Каждую среду в KLEVER CAFE мы выкручиваем мозги сильным мира сего. Герои наших выпусков - люди, которые делают культуру Петербурга. С ними мы ищем ответы на вечные вопросы, обсуждаем разные проблемы, спорим, шутим, смеёмся.

Суть "Чайных сплетен" - знакомство с городскими деятелями в неофициальном формате. Главные за нашим столом сегодня - Женя и Кирилл, артисты электронной музыкальной сцены, участники проектов Magnit & Slider и Goom Gum, ведущие шоу на радио DFm, резиденты популярных фестивалей и авторы многих нашумевших ремиксов на известные композиции.

На повестке дня: анализ индустрии, авторские права, денежные обороты, хиты, тексты и рэп.

В беседе участвуют:

  • Вика Дука
  • Женя Магнит
  • Кирилл Слайдер

Вика Дука: Мы говорим с представителями различных индустрий о тех областях деятельности, в которых они заняты. К вам, соответственно, запрос следующий: сделать краткий анализ текущей ситуации в музыкальной индустрии России вцелом и Петербурга в частности.

Слайдер: В этом году оккупация хип-хоп и около хип-хопового звучания в России. Такой тренд, во всяком случае это касается популярных коммерческих заведений в нашей стране, а также радиостанций популярных. Видимо, пришло такое время.

Вика Дука: Вы являетесь резидентами радиостанции DFm, насколько я знаю…

Магнит: У нас там радио-шоу. Также мы сотрудничаем с радио РЕКОРД по нашему новому проекту, который называется Goom Gum. Буквально недавно мы выступали на рекордовском Innocence Festival, как раз под новым псевдонимом.

Вика Дука: Goom Gum – это жвачка или что-то иное?)

Магнит: Так звали героя фантастической книги и одноимённого фильма из моего далёкого детства. Гум-Гам – это мальчик с планеты, где дети круглый год только играют и веселятся. Он прилетает на Землю и пытается продвинуть эту идею здесь. Мы, как диджеи и музыканты, по сути хотим того же - чтобы люди, как можно больше слушали музыку и танцевали. Мы эту идею несём им своей деятельностью

Вика Дука: В чем разница между двумя проектами – Goom Gum и Slider&Magnit?

Магнит: Разница в том, что Goom Gum – это то, что чаще называют андеграундной музыкой - techno, deep, techhouse/ Slider&Magnit – это всё-таки популярная танцевальная музыка, больше предназначенная для радио и, скажем так, для широко известных ночных клубов и баров.

Вика Дука: Если судить сугубо по музыкальным фестивалям за последние несколько лет, как изменилась в этом направлении индустрия? Лично мне кажется, их стало принципиально больше…

Магнит: Во всем мире тенденция такая, что больше стало мероприятий, диджеев и треков именно в стилистике техно, техно-хаус. И эта тенденция началась, наверное, года три-четыре назад. В том числе она затронула и Россию, особенно в Питере стало много проходить техно-фестивалей. Это не может не радовать, и собственно на нас это тоже повлияло.

Вика Дука: Какие достойные фестивали в Питере вы можете вспомнить?

Магнит: Roots в Артплее, «Система» делает неплохие фестивали тоже, тот же Innocence, который мы уже называли, Odyssey.

Вика Дука: Каким вы видите «новое» поколение людей, посещающих музыкальные мероприятия? Что они предпочитают в плане формата музыки?

Слайдер: Элджей и подобная музыка – вот, в основном, чего хочет молодежь, такое у меня впечатление. Надеюсь, это пройдет.

Магнит: И в связи с этим и радиостанции немного изменили формат: тот же самый «Рекорд», который всю жизнь пропагандировал танцевальную музыку, теперь в эфир пускает и хип-хоп треки, и поп-треки. Новое поколение, которое растёт, оно больше слушает хип-хоп музыку, нежели хаус, на котором мы выросли, скажем так.

Вика Дука: Вы сейчас играете там, где есть это новое поколение? Ну то есть там, где тусуются люди до двадцати пяти лет…

Магнит: Честно говоря, всё реже и реже.

Вика Дука: Насколько я вижу ситуацию в городе, молодёжь в массе сейчас тусуется в баре Mirage. Или если это андеграунд молодежь, тогда это глубоко андеграундные клубы, о которых я тоже вас спрошу.

Магнит: «Мираж» на Большом? Даже не знал, что там вечеринки делают…

Вика Дука: Делают, уже года полтора, наверное. Вот недавно там был концерт Yanix - формат как раз хип-хоп, о котором вы говорили, плюс рэпчик такой… Ну и публика там 18-25 лет, модная и прогрессивная, как это принято говорить.

Магнит: Ну просто мода на EDM ушла, и вместе с ней ушла та аудитория, которая слушала танцевальную электронную музыку…

Слайдер: Эта публика просто уже ушла из клубов, потому что подросла, наверное. Многие перестали ходить, многие стали ездить в другие страны, чтобы потусоваться глобально.

Вика Дука: Вам не кажется, что старый формат закончился, а клубы старые – нет?

Слайдер: Я бы сказал, что это даже не клубы, а бары. Клубы, которые базировались на EDM, как раз заканчиваются или уже закончились, а вот бары – там как играли «Руки Вверх» и Тимати 5 лет назад, так и сейчас их там «играют». И в регионах зачастую так же: это мэш-ап формат, и музыка там такая, что основной концепт – это ремиксы на известные хиты 90-х и нулевых, формат популярного радио, в общем.

Вика Дука: Вы как действующие артисты продаёте свою музыку? Это уже серьезный бизнес в России или всё осталось на той же позиции, что раньше: заработок артиста - это, в основном, средства, вырученные от выступлений на площадках?

Магнит: Мы пишем оригинальную музыку и мы делаем ремиксы, поэтому мы зарабатываем на продаже музыки.

Слайдер: Это единственное, что позволяет конкурировать на рынке. Если то, что ты пишешь, становится популярным, тогда тебя узнают и, разумеется, стоимость тебя как артиста повышается, выступления в том числе становятся дороже и так далее.

Магнит: Мы написали первый трек в 2006-ом, но как раз тогда это не ценилось, потому что тогда было важно, сколько продается дисков с миксами, причем в основном музыка шла на пиратских. Сейчас гораздо ценнее, сколько у тебя просмотров на youtube, то есть важно, какие клипы ты делаешь, какие музыкальные каналы крутят эти клипы.

Вика Дука: Самое максимальное ваше количество просмотров на YouTube – какое?

Магнит: В том году мы сделали ремикс на трек Vanotek “Tell Me Who” , он собрал 20 миллионов просмотров. По сути, главный канал для распространения и популяризации своего творчества сейчас - это YouTube. Интернет-радиостанций масса, телевидение ушло в прошлое, а YouTube качает и показывает актуальный интерес к твоей работе.

Вика Дука: Расскажите, как вообще пишется музыка? На кухне взяли и придумали? Как вы делаете хиты?

Слайдер: Первым хитом, после которого многие нас и узнали, был ремикс на “Бигуди” Ивана Дорна. Когда вышел его альбом, нам понравилось несколько песен, мы решили остановиться на “Бигудях”, написали Дорну, и он неожиданно быстро ответил, сказал “вот вам партия – делайте”. Мы попросили никому больше не давать эту партию, чтобы ее делали только мы. Но он ответил, что нет: раздал многим ди-джеям, а кто успеет быстрее/лучше, тот и сделает. Часа за три мы собрали основу, всё “родилось” как-то само собой. Дальше мы выложили ремикс на свою страничку, и песня сама начала расходиться, набирать обороты…

Вика Дука: Насколько я знаю, по рейтингу ремикс обогнал оригинальную композицию…

Магнит: Да, оригинал многие даже и не знают. Так вот происходит процесс написания. А вообще, конечно, мы приходим на студию как на работу, проводим в среднем 8-9 часов там. У нас даже есть табличка в Excel, где написано, что нужно делать по плану.

Вика Дука: А нужно спрашивать разрешения, чтобы сделать ремикс, или можно просто его сделать и выложить в сеть?

Слайдер: Если хочешь зарабатывать, нужно спрашивать, конечно. Если используешь чей-то материал, чей-то вокал, разумеется должен согласовать это.

Вика Дука: В случае с Дорном – это он на вас заработал или вы на нём?

Магнит: Обе стороны заработали. Это единственный ремикс в истории Дорна, который он подписал и который признал официальным. Ремикс вышел в 2012-ом году, и до сих пор нам идут авторские отчисления.

Вика Дука: Касательно авторских прав: помните, когда закрыли всю эту историю с «бесплатным прослушиванием» Вконтакте и на подобных ресурсах, обыватель по сути впервые узнал понятие «авторское право артиста на музыку»… Как это отразилось на артистах сегодня?

Слайдер: Крайне положительно. Раньше был провал в индустрии, когда перестали продаваться диски с музыкой, потому что был миллион ресурсов с бесплатным скачиванием, были пиратские копии и так далее – на музыке было невозможно зарабатывать. Особенно в России, хотя и на западе была та же ситуация. Сейчас, в основном, деньги приносят стриминговые сервисы. То есть основной доход – это как раз Вконтакте стриминг, Apple music, Яндекс музыка, YouTube.
Всё это контролируется, ведется статистика и деньги распределяются по авторам.

Магнит: Это – первый путь для заработка. Второй - радиостанции делают хорошие отчисления в авторские общества, и если радиостанция популярная и твой трек там часто играет, радиостанция делает ежемесячный отчет по ротации, отчисляет деньги в авторское общество, которое в свою очередь распределяет их между авторами.

Вика Дука: Что такое авторское общество?

Магнит: Есть три основных организации, которые собирают деньги: Российское Авторское Общество (РАО), Всероссийское Общество Интеллектуальной Собственности (ВОИС) и РСП – Российский Союз Правообладателей. Ты заключаешь договоры с обществами, даешь каталоги своих песен, там указана доля каждого автора песни, и когда радиостанция, ну например Европа Плюс, играет наши песни, то в зависимости от количества ротации и популярности радио нам идут отчисления. И так же работают заведения: любое публичное воспроизведение, то есть не частное прослушивание, а именно публичное воспроизведение, предполагает, что заведение отчисляет деньги авторскому обществу. Вот сейчас здесь, в Klever cafe, играет музыка – значит, заведение платит за это авторам в конечном счёте через общества.

Вика Дука: Как делится заработанное с ремикса между автором оригинала и авторами ремикса?

Магнит: Если ты написал ремикс, ты считаешься исполнителем и изготовителем фонограммы, а автором будет считаться тот, кто сочинил оригинал. Тот, кто написал ремикс, может претендовать на смежные права. Круче всего, конечно, когда ты и автор, и исполнитель. Мы, кстати, сейчас записали трек под псевдонимом «Fake» со своим вокалом: там мы являемся единственными правообладателями, ничего ни с кем не делим. Кирилл (Слайдер) закончил музыкальную школу и участвовал во многих конкурсах вокальных. Он может петь не хуже многих современных певцов.

Вика Дука: Какие российские исполнители играют в ваших личных плейлистах – в машине, дома, когда спортом занимаетесь?

Магнит: Из российских стараюсь слушать почти всё новое, что выходит и попадает в новинки iTunes и другие музыкальные сервисы.

Слайдер: Мы не сказать, что слушаем, но часто играем на выступлениях треки Swanky Tunes, Matisse & Sadko, Going Deeper. Вообще, сейчас достаточно много российских талантливых ребят, которые пишут хорошую музыку. Зачастую мы можем и не знать, что те артисты, чьи работы мы слушаем и играем, русские.

Магнит: Нам для нашего эфира на DFm часто присылают записи – мы даже не знаем их авторов, не наводим о них справок. И в каждом эфире раз в неделю это 18-20 треков, всегда новые, и они не повторяются в следующих эфирах. А после эфира нам могут написать что-то вроде «спасибо, чуваки, вы поставили мою работу, круто!».

Вика Дука: Какой процент присылаемых вам записей – это музыка, и какой процент – шлак?

Слайдер: Примерно 70% шлака и около 30%- музыка. В андеграундной музыке даже процентов 50 хорошей музыки.

Вика Дука: Я ожидала худшего, если честно. Значит, не всё так плохо.

Магнит: Но здесь нужно понимать, что это выборка на наш личный вкус и предпочтение. Так, например, работы многих популярных артистов нас не цепляют, в то время как другие от них в восторге, поэтому и это процентное соотношение – оно весьма субъективно.

Вика Дука: Какие мероприятия музыкального формата вы посещаете обязательно? Ну то есть что есть ваш личный must visit?

Магнит: В основном, стараемся посещать привозы иностранных техно-диджеев, если мы говорим о России. Чаще всего их, конечно, привозят в Москву, поэтому мы ездим туда. Если про зарубежные поездки говорить, то именно ради выступлений крутых артистов традиционно посещаем Ибицу, Берлин, Амстердам, Барселону.

Вика Дука: По городам России часто гастролируете с выступлениями? Какие города, площадки и локации – любимые?

Слайдер: Практически каждые выходные мы ездим по российским просторам, раз по десять уже, наверное, посещали каждый город из списка клубных.

Магнит: В регионах, кстати, гораздо лучше обстоит ситуация клубная, если с Петербургом сравнивать. Петербург - давно не клубная столица.

Вика Дука: Мне кажется, что Питер перешел опять на “сквотное” движение, как это было в постсоветское время. Про глубоко андеграундные клубы я хотела спросить, вернемся к ним: вы были в клубах “КислО’ты», «Цементзавод»? Я много слышала, не была, хочу побывать и вот пока собираю мнения…

Слайдер: Честно говоря, впервые слышим. Если побываешь – потом расскажи.

Вика Дука: Что думаете про фестиваль Alfa Future People, на котором выступали в этом году?

Магнит: Это хорошо, что в России такие фестивали делают. Правда ввиду того, что это абсолютно не прибыльно, сейчас уже идут разговоры о его возможном сворачивании. Концепция продвигать EDM историю – это с точки зрения трендов и новых движений уже вчерашний день. Туда приезжают исключительно любители популярной электронной музыки, котрые не могут услышать таких исполнителей в своих небольших городах. И они получают не только этих артистов, но и красивый, сумасшедше яркий ивент с кучей декораций, эффектов и, соответственно, эмоций.

Слайдер: Круто сделанный фестиваль, очень красиво подготовленный, который находится вообще в каком-то диком поле… Мы даже не представляли, что такое возможно сделать на пустыре считай… Это праздник для большинства его посещающих, конечно. Вот взять, к примеру, город Ижевск: что там можно услышать в 90% клубов? «Розовое вино» и так далее. Конечно, раз в год поехать и услышать звёзд, которых никто в российские города никогда не привезёт, становится просто счастьем. Организовать такое – это большой труд и очень здорово, что это у нас в стране есть. Но с точки зрения музыкальной культуры лично для нас - это, конечно, не несёт ничего нового.

Магнит: Просто в нашей жизни таких фестивалей было много, особенно которые делало радио «Рекорд», когда это было в тренде. Но, заметьте, даже «Рекорд» перестал делать такие фестивали с такой музыкой, как раз потому что они увлеклись новым: хип-хоп историей, либо техно либо вообще фестивали для поклонников интернет-блогов… То есть они стараются идти в ногу со временем.

Вика Дука: А как вам, кстати, их фестиваль «Вконтакте»?

Слайдер: Это народный фестиваль с очень классной концепцией, наверняка, очень прибыльный и действительно уникальный. Они в этом плане молодцы.

Вика Дука: Вас не расстраивает, что сейчас диджеями себя называют толпы людей, которые освоили начальные азы профессии и программы вроде «Трактора»? Не обидно, что широкое понятие «диджей» из-за популяризации профессии в массах стало дескридитировать и сужать само себя?

Магнит: Диджей - это как раз очень узкое понятие, артист – гораздо более широкое, и в нашей стране это особенно разные понятия. Вообще в цивилизованном мире, допустим, когда играет David Guetta, на него приходят сотни тысяч человек. Потому, что он играет свои композиции. У нас «диджей» означает ставь, что хочется или что сейчас популярнее всего, что точно хорошо «зайдет» аудитории. У нас не ассоциируют диджея с композицией, потому что песня – это тот, кто песню поёт, а диджей – это тот, кто разные песни в клубах «переключает». Понятие продюсер танцевальной музыки пока несильно развито и понятно лишь профессиональному узкому кругу людей. Большинство публики до сих пор считает, что артист/диджей - это человек, который просто механически «ставит» чужие песни, как на дискотеках это раньше было.

Вика Дука: Сколько хитовых треков в год нужно делать артисту, чтобы жить хорошо?

Магнит: Есть такой музыкант, Martin Solveig, вот он выпускает в год один трек, и практически всегда он становится мировым хитом, и Мартин живет отлично, я полагаю: куча выступлений по миру и резидентство на Ибице в Pacha. У нас нет никакого плана по производству хитов, не от количества выпускаемого контента это зависит, а от качества. И нам в целом нравится как мы живем, хотя мы, конечно же, всегда стремимся к лучшему.

Слайдер: Можно записать два альбома, но знать все будут только «Розовое вино», а других композиций как будто и не было))) А вот Prince создал 62 альбома, и сколько его песен ты знаешь? Количество для танцевальной музыки – далеко не показатель. Как и для любого искусства, наверное.

Вика Дука: Почему у диджеев нет мерча? Вот рэперы сейчас все на мерче, монетизируются прекрасно.

Слайдер: Ну это когда ты популярный артист «на волне», у тебя огромная аудитория, но через пару лет ты можешь стать никем, тогда надо делать «здесь и сейчас» - пока есть кому это реализовывать. У нас же немного другая задача…

Вика Дука: Что-то вы пытаетесь донести до масс своей музыкой? Тексты ведь в работах диджеев весьма минимальны? Как тогда этот message to the human попадает к аудитории?

Слайдер: Ну вот у рэперов – у них какой текст? «Сучки, сучки, давай разнюхаемся» и подобное, за редкими исключениями… Музыка она не нуждается в словах, она всегда была и будет, и если она находит свою аудиторию, слова для дополнительного восприятия здесь необязательны…

Магнит: В танцевальной музыке текст всегда на втором месте. Музыка для артиста - всегда главное. Мы же не поэты, не писатели. Мы пишем музыку, и это - наш главный способ выражать себя. Так и действуем.

Вика Дука: Ребята, благодарим вас за интересный диалог, было важно услышать многое из сказанного сегодня. Желаем вам успехов во всех новых и уже знакомых проектах и с удовольствием будем следить за вашими достижениями и новостями.

Хотите быть с нами? Приходите в KLEVER CAFE вечером каждой среды и знакомьтесь с интересными деятелями Петербурга.

Теги: магнит, magnit&slider, слайдер

Виктория Дука 
02 декабря