей: Недостаточно еще прожито времени в Екатеринбурге, чтобы он мог бы надоесть. Нет ощущения, что город маленький или большой. Он как безразмерные носки. Хочешь на такую ногу надел, хочешь на другую. У меня ощущение, что город каждый раз подстраивается под меня. Первые года были жесткие. Я уезжал и приезжал. Ненавидел этот город.

Эля: Мы когда познакомились, он был в депрессии. Как дворовый пес. Вроде бы и должность хорошая, а все равно какой-то неприкаянный.

Андрей: Это просто город на меня так влиял. А потом мы с ним помирились. «Не бузим, делаем общее дело». Москву я ненавижу. А куда еще!? Не моя она. Другой какой-то город – это «шило на мыло». А Екатеринбург – это оптимально.

Саша: Многие в Сочи валят.

Андрей: Мне сейчас пофигу.

Эля: У нас как-то была такая мысль - в Прагу уехать.

Андрей: Да, думали про Прагу. Но зачем? Что мы там будем делать?

Эля: Если ехать, то надо открывать Chop-Chop.

Андрей: Да и скучно там. У нас хоть тут дороги веселят. Ну, реально думаешь. Ливень пошел, залил двигатель – веселухи на 2 дня. Да, Саш? )

Эля: И там в 2 часа дня уже все не работают. Это не про тебя.

Андрей: Раньше думал: люди опаздывают, дороги плохие, климат, загазованность. А сейчас пораскинул: да зашибись. Все эти недостатки видятся в хорошем свете. И для бизнеса здесь есть все. Можно реализовывать все тоже самое, что и в больших мегаполисах. Только рисков меньше, потому что вложений меньше. Нет, у нас есть стратегия выходить на Москву. В своих женских заведениях. Мы специально их так упаковали под франшизу. Все продумано так, чтобы человек со стороны хрен повторил. Только по форме. А вот цены такие никто не сможет повторить, потому что там нужно залазить в механизм. Как это все устроено. И мы поняли, что Chop-Chop это не наше, но мы и не можем сюда ничего привносить глобального своего. Ну а как масштабировать. Только если Chop-Chop бесконечно строить. А вот в женском варианте мы уже все продумали. От интерьера до новых фишек now-how. Даже вот залить журналы в туалете в пол. Презренный гламур у нас в туалете на полу. Это целая технология.

Саша: У нас фотограф изгалялся – какую-то девушку положил на этот пол и фотографировал.

Андрей: И вот получается, что выходим с чем-то, не доказывая никому, и чтобы они сами нас хотели.

Саша: Тему отдыха мы затронули. А активный отдых?

Андрей: Нет, у нас вообще отдыха не существует. Поэтому и активного не существует.

Эля: А у меня есть сноуборд, который висит на стене в загородном доме.

Андрей: А я на велосипеде катаюсь. Раньше и на борде чуть-чуть катался. Когда не было Платона. Но я люблю передвижения из точки А в точку В. А просто передвижения я не люблю. Кататься на сноуборде - это просто кататься. Если внизу была бы какая-нибудь цель, то да. С велосипедом же, я машину бросаю у одного Chop-Chop и между ними езжу на велосипеде. Так получается совмещение активного отдыха и экономия времени – не стою в пробках.

Саша: Я все мечтаю, что велик у меня будет. И я смогу гонять. От офиса до дома мне на машине 3 минуты. Пешком – 15. На велосипеде, думаю, будет в кайф.

Андрей: А что ты мечтаешь? Пойди да купи. Пусть он у тебя лежит. У меня вот тоже долго лежал.

Эля: Пока не упал и не сломал мне все.

Саша: Так надо же брать два. Себе и жене, чтобы на велопрогулки гонять.

Андрей: Это потом приложиться. Купи себе просто велосипед, поставь его.

Саша: Куда его ставить? Гаража у меня нет.

Андрей: А ты купи, как у меня. Маленький. Ты не видел у меня велосипед?

Саша: Нет.

Андрей: Я тебе покажу. Я еще и амбиции на нем тешу. Еду, а все на меня смотрят. Потому что таких велосипедов я в жизни не видел.

Саша: Ты меня заинтриговал.

Эля: Мы его называем Бентли среди велосипедов.

Андрей: Не люблю большие штуки.

Эля: И женщину-то выбрал маленькую.

Андрей: Ну да. Кушает как чихуахуа. Пьет чуть-чуть. Все как-то оптимально. Велосипед маленький, бизнесы небольшие. Сам вот только я - сейчас на диете уже 2 месяца. На 10 кг похудел. На велосипеде катаюсь, бегаю.

Саша: Я вот в прошлом году понял, что надо в какую-то форму себя приводить. Пошел на кросс фит. Час супер-актива.

Андрей: Надо сначала бросить курить.

Эля: У тебя все время столько «но».

Саша: Возьми и брось.

Андрей: Да я просто психовать начинаю. Потом всех убью разом. Я же миллион раз бросал. Через месяц меня уже уговаривают: «Может ты покуришь? Ну уже просто как-то не очень».

Саша: Курить плохо.

Андрей: А с другой стороны, сколько вопросов и проблем решается с сотрудниками, потому что «пойдем, покурим». И ты с ними вроде как заодно.

Саша: Тема налаживания корпоративной тусовки. Мы стали делать разные стаф-пати. Вы что-нибудь делаете?

Андрей: У нас без этого вообще никуда. У нас во всем заложены определенные правила жизни в Chop-Chop – это некое искусство быть мужчиной. В ELEMENTICA - это экологичное отношение ко всему. Если мы говорим, что мы некий клуб, то и внутри должны это поддерживать. Собираться парнями, должен быть общий интерес в тусовке. Да, мы ходим в сауну, бассейн. Мы не ведем себя как начальники, а как бы смотрим, чтобы всем было хорошо. Они сами нам каждый раз говорят: «Хорошо, что мы не директора». Они видят, что мы решаем все их вопросы. От социальной политики, денег и т.д. до их потребности выражаться. Я должен считать, а я не умею. Прикол: я даже не знаю, сколько мы зарабатываем на всем.

Саша: Тема экономики предприятия очень важна, потому, что ты не знаешь, куда ты плывешь.

Андрей: У меня нет человека – экономиста. Я даже не знаю, сколько мы потратили на второй Chop-Chop. Что-то тратили - потратили. Сколько он приносит? Не понятно. Я остро не нуждаюсь в деньгах. Тогда меня этот вопрос не интересует.

Саша: А вопрос очень важный. Ты не знаешь, какие у тебя возможности. Можешь ты купить три триммера или не можешь.

Андрей: Не, мы в основном все можем. Если я сейчас разложу сколько трачу на угощения алкоголем, сколько на туалетную бумагу, то я превращусь в скрягу. Эти цифры меня не порадуют. Представляешь, сейчас выясниться, что это большие затраты. Но я специально их не знаю, потому что не хочу у себя создавать в голове такой комплекс. Считаю, что все должно быть от души и искренне.

Эля: Меня вот со стороны, например, какая-то жаба иногда поддушивает.

Саша: Ну так все женщины делают. Если тратится много денег не в семью, в пустую и зря, то они: «Блин!».

Андрей: Когда в семью, то перераспределение идет. Надо кухню сделать – тогда я сотку не на ивент потратил бы, а на кухню.

Саша: Цели действительно должны быть. Куда мы идем, какими ресурсами, затратами или какими жертвами.

Андрей: Если деньги - это самоцель, то они испортят скорее всего.

Саша: Я понимаю, что мы работаем, получаем удовольствие и деньги. И это кайф. Это смысл жизни для многих. Заниматься любимым делом и зарабатывать.

Андрей: Я всегда знаю, что если будет критическая ситуация и нужны будут деньги, то просто нужно перекрыть остальные краны все и поток направится в одно русло. Вот почему у нас столько заведений начинает формироваться. Всегда одно другое может подстраховать. Я вот Эле говорю – давай сестренку делать. Когда один ребенок, ты как с писаной торбой носишься по жизни. С бизнесом тоже самое.

Саша: Я соглашусь. И на этом, мы подытожим нашу интереснейшую встречу. Спасибо вам огромное за такую беседу! Спасибо вам также за вашу работу! Только мы можем развивать этот города так, чтобы в нем было интересно жить и работать, вести бизнес и никто не хотел отсюда валить!

Благодарим ресторан "Огонек" за возможность проведения интервью.

Теги: барные сплетни, chop-chop, elementica, андрей дворников

Лина Филатова 
09 июля 2015