Интервенты Matisse & Sadko в перерыве между атаками на европейские танцполы встретились с музыкальным редактором Geometria.ru Praha Родионом Никитиным в уютном пражском Vogue Cafe & Lounge Bar, и за дружеской беседой братья Александр и Юрий рассказали о том, как "Пархом" не стал играть шансон, как стать знаменитым, не имея богатого продюсера, трудностях становления российской музыкальной сцены, пьяных медведях и уникальности как переменной в формуле успеха.

Geometria.ru: Начнём пожалуй с раннего периода вашей карьеры. Вернее с идеи. Как вы пришли к тому, что начали заниматься музыкой? Я порылся в интернете и практически ничего не нашёл об этом периоде вашей жизни. Единственное, что знаю, это то, что ты, Юра, был в hip-hop тусовке, а потом Саша тебя подтянул, и так появились Matisse&Sadko
Matisse: Музыка вошла в нашу жизнь в тот момент, когда мы первый раз увидели компьютер и что-то похожее на программу по созданию музыки. До этого были увлечения музыкальными инструментами на уровне хобби. Я занимался балалайкой, годами просиживал в подъездах с гитарой, поэтому чем бы я ни занимался, вся жизнь была связана с музыкой.
Sadko: Любовь к танцевальной музыке началась с VHS кассет с больших немецких фестивалей, таких как Love Parade например, канала VIVA2.
Matisse: Да, это сыграло немаловажную роль. Плюс такие фигуры как Westbam, Sven Vath и другие. Радиостанция Record, на которой мы тогда не работали. Даже и не мечтали работать. Просто мы не коренные санктпетербуржцы, но любить музыку можно, находясь в любом регионе нашей огромной страны.
Sadko: Потом наши музыкальные пути немного разошлись, каждый стал заниматься творчеством в абсолютно разных направлениях. Я, как ты правильно сказал, занимался hip-hop’ ом очень долгое время, брат сочинял совершенно разную музыку, у него невероятно большой музыкальный кругозор.
Matisse: В основном downtempo писал.
Sadko: Но на протяжении всего времени сохранялась любовь к одному стилю, и в конечном итоге мы сошлись на том, что зачем нам распыляться на разные жанры, когда мы можем работать вместе и делать музыку, которая нравится нам обоим. Так мы и начали вместе творить.
Geometria.ru: А когда примерно это было?
Sadko: Лет 5 назад где-то.
Matisse: Ну да…примерно так. Ещё хотел поднять одну тему. Российский музыкальный рынок был в то время очень специфичным. Он был закрыт от всего остального мира, и в тот момент мы ещё не понимали, что самое главное для твоего развития, как дискжокея и продюсера, это исключительно создание собственной музыки. Поэтому мы очень рады, что ситуация изменилась, и мне кажется, что мы даже чуть-чуть поспособствовали этому своим творчеством.
Geometria.ru: Я думаю, даже не чуть-чуть.
Matisse: Можно сказать, что всё началось с трека «Hi Scandinavia», который мы просто на удачу отправили на лейбл Armada, и нам ответили в тот же день. Мы поняли этот механизм и очень плотно приступили к созданию своего материала. Поэтому, если кто думает, что нам кто-то помогал, какой-то там богатый продюсер кому-то заплатил и подсунул наш диск, то всё было совершенно по-другому.

Geometria.ru: Ну по поводу того, что вам никто не помогал, я знаю. Mihashu рассказывал, когда приезжал сюда.
Matisse: Да! Mihashu мы знаем очень давно. Этот человек - настоящий диджей, он играет, по-моему, лет с 13. У него есть богатый опыт. У нас такого опыта нет.
Sadko: У нас абсолютно другой опыт. Мы на протяжении 15 лет пишем музыку, а играть научились сравнительно недавно. Были такие моменты в начале нашей карьеры, когда мы выступали, не умея сводить.
Matisse: У меня вообще всю жизнь была боязнь сцены, а жизнь поступала с нами таким образом, что приходилось нарабатывать навыки сведения, играя на больших площадках, после какой-нибудь звезды например. Поэтому сейчас мы понимаем, что хорошо играть и подавать материал так же важно, как и писать отличные треки. Одного без другого быть не может. И если эти две составляющие работают вместе, то получается успешный музыкант или успешный бренд.
Geometria.ru: А откуда взялись псевдонимы Matisse и Sadko?
Sadko: Следует заметить, что когда мы придумывали их, мы не знали, что будем существовать вместе, Matisse&Sadko. Псевдоним Matisse было создано для lounge компиляций. Matisse - это человек, который пишет lounge треки, играет в каких-то ресторанах дорогих.
Matisse: А я как раз и писал такую музыку, выпускал компиляции для разных гламурных в то время заведений, соответственно имя Matisse появилось не случайно. Арт-директор одного их этих заведений сказал, что никаких фамилий, никаких кличек, которые были бы производными от фамилии, не должно быть. Первое моё прозвище было образовано именно так - меня звали Пархом. А он заявил, что Пархом больше подходит для шансона, нежели для нашей изысканной, рассчитанной на элитную публику музыки, и поэтому ты будешь Matisse. Как видишь, сопротивляться я не стал.
Sadko: Псевдоним Sadko создавался как противоположность имени Matisse, что-то такое русское. Делалось это с той целью, чтобы иностранцы с лёгкостью могли идентифицировать это имя с Россией. Вот так вот и образовались 2 практически несовместимых имени вместе, и в этом появилась какая-то изюминка, что-то такое неадекватное, интересное и запоминающееся.

Geometria.ru: А кто придумал в шапках играть? Идея-то очень крутая на самом деле!
Sadko: Возникло она спонтанно. Мы играли на фестивале Sensation
Matisse: …вернее в преддверии фестиваля проходила серия pre-party вечеринок, на одной из которых присутствовал один очень интересный и известный человек в нашем городе, очень хороший промоутер и наш друг, Михаил Кузнецов, который в определённый момент просто подошёл и, не говоря ни слова, одел на меня или на Юру, не помню уже, шапку.
Sadko: Потом мы смотрели фотографии, увидели себя в шапках и подумали: «Чёрт,а это прикольно смотрится!»
Matisse: Это прикольно смотрится, потому что на Sensation нужно было показать, что мы из России. Потом из разных городов, где мы играли, получали письма, в которых было написано, что без шапок мы можем к ним не приезжать.
Sadko: Всё очень просто. Sensation - площадка большая, 20000-25000 человек, диджей находится довольно далеко и высоко, и не особо понятно, кто играет, а с шапками всегда ясно – Matisse&Sadko.

Matisse: Как бы несерьёзно это казалось, но есть, например, проект Dada Life, и если посмотреть на их перформанс, то наш имидж немного скуден. Надо поработать над этим. Я думаю, что скоро появятся огромные пьяные медведи с балалайками, матрёшки и русские бабы.
Geometria.ru: Я с нетерпением буду ждать этого момента! А когда вы поняли, что стали знаменитыми? Я думаю, что это может быть момент, когда было открытие Радио Record в Москве, и Axwell произнёс свою знаменитую речь про русских музыкантов.
Matisse: Кстати, да! Если бы ты не вспомнил этот факт, мы наверняка долго бы думали над ответом на этот вопрос. Для нас это было полной неожиданностью.
Sadko: Ребята из Swanky Tunes, Hard Rock Sofa и Arty тоже в шоке были. Этот момент не то, чтобы показал нам, что мы знаменитые, он вселил в нас уверенность в собственных силах. Стало понятно, что люди слушают наши треки. Безумно приятно, что такие крутые ребята как Axwell ценят нас и помнят кого как зовут. После этого мы стали больше работать.

Matisse: Ещё после этого зародилась идея проведения совместных вечеринок вот этим составом, потому что Swanky Tunes, Hard Rock Sofa и Arty – это те люди, с которыми мы можем поговорить на волнующие нас темы.
Geometria.ru: Мне кажется, что это люди, на которых держится вся танцевальная сцена в России. Но это чисто моё субъективное мнение. Вы и они!
Matisse: Ну если говорить о progressive house музыке, то я с тобой соглашусь. На самом деле в России много интересных проектов. Немногие догадываются, что эти люди вообще из России.
Geometria.ru: Zedd, например, или Nina Kraviz.
Matisse: Zedd, да! Но он эмигрант.
Geometria.ru: Но душа-то русская. Был ещё такой товарищ, Popof, русский парень, жил в Париже.
Matisse: Ещё один хороший пример, не спорю. Мы вот сейчас были в Амстердаме, на ADE, посетили вечеринку Size Matters, где пообщались с одним из выходцев бывшего Советского Союза Max Vangeli, который уже говорит немного на странном русском языке, но всё же ещё говорит. Поэтому очень приятно, что Россия внезапно и стремительно выходит на мировой уровень.
Sadko: И хочется верить, что это только начало…

Geometria.ru: По поводу мирового уровня. Я не могу не спросить этот вопрос, потому что каждый год плююсь и бью все стаканы в доме.DJMAG TOP100. Опять же моё субъективное мнение, я недавно писал об этом. Вот например вы, Swanky Tunes, Hard Rock SofaArty попал...
Matisse: Bobina!
Geometria.ru: Вот! Я не знаю людей лично этих, ничего не имею против их творчества. С Feel’ом вы знакомы, общаетесь хорошо, на Record’е работаете вместе. Но как они могут быть в рейтинге выше вас? Даже по-другому, как они могут стоять с вами в одном ряду? Возьмём как пример Swanky Tunes. Их треки играли все, весь этот рейтинг.
Matisse: Как нам сказали умные люди, чтобы попасть в DJMAG TOP100, нужно этим заниматься, серьёзно заниматься. Я считаю, что этот рейтинг не отражает какие-то объективные профессиональные навыки и достижения за определённый промежуток времени, в основных позициях он должен отражать индекс популярности того или иного артиста, его узнаваемость. Есть очень много крутых продюсеров, например как Erick Morillo, в честь которого улицу называют, или John Dahlback, который реально за год сделал очень много, он очень плодовит, и они занимают какое-то сумасшедшее низкое место.
Geometria.ru: Как и Daft Punk, Justice и Sven Vath.
Matisse: Я просто считаю, что если делать всё по уму, то нужно делать топы по определённым направлениям: лучший продюсер, лучший диджей и т.д. С другой стороны, если ты действительно планируешь стать звездой, тебе естественно нужно находится в топе. Я не говорю, что в первой десятке, но ты обязан там быть. Если говорить серьёзно, то присутствие в DJMAG TOP100 не даёт тебе никаких гарантий, что на следующий день тебе организуют сумасшедший тур по Штатам за какой-то нереальный гонорар. Поэтому нахождение в рейтинге без подкреплённого к этому материала просто невозможно. Мы заняли 181 место.
Sadko: Hard Rock Sofa заняли 186, Swanky Tunes154. Но никто из нас не агитировал безумным образом, не просил людей голосовать. Не было ни у кого такой цели. Мы больше были настроены на творчество и были заняты исключительно этим. У кого-то просто были по-другому расставлены приоритеты, и это как раз выразилось в позициях DJMAG TOP100. Я думаю, что если у тебя есть творчество и есть поклонники, то у тебя будут и любовь, и гастроли. Любовь фанатов нельзя купить.
Matisse: Я - человек, который следит за развитием именно house музыки и не очень следящий за тенденциями в мире транса, но тусовка Armada – это очень серьёзная организация, потому что каждый участник этого лейбла в этом году попал в топ, даже те диджеи, которые очень мало выступали, или молодые ребята, за плечами которых всего несколько релизов. Это о чём-то говорит!

Geometria.ru: Ну хорошо. А вот именно для вас кто является топовыми диджеями в мире?
Matisse: Мы не будем ставить кого-то на первое, второе и третье места, но по своим личным наблюдениям, по тому как публика реагирует, как ведёт себя человек, как он любит своё дело, как его любят в России, я могу выделить…из популярных…
Sadko: Конечно же мы выделим Шведскую Хаус Мафию! И особенно Axwell’а, как человека самого творческого, фанатика музыкального.
Matisse: Но я не уверен, что наши люди на улице узнают Шведскую Хаус Мафию в полном составе.
Sadko: Да это и не важно!
Matisse: Но я уверен, что они узнают Tiesto, David Guetta и Armin Van Buuren. Это такие 3 столпа электронной сцены, 3 бренда, которые подпитаны хорошими бюджетами.
Sadko: Мне кажется, ты немного о другом говоришь. Надо же про наш вкус. Из людей, которые повлияли на наш вкус, без сомнений стоит выделить Axwell, Eric Prydz. Eric – наша любовь уже на протяжении многих лет.
Matisse: Однозначно! Eric Prydz - это человек, который не нуждается вообще ни в каких топах, его музыка говорит сама за себя. Он в определённый момент выдаёт хит, который потом живёт ещё очень долго. Для нас это высший показатель. Ещё мы очень уважаем многих андеграундных исполнителей, которые даже и не метят ни на какие регалии.
Sadko: А им это и не нужно. Полно на самом деле таких людей. Dubfire,например. На его сет на Global Gathering в Питере пришли практически все диджеи, которые принимали участие в фестивале.
Matisse: Мне очень нравится Richie Hawtin. Его стиль, его харизма, его поведение, его растянутые майки, его чёлка. На самом деле нельзя смешивать стили и направления, очень важно быть многогранным и посещать вечеринки с самыми разными музыкальными жанрами. А ещё важнее, когда человек живет в гармонии с самим собой, не гонится за гонорарами, качественно делает свою работу. Я за искусство и за гармонию в творчестве. Matisse за художников!

Geometria.ru: Полностью согласен с тобой! Давайте немного о будущем. Опишите ваше видение электронной сцены, допустим, на ближайший год, и расскажите, что народу ожидать от вас в 2013 году.
Matisse: Мы возлагаем очень большие надежды на следующий год. Мы накопили огромное количество совершенно нового материала, местами с совершенно не похожим на нас звучанием. Я думаю, что в 2013, помимо каких-то отдельных синглов, мы задумаемся о компиляции и может быть даже об альбоме. А по поводу развития…Да в принципе уже сейчас понятно в каком направлении всё будет двигаться. Единственное, не устанут ли от этого люди. После того как Шведская Хаус Мафия взошла на престол и закрепилась там, она открыла двери для материала, который похож на их фирменный стиль, но могу сказать, что никто не застрахован от появления какого-то абсолютно неадекватного трека, стилеобразующего, совершенно нового, трека, который напишет какой-нибудь молодой, никому не известный человек, и это будет второй Mr. Oizo с «Flat Beat» или второй Benny Benassi с «Satisfaction». Я очень жду этого момента. Я бы сам, на самом деле, хотел создать такой трек и стать родоначальником нового стиля. Это мечта каждого продюсера. Сейчас всё очень шаблонно и ожидаемо. От каждого продюсера мы ждем определенного звучания, и если он делает что-то не в своём стиле, то это становится странным. Все боятся делать что-то новое, потому что боятся быть непонятыми. Но те, кто не боится, имеют гораздо больше шансов вырасти в большую звезду за очень маленький промежуток времени.
Sadko: Но пока от нас вас ждут шаблонные треки с солисткой Cicada, шаблонный совместный трек со Steve Angello.
Matisse: Ну мне кажется, что наша фишка именно в том, что мы мелодисты, мы закладываем в трек больше настроения. Это очень важно для нас – настроение в треке, эмоции. Поэтому попробуем оформить эмоцию в новой музыкальной форме. Я думаю, что будет ещё такая вещь – перевоплощение обычного диджей-сета в полноценное концертное выступление, когда не важен будет момент сведения, будет определённый микс, как у Шведской Хаус Мафии, состоящий из уже известных людям треков, вплоть до их строгой последовательности. Ещё мне кажется, что лейблы окончательно наберут полный состав своих резидентов и будут выезжать исключительно со своими фирменными вечеринками.
Sadko: Я думаю, что стоит ждать такую русскую команду. Вместе с ребятами из Swanky Tunes мы разговаривали об этих русских вечеринках с Tiesto, когда он приезжал в Москву, и мы выступали вместе на вечеринке, посвященной дню рождения Радио Record. Ему очень понравилась эта идея, и он сказал, что с удовольствием нас поддержит и поедет кататься вместе с нами.

Geometria.ru: Вы ответили заранее и на следующий мой вопрос, который заключался в пожелании чего-либо начинающим музыкантам. Я так понимаю, что ваш ответ : «Отличайтесь от всех остальных!»
Matisse: Ну это в идеальном варианте. Но, ты понимаешь, чтобы сделать что-то крутое своё, нужно повторить что-то крутое чужое, чтобы набить руку. А так, естественно, не нужно бояться экспериментов, и ,вполне возможно, это будет бомба, это будет супер, и уже под тебя будут косить тысячи новых юных продюсеров, а ты будешь ездить с этим хитом, уже как ретро исполнитель, ещё 10 лет подряд. Нужно брать себя в руки, писать хиты, потому что неизвестно, что будет завтра, а становиться популярным нужно уже сейчас!
Sadko: Вдохновившись этой идеей, следующие несколько наших релизов будут с вокалом, такого эдакого песенного формата, чтобы люди на танцполе могли подпевать.
Matisse: Потому что те моменты, которые понятны тебе как дискжокею, не всегда понятны простому обывателю. Диджеи абсолютно по-другому воспринимают музыку, и порой это бывает большой проблемой. То, что хорошо для диджея, не факт, что будет хорошо для народа.

Geometria.ru: Ну и последний вопрос. Была такая забавная ситуация примерно полгода назад. Был в Париже с одним из наших общих друзей, по радио начал играть трек «The Legend». Я говорю: «Смотри, трек ребят». Сразу тебе, Саш, было отправлено смс, а над ответом «Играем в Питере в каком-то клубе, тут-то пока не все узнают нас, куда там до Европы!» мы очень долго смеялись. Ситуация, я надеюсь, изменилась? Получили признание за пределами нашей родины?
Matisse: Да-да-да! Помню! Было такое! Конечно, мы с какой-то периодичностью выезжаем в Европу, но пока ещё не так плотно общаемся с нашими слушателями там.
Sadko: В Европе ситуация не такая весёлая, как в Америке. Но всё равно постепенно у нас образуется какая-то группа людей, фанатов. Безусловно, это безумно приятно. Надеемся, что эта группа будет всё больше и больше.
Geometria.ru: Я в этом даже не сомневаюсь!

Совет от Geometria.ru - будьте похожими на братьев Пархоменко, потому что, несмотря на статус международных звёзд, ребята остались очень дружелюбными, отзывчивыми и интеллигентными, что очень редко сейчас встречается в шоу-бизнесе! Мы желаем им огромных творческих успехов и скорейшего осуществления всех поставленных ими целей. Также, выражаем благодарность Vogue Cafe & Lounge Bar за помощь в организации этой встречи.

Теги: record, prague, matisse & sadko

Rodion Nikitin 
15 ноября 2012