«Российская дарквэйв группа. Сформировалась в Хабаровске, позже переехала в Санкт-Петербург. Своим названием обязана немецкому художнику-экспрессионисту Отто Диксу» — вот такое скромное описание. Просто российская дарквэйв группа. Хмм...

Российский дарквэйв? Серьезно?
В общем, с хабаровскими петербуржцами про музыку вообще и прочую околомузыкальную историю в частности - читайте в интервью GEOMETRIA.RU с OTTO DIX.

GEOMETRIA.RU: Я слышала, что вы крайне негативно относитесь к прослушиванию вашей музыки, например, просто в социальных сетях. Лучше, чтобы ее покупали.

Михаэль Драу: Настолько же негативно, насколько вообще любой музыкант может к этому относиться. Я абсолютно в этом не отличаюсь от большинства. И да, я считаю, что… вот, например, в году 2007 или 2008, дай бог памяти, в Москве мы за один вечер продали полный чемодан дисков, он полностью весь ушел. Это был альбом «Усталость металла». Это, конечно же, было очень приятно. Но сейчас, когда диски никому не нужны, вплоть до того, что у людей дисководов нет в компьютерах. И их сейчас превращают во что-то фетишное. Сувенирчик, чтобы поставить дома, любоваться. Каюсь, сам грешен. Я покупаю диски иногда самых любимых исполнителей, но музыку потом все равно скачиваю. А диск, он так стоит, чтобы любоваться, иногда доставать. Моя прелесть!

GEOMETRIA.RU: Закрытый, как положено?

Михаэль Драу: Самый любимый — Альбом Rammstein. Он открыт. Там арт-бук такой шикарный, все очень красиво, сам диск вообще девственный (смеется). Но люди, они же диски зачастую не покупают, даже в качестве фетиша, подарка самому себе. И, разумеется, я, как музыкант, который профессиональный музыкант, от слова профессия, в этом смысле злюсь. Блин. Люди думают, что нам деньги нужны, я не знаю... на что-то личное, но, например, снять клип очень трудозатратно, записать тот же диск, выпустить его — тоже очень и очень затратно. Записаться в студии, заплатить студии тоже. Я не знаю, люди думают, что мы там из воздуха эти деньги материализуем, еще что-то. Разумеется, это процесс закольцованный, то есть мы производим продукт, мы продаем продукт, получаем, собственно, деньги за продукт, делаем следующий. А если где-то в этой цепочке что-то выпадает — все! Вот.

GEOMETRIA.RU: Есть ли у вас есть какая-то обычная работа?

Михаэль Драу: Нет, только музыка у нас. Сейчас мы ударились в мелкий бизнес — у нас по кафешке. Своеобразное антикафе, книжная лавочка в Питере. Там книги всяческие. Кофе, чай, посиделочки. Таких в Петербурге много, конечно, но у нас книги, встречи с писателями, авторами и так далее. Это все находится в центре Петербурга, напротив инженерного замка. Есть там сейчас одно место такое очень модное — Голицын Лофт. И, собственно, там очень много всего... от баров каких-то совершенно диких с самогоном до очень дорогих заведений, бутики различные, мастерские. А мой магазинчик называется «Бруталбукс».

GEOMETRIA.RU: Неплохо. Ну, я знаю, что вы на один из клипов собрали деньги при помощи краудфандинга.

Михаэль Драу: Да. У нас в основном бывает крутой спонсор. Ну и плюс какие-то сборы от фанатов. А на один клип, как раз, мы полностью собрали таким способом. Хотя там тоже был спонсор, который предоставил основную сумму. Люди тоже очень здорово помогли. Это был клип «Анима», 2013 год. А сейчас мы стараемся все-таки как-то сами.

GEOMETRIA.RU: Сейчас век электронной музыки, но она достаточно лайтовая. В прямом и переносном смысле, в плане содержания и в плане качества. Как вы относитесь к этой музыке, может, какие-то из современных исполнителей не вашей концепции вам нравятся внезапно?

Михаэль Драу: Ну, смотря что подразумевается под современным. Если брать Prodigy, например, начала 90-х... Die Antwoord. Из наших это 2rbina 2rista… Эм… Ничего себе лайтовенькие (смеется). На самом деле, из совсем такого лайта, мне очень нравится Милен Фармер. Она для меня эталон элегантности в попсе. Я даже не могу ее назвать попсой. Это именно брит-поп или евро-поп, что-то такое. у нее даже был альбом в нашем стиле. То есть тетка такая, разносторонняя. Ну и тот, кто ей музыку пишет. Проект очень замечательный, со вкусом сделан. И ее образ, и все.

GEOMETRIA.RU: Darkwave в вашем понимании сейчас какое-то развитие как музыкальный стиль получает?

Михаэль Драу: Ну, я думаю, что он сейчас получает, наоборот, регресс, потому что, к сожалению, общество стремится именно к потреблению, никто не хочет париться. Даже по бизнесу если смотреть, самое большое развитие получают всякие заведения, связанные с едой. Людям посидеть, поесть где-нибудь в интересном месте. Хотя, казалось бы, какая огромная конкуренция: кафешки просто на каждом углу! Но человеку хочется каких-то новых впечатлений, а получать эти впечатления путем интеллектуального, скажем так... развития, посещения каких-то выставок, собраний, театров – такого нет, люди уже не могут. Общество потребления людей просто перемололо. Сейчас можно потреблять только вкусную еду (смеется). И, к сожалению, все хотят попроще, полегче, не париться, получить готовый продукт. А дарквэйв — это музыка все-таки интеллектуальная. Она заставляет как-то посидеть, подумать и мрачно покурить. Ее нельзя поставить где-то там фончиком и пойти пылесосить или что-нибудь в этом роде. Ее надо слушать. В рядовом кафе не поставишь такую музыку. Она будет отвлекать, потому что человек будет прислушиваться к словам, если понимает английский язык. Увы, это просто маркер нашего времени. Сейчас чрезмерно облегчилась бытовая сторона нашей жизни, у людей есть все. И из-за этого последние дико разленились как вид. И особенно — мозгами. Потому что мозг требует все-таки самое большое количество энергии от организма и очень не любит работать на самом деле. А тут, казалось бы, все хорошо, никакого стресса нет, и ему предлагают немного пострессовать. Конечно же мозг откажется! Поэтому такая сложная вещь, как дарквэйв и другая подобная музыка, они увы-увы-увы начинают уже сжиматься, сужаться, и все просто переходит в разряд какой-то попсы. Даже не попса, а лаунж. Попса же тоже несет какой-то посыл: танцульки, кисульки. А лаунж, он не несет абсолютно ничего. Это пустота. Человечеству сейчас надо сидеть и работать челюстями и слушать лаунж. Все.

GEOMETRIA.RU: Долго ли вы вообще придумываете какие-то свои идеи для клипов. Может быть, вам кто-то их придумывает? Очень красивый клип у вас новый с артистами из балета. Даже если музыка тебе не близка, клип хочется досмотреть.

Михаэль Драу: Балет делает красивым все, как взрывы делают все фильмы лучше. Это действительно профессиональные артисты балета: и Мариинка, и балет Эйфмана, и Большой драматический театр — все было. Практически все идеи клипов — мои. Единственный клип, который снимали нам, когда мы стояли и молчали — это был клип «Усталость металла», 2007 год. Он успел побывать на телевидении, тогда еще канал А-1, который сейчас хип-хоп. Все остальное это, да, это выдумываю. Правда, с некоторыми поправками на техническую сторону, как снять тот или иной момент. Я работаю так: у меня есть определенная идея, например, вот клип на песню «Орфей», про который вы говорите. У меня была идея, что должно быть два балетных мужика, и один другого убивает. Это спойлеры для тех, кто клип еще не видел. Да, один другого убивает! А как он его убивает, что это будут за мужики, в каких это будет условиях происходить — это все неважно. Надо будет исходить из возможностей, помещения, камер и актеров. Я не упираюсь рогом в детали, никогда. У меня есть что-то важное, от чего я никогда не смогу отказаться, и вокруг этого уже можно немного условия менять. Каким образом возникают такие детали, такие картины в голове? — этого я не знаю. Воображение (смеется). Как было у Губки Боба: «Воображение!!!».

GEOMETRIA.RU: Заговорили про творчество, ради которого хочется думать. Некоторые ваши песни, не сейчас, а раньше, они такого, регрессивного плана, то есть…

Михаэль Драу: Мрачные

GEOMETRIA.RU: Ну, да, отчасти, признаться, я не стану веселиться под ваши песни...

Михаэль Драу: Вообще, знаете, очень многие люди нам пишут и говорят, что, наоборот, «ваша музыка вернула меня к жизни», «она дала мне силы творить», «у меня был кризис, но я из этого кризиса вышел, спасибо вам большое». На самом деле, это такая фишка. Например, знаете, выдирать из человека застрявший кусок стекла — это больнее, чем оставить его там. То есть: «Нет, не трогайте, пожалуйста, пусть он там сидит! Больно!». Но зато, после этого происходит исцеление. И, получается, что наша музыка — это эффект вырывания стекла из раны. Катарсис, если хотите. Становится легче, проще жить, и он многое понимает. Не знаю, так получается. Лишь на момент станет хуже. Например, у нас в 2009 году был альбом «Зона теней» и на нем песня «Немой крик», посвященная проблематике абортов. И к нам однажды подошла девочка, вся в слезах и соплях, и давай хватать всех за руки. Потом сказала: «Благодаря этой песне я оставила своего ребенка, я очень счастлива». Кто-то даже родился благодаря нам (смеется). И вот она вся проплакалась, проревелась и решила оставить.

GEOMETRIA.RU: Это хорошая история.

Михаэль Драу: Да, и это к тому, что надо всегда искать что-то особенное. Может, ответ там, где вы его не искали никогда.

Полный фотоотчёт здесь.
Текст: Ксюша Юровская
Фото: Женя Хажей

Теги: gothic, otto dix, cyberpunk, киберпанк, darkwave, goth, эго, amg, отто дикс, михаэль драу, интервью с отто дикс, отто дикс 2016, otto dix 2016, михаил рувимович сергеев, дарквейв, эготур

ЖеняХажей 
12 октября 2016