Главный артист России Василий Вакуленко о челябинских дорогах, уходе Тати с лейбла Gazgolder, школьной поре и любви к Иисусу Христу.

«Там, где мы ехали – был нереальный п…ц»

Мэр Челябинска Евгений Тефтелев очень ждал, когда вы снова приедете в город, оцените отремонтированные дороги.

Да, мы сегодня ехали – было лучше.

Дымка, экологическое бедствие…

Ну, старик, слушай, давайте сейчас все взорвем, все разрушим. Естественно, на улучшение ситуации потребуется время. Как ты хотел?

Ожидали, что ролик о челябинских дорогах и экологии так выстрелит?

Нет, конечно. Мы вообще не думали, что «Перископ» кто-то смотрит. Но потом я вернулся в Москву, историю подхватили журналисты, а челябинские власти дали «обратную связь». И это круто, что ситуацию не замолчали. Потому что там, где мы ехали – был нереальный п…ц. Я такого никогда не видел.

Я следил за реакцией блогосферы и соцсетей. Все растащили ролик, никто не включил режим «патриота малой родины» и не написал: «Если Басте не нравится наш город, то пусть не приезжает сюда с концертами».

Ты сейчас говоришь не о патриотизме, а об идиотизме. Когда я слышу фразу – «если не устраивает, то вали отсюда» – хочется ответить: «О…и, сибирские ели? Езжай сам отсюда!» Я приду сейчас к нему домой, насру и скажу: «Не нравится, родной? Тогда с….я отсюда!». Он возразит: «Я же здесь прописан, у меня другой нет». Вот так и у меня другой родины нет. Что хочу, то и говорю – мое право. Никто меня ни разу не упрекнул за сказанное. Даже, когда дело касалось политических моментов, как в песне «Солнца не видно». Проблемы есть везде. Давайте хотя бы будем их называть, говорить, что здесь плохо, там тяжело. Никто не призывает совершать революцию. Никто не хочет, чтобы матросы бегали по городу с ружьями, стреляли в простых людей и насиловали женщин с лозунгами на устах – «вся власть народу!». Мы хотим жить по-человечески и поэтому обращаемся к властям. А иначе как?

«Уход Тати – моя трагедия и личный проигрыш»

У ваших друзей, челябинской группы «Триагрутрика», недавно вышел совместный альбом с АК-47. Послушали?

Я им помогал с парой треков. Смотри, есть дружба, а есть творческие и музыкальные задачи. С точки зрения дружбы – я их поддержал. Если говорить о задачах, считаю, что этот альбом не нужно было делать.

Я думал, что коллаборационные пластинки – это часть политики лейбла.

У нас нет ни политики, ни задач, ни рекомендаций. Поэтому на Gazgolder и выходят такие альбомы, как ТГК/АК или как у Вити с Tip’om. Люди далекие от рэпа не понимают разницы между «Триагрутрикой» и АК-47. Для них это все уральский рэпчик. Но ТГК – это серьезная группа. У них как у Roots, например, свой звук, за который их любят. Витя – весельчак, спонтанный голос улиц, автор фраз вроде «х..й за х..й – иди н…й!». В этом и есть его ценность. Джамал – поэт серьезнейший и певец, у него о…й низкий баритон. Честно, восхищение вызывает, завидую даже. Слушаешь и не понимаешь, почему он до сих пор не блистает? Таких талантов много: Жара, Змей, Хамиль. Джон Леннон просто пел: «Я всех люблю. Любовь спасет мир». И люди верили, и ракеты останавливались. Это называется магией, братан. Если говорить о ТГК, то я лично очень жду большую сольную историю Джамы, хочу взглянуть на мир Тёмы через его стихи. Отрывки в виде EP – тоже круто, но я враг этого. Короткий формат придумали негры, которым не хватало денег на биты и было н…й сказать.

Вам не кажется, что «Триагрутрике» для прорыва не хватает большого хита?

Не знаю, не знаю... Надо двигаться. Мы много дискутировали с пацанами на тему – должна ли в музыке ощущаться связь с Челябинском? Я считаю, что ментально она в тебе всегда будет. Можно вывезти человека из села, но село из него вывести нельзя. Я такой же: какой колхоз во мне был – такой и остался. Единственное, научился обрамлять его в другие формы: писать песни, музыку, развиваться в плане знаний. Но от тех жизненных понятий, которые были заложены в детстве, я избавиться не могу. К сожалению или к счастью. Яркий пример – Скриптонит. Адиль переехал в Москву и весь свой дурдом перевез с собой. Где бы он ни оказался, с ним всегда будут его Павлодар, хата, гетто, говно, мрак и ад.

То есть это все у него в голове.

Да, как и каждого творца у него свой мир. Это и есть свобода творчества. Позавчера на студию заходил L’One, мы трек делали. Леван спрашивает: «Ты столько песен написал про любовь, как ты их можешь продолжать писать вообще?» Я отвечаю: «Мне больше ничего не интересно абсолютно!» Я называю это сериалом про любовь на втором канале. Мне правда нравится поднимать вопрос «мужчина-женщина» и всего, что происходит вокруг 

Когда вы только договаривались о сотрудничестве со Скриптонитом, было ощущение, что этот парень станет большой звездой?

100 процентов. Меня отговаривали, но я лег костьми. Когда он делал альбом полтора года – нас все проклинали. Писали, что мы убили еще одного артиста. А он просто разорвал! Помню, как к нам приехал Tricky, и мы поставили ему первый клип Скриптонита. Он под таким впечатлением был, что хотел лететь в Павлодар. Когда Адиль пришел на студию, Трики, черный парень, покраснел и стушевался. Потому что увидел реальное зло, похожее на то, что транслирует сам.

Адиль может стать иконой стиля своего времени?

Он умрет, как и все рок-звезды! Так должно произойти по законам жанра. Скриптонит как Гуф или Курт Кобейн – человек-явление. Я сейчас не про значимость в мировой культуре говорю. А про фатальность, посыл и самоопределение. Концерты Адиля похожи на собрания неопятидесятников-харизматов, он просто разрывает зрителей. Смотришь на Скриптонита и думаешь, этот парень вот-вот упадет и умрет. Хотя умирать он так может до ста лет. Суть не в этом.

После немного странного ухода с лейбла Тати тяжело вам будет доверять людям и новым артистам?

Нет. Я не буду менять жизненные принципы из-за чьих-то поступков. Тати мне была ближе, чем сестра. Я ей помогал абсолютно во всем… История с ней – это моя трагедия и личный проигрыш.

«Через два года люди научатся платить за музыку»

Вы вступили в новый Российский авторский союз. Чем он будет отличаться от РАО?

Ничем! Речь о конкуренции. РАО в год собирает до 9,5 миллиардов рублей, которые музыканты не видят. Смотри, у нас большие продажи на iTunes, 30 процентов всей музыки в «ВК» – я написал. Это официальная статистика. При этом за все время от РАО я получил максимум 500 тысяч рублей. Смешно! Задача нового проекта – создать прозрачную систему выплат.

Что скажете противникам платной музыки?

Те, кто говорят, что им нужна бесплатная музыка и торренты – не уважают ни себя, ни других.

Молодым исполнителям выгодно продвигать свои песни бесплатно.

Демагогией на тему «деньги убьют независимую музыку» занимаются фуфлыжники. Никто же тебе не запрещает сливать в сеть собственный контент и не брать за это ни копейки. Ты сам правообладатель. К примеру, записал я трек Ноггано, залил бесплатно на iCloud – пожалуйста, слушайте. Потому что по приколу. Но зарабатывать на музыке – это тоже нормально. Старик, у меня на лейбле работает 18 человек, на зарплату уходит 3,5 миллиона рублей в месяц. Сам я на студии сижу по 17 часов в сутки и хочу своим детям что-то оставить. Мы же ходим на концерты за деньги, почему нельзя копеечкой респектнуть артисту, который дарит тебе счастье? Ну, правда?! Сказать по-человечески: «Спасибо, ты радуешь меня, подлец, миллион песен существует, а именно твоя на репите. Голосую за тебя рублем».

Сколько времени нужно, чтобы российские слушатели научились платить?

Два года и рынок изменится. Время ускоряется в геометрической прогрессии, для перемен уже не требуются десятилетия. Скоро «ВК» будет отчислять артистам деньги за прослушивания, как это делает сейчас YouTube. Слышал, что поисковики в будущем хотят платить персонам за упоминание их имени в сети? Потому что без них не было бы интереса к сети, а значит, не было бы и самой сети. Кибермир, Айзек Азимов, всё описано давно. Интернет появился, чтобы систематизировать знания. Свобода слова и бесплатный контент – это не про мировую паутину, старик.

«Для НХЛ «Мельдоний» – святая вода»

Вы сегодня выступали на бойцовском шоу в Челябинске, а потом в рингсайде поединки смотрели. Бокс и MMA захватывают?

Я равнодушен к людям, которые бьют друг друга по лицу. Мне больно на это смотреть, я переживаю. Люблю борьбу и дзюдо. Очень круто наши спортсмены выступили на Олимпиаде. Русские школы борьбы, дзюдо и самбо находятся на нереально высоком уровне. Наш друг из Кемерово Толя Малыхин, например, недавно стал чемпионом Европы по грэпплингу.

Российский спорт попал под политические санкции.

Мне не нравится скандал с «Мельдонием» и всем, что с этим связано. Мы даже песню написали со словами: «Мельдоний в наших сердцах». Не то лекарство, из-за которого можно докапываться до спортсменов. В других странах подъедают и пожестче вещи. Для условной НХЛ «Мельдоний» – святая вода.

Бойцы UFC попадаются на кокаине и стероидах, но получают меньшие дисквалификации, чем, например, теннисистка Мария Шарапова.

Человек, принимая запрещенные вещества, рискует своим здоровьем. Это показывает, на что он готов пойти ради спорта. Атлеты травмируют всё от колен до позвоночника. Им решать, готовы они жертвовать своей жизнью ради рекорда или нет. В этом их отчаяние, в этом дух соревнования. Самая обидная история с паралимпийцами, для которых Олимпиада – единственный допинг. Чистое свинство лишать этих людей Игр. Им говорят: «Вы не поедете, потому что российский спорт под подозрением». Они отвечают: «Вы проверьте нас, мы «чистые»!» Хотя паралимпийцы могут жрать все что угодно. Они же изначально больны и вынуждены подъедать лекарства, чтобы не испытывать боли. Обидно, что олимпиада превратилась в политическое говно! Когда так происходит – спорт теряет смысл.

Футбольный клуб «Ростов» из вашего родного города сенсационно пробился в групповой этап Лиги чемпионов. Ощущаете гордость?

Я за ЦСКА болею (улыбается). Мы с ребятами купили 10 абонементов на фанатский сектор. Еще мне нравится ростовский СКА – это самый легендарный клуб моего города. Он в 1932 году был основан и дал стране Виктора Понедельника и других великих игроков. Но для ростовчан действительно сейчас большущий праздник. В этом и заключается крутость спорта, что он воодушевляет людей. Вытаскивает их из рутины и зла.

«Ничего лучше после Иисуса Христа не придумали»

1 сентября вы впервые отвели старшую дочку Марию в школу. Какие ощущения?

Дискомфортно было, не люблю я учиться. Еще испытывал беспокойство за ребенка. За одноклассников переживаю её.

Почему?

Ну, за тех, кто попытается её обидеть.

Воспоминания нахлынули?

Конечно, от этого плохо и стало. Помню, нам с братом купили береты одинаковые. Я шагаю в пальто советском, в этом, сука, сером берете, а над головой пасмурное небо. Мне было семь, но я понимал, что если приду в нем в класс – мне в этой школе н…я не светит. Прикинь, мы подходим и тут ворона посрала надо мною так, что берет просто разорвало. Дедуля снял его и сказал: «Ты, внучек, не расстраивайся, мы тебе новый купим!» (смеется). Честно, смотрю назад и не понимаю, чему школа научила? Пишу с ошибками, в плане русского языка безграмотный человек совершенно. Учился в белорусской школе, а там основное правило – как слышится, так и пишется. Это мою башку превратило в винегрет. Хотя у всей моей семьи феноменальное знание языка. Моему дяде советский производитель кофе подарил целый ящик банок, потому что он на этикетке нашел пунктуационную ошибку и сообщил заводу об этом. Чтобы ты понимал, в Советском Союзе ошибок и опечаток не было, там строго следили за всем.

Любимый урок в школе был?

История. Я же три года отучился на историческом факультете, потом перевелся.

Какой период истории нравится?

Рождество Христово и то время. Еще – 15, 16 и 17 века у нас. Становление славянского мира, понимание его в целом. Я ненавижу Карамзина, это пронемецкий человек, первый предатель нашей истории. Никому его нельзя читать. Лучше знакомиться с трудами Ломоносова и Гумилева. А в целом мы в стране живем всё так же, ничего не меняется. Прямо по классике: «Если я усну и проснусь через сто лет, и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют». Вы можете свергнуть всех, но со временем придут такие же люди. Не потому что они плохие, а потому что они такие.

Историю трудно изучать, она постоянно переписывается.

Верно. История – это главная п...я! Хотя есть нормативы по съему исторических данных, когда идет проверка в трех независимых источниках. Это как с вопросом – был Иисус Христос или нет? Римляне о нем упоминали, как о смутьяне и главаре иудейской секты. Иосиф Флавий о нем писал. Хотя и говорят, что в труды Флавия вносились правки. Как проверить?

Ваша любимая историческая фигура?

Иисус Христос. Реальный он или вымышленный – каждый решит для себя сам. Как по мне, христианская концепция идеальна. Бог, по сути, сказал: «Я пришел на эту Землю человеком, как ты. Прошел все грехи. Мне было холодно и голодно, меня терзали и мучили страсти. Я понял, что ты чувствуешь. Я жил правильно, и ты меня распял, но я не обвиняю. Ты – всего лишь человек». Мне близка его личная персона, как учителя, новатора и трендсеттера. Просто гениально! Ничего лучше после него не придумали. Иисус Христос – отправная точка, фундаментальная перемена сознания. Некоторые говорят, что фраза – «я раб божий» – принижает достоинство человека. Ничего подобного! Я раб своей матери, отца и детей. Бог выступает абсолютом всего: добра, любви, света. Я раб света. И это не значит, что я его заложник. Нельзя же быть заложником света. Просто я перепоручаю свою жизнь абсолюту. Такая вот канитель!

Текст: Василий Трунов
Фото: Женя Хажей
Больше фотографий здесь.

Теги: баста, ноггано, олимпиада, gazgolder, василий вакуленко, триагрутрика, челябинск, тгк, газгольдер, тати, ак47, скриптонит, бандагаза, вася вакуленко, n1nt3nd0, российский авторский союз, мельдоний, иисус христос

ЖеняХажей 
04 октября 2016