Сегодня на сцене Книжного клуба «Петровский» выступили Дерек Браун, саксофонист из Чикаго, который совместил сакс и битбокс, и Арт-ансамбль «Архангельск» - команда, обладающая не меньшей степенью аутентичности.

Перед выходом на сцену первого артиста ведущий фестиваля Кирилл Мошков рассказал о нем:
«Родом Дерек из маленького городка, он окончил не самую первую в рейтинге США джазовую школу. После преподавал и начал проводить джазовый фестиваль в совсем уж крошечном городишке в штате Техас. Техас – столица кантри-музыки, в лучшем случае блюза, но никак не джаза. По словам Дерека, в его жизни всё шло бы тем путём, если бы ему не попались записи легендарного певца, который делает шоу целиком из одного себя. Он производит шлепки по телу, ударяет себя в разные места, чтобы изменить окраску звука. Дерек решил попробовать извлекать ударные звуки из собственного тела, ротовой полости, пустил в работу губы, зубы – чтобы получалась полноценная партия ударных инструментов. Объединив это со своим основным инструментом – саксофоном. Американец играет на инструменте басовую партию, аккордовые ноты, перемежая это со звуками, извлекаемые из него самого, включая топанье ногой, что должно изображать басовый барабан, в итоге получается саксофонный битбокс».

Ни для кого не секрет, что культура проведения концертов на западе отличается от той, к которой мы с вами привыкли. Для запада главное из всего сделать шоу, чтобы было эффектно, дорого, увлекательно и весело. Наша сцена больше увлечена вопросом «Что?», нежели чем вопросом «Как?». Работа над формой в нашей традиции отходит на второй план.
Появление Дерека Брауна в зрительском зале не из-за кулис, а из-за спин слушателей было своеобразным звонком «шоу начинается». Музыкант неспешно прошёл через ряды стульев, играя на саксофоне, подошёл к сцене, но подниматься не стал, остался среди людей. Зритель оценил его визитную карточку, принял Дерека.
Музыкант подошёл к микрофону, и с некоторыми паузами начал говорить по-русски:
«Привет, меня зовут Дерек, спасибо вам, как дела, хорошо?». После он перешёл на свой родной язык. «Это всё, что я знаю по-русски, сегодня мой первый визит в ваш замечательный город, второй визит в Россию. Мне очень приятно, что я сегодня буду играть здесь, для вас».
Дерек исполнял музыку собственного сочинения, а также классические композиции, в том числе Баха, играл популярные композиции. Звучит это исполнение интересно, в некотором смысле – забавно.
«Когда я был в колледже, мы играли с ребятами панк-рок в гараже. Делали это очень громко, были плохими парнями. В то время я играл на гитаре и пел, тогда же уже серьёзно занимался саксофоном. В какой-то момент мне в голову забралась мысль, а получится ли у меня играть на саксе и петь?»
И он спел. Чередуя игру на инструменте с вокальными партиями. Зал в очередной раз принял на ура. После чего, Дерек снова обратился к слушателям, разделил всех присутствующих на две условные группы. Сперва он наиграл несложную мелодию для первой (слушатели должны были непрерывно напевать её по нотам), потом для второй. В это время Дерек поверх нот, исполняемых залом, накладывал соло на саксофоне. Это было интересно, необычно, весело.
Перед очередной композицией, Дерек сказал, что очень скучает по отцу, и было бы здорово, если бы они сыграли сейчас вместе. После чего взял свой телефон, включил запись с голосом отца, и бросил её в раструб и начал играть.

Уходил Дерек долго, долго прощался с аудиторией, но ушёл также неожиданно и резко, как и появился.
Последняя композиция, которую он исполнил, была «Спокойной ночи, малыши». Этого не ожидал никто. Сначала музыкант исполнял мелодию в той манере, к которой все мы привыкли с самого детства.
После первого отделения корреспонденту G удалось немного поговорить с Дереком:
- Как тебе пришла в голову идея совместить бит-бокс и саксофон?
- Правда в том, (говорит шёпотом), что я не делаю бит-бокс, но да, это звучит как бит-бокс. Как-то я услышал, как на саксофоне играет Джефф Коффин, это было похоже на барабаны, потом я послушал классическое исполнение, где присутствует некоторый бас, и подумал, почему бы это всё не совместить?

Музыка с самого севера России

«У нас есть несколько региональных джазовых сообществ, резко отличающиеся по музыке, которая в них рождаются. Прежде всего, это Архангельск, как вы знаете, самый близкий к северу из российских городов. Сами жители этого города говорят, что там кончается всё, в том числе железная дорога. Дальше только Белое море, Соловки и другие красоты природы. В самом Архангельске, помимо 300 тысяч населения, есть замечательная традиция джазовой импровизационной музыки, блюза. Связана эта традиция очень глубокими корнями, которые заложил ещё в 70-ые годы выдающийся российский музыкант импровизатор, джазовый саксофонист – Владимир Резицкий. Он давно ушёл из жизни, но его наследие осталось, и оно до сих пор питает культуру северного российского города. Коллектив, который сейчас выйдет на сцену, тоже впитал в себя это наследие – АРТ- Ансамбль «Архангельск»»,- рассказал о коллективе Кирилл Мошков.
На сцену вышло трио – Тим Дорофеев (гитара), Олег Юданов (ударные) и Константин Седовин (вокал, флейта).
С первых секунд стало понятно, что тот джаз и этот – две большие разницы. И по форме, и по содержанию. Музыканты из Архангельска приехали не для того, чтобы делать шоу, они приехали, чтобы высказаться перед людьми, донести до них свои мысли и чувства через музыку. Переход от развлечения к рефлексии буквально осязаем.
Команда отыгрывает на протяжении 10-15 минут, после чего Тим Дорофеев обращается к слушателям:
- Так получилось, что мы сейчас сыграли 3 композиции, необычно получилось. Мы иногда не договариваемся, оно само так получается, порой это чистая импровизация. Вчера у нас был концерт в Ярославле, для нас каждое выступление интересно тем, что все они проигрываются по-разному, они всегда новые и для нас и для вас.

И по залу дальше полилась аутентичная джазовая архангельская музыка, ни на что не похожая. Если попытаться её с чем-то сравнивать, то похожие мелодии можно услышать на сеансах релакс, в кабинетах психологов. Действительно, музыка для успокоения души, слушая которую, невольно ищешь потаённый смысл. Воспринимаешь её, как язык, систему символов, способ диалога со слушателем, который хочется понять, разгадать. В голове непроизвольно возникают пейзажи русского севера во всей его красе.
Как бы в подтверждение моим размышлениям по окончании композиции Константин Седовин подошел к микрофону: «Вот она какая, русская душа, что сразу и не понять».
Дальше ансамбль играл импровизации, в той же манере, однако, звуки, которые издавал вокалист, роднили эту музыку с шаманскими обрядами севера, для полноты ощущений не хватала лишь бубна.

Это единение с севером продолжалось относительно недолго. В определённый момент на сцене появился ведущий и сказал, что неожиданно для всех, раньше срока в Воронеж прибыл Аркадий Шилкопер. Публика оживилась, из-за кулис вышел Аркадий, пригласили и Дерека.
Такое может быть только в Джазе, - сказал мой сосед, и вероятнее всего был прав. На сцене развернулась импровизация невероятных масштабов. Атмосфера в помещении резко перешла в состояние праздника. Причём. удовольствие от происходящего получали не только слушатели, на лицах музыкантов был виден неподдельный кураж, в который они ушли сами и уводили гостей фестиваля. По очереди, уступая место друг другу, они воплощали в жизнь фееричные соло партии с чисто джазовым финалом.

Владимир Григорец
Фото: Андрей Парфенов

Теги: джазовая провинция

Geometria Voronezh 
06 ноября