В преддверии выхода фильма "Робот по имени Чаппи" британский журнал DAZED взял интервью у вокалистки группы Die Antwoord Йоланди. Мы специально для русскоязычной аудитории перевели это первое в карьере Йоланди сольное интервью.

Пока она готовится покорить Голливуд в фильме Нила Бломкампа «Робот по имени Чаппи», мы поговорили с вокалисткой Die Antwoord про её непредсказуемое восхождение к славе.

Йоланди Виссер (Yo-landi Visser) появляется в пиано-баре олдскульного отеля в западном Голливуде словно гангстер-альбинос из другого измерения. В свитере, на котором большими зелеными буквами написано «BOSS», певица усаживается в кожаное кресло и заказывает кофе со свежими фруктами. Гости с интересом смотрят на эту хрупкую форму жизни с серебристо-белыми нарисованными бровями и говорящую голосом маленькой девочки. «Когда я возвращаюсь в Южную Африку, то мне приходится окружать себя телохранителями», - говорит она. - «На полном серьёзе. Люди, черт возьми, постоянно хотят убить меня». Трудно себе представить, что эта пяти футов росту женщина, мать двоих детей, представляет такую угрозу для самопровозглашенных факелоносцев приличия и хорошего вкуса. Но вот что происходит, когда такие же неудачники как ты достигают успеха. Перья взъерошиваются.

Йоланди, настоящее имя Анри Дю Туа, быстро стала невероятной поп-культурной иконой. Балансируя между соловьиными песнями, исполняемыми голосом Лолиты, и вызывающим рэпом на английском и африкаанс, она побила все утвержденные музыкальной индустрией шаблоны вместе с коллегами про группе – рэпером Ниндзя и DJ Hi-Tek. Взорвав сцену в 2010 своим видео Enter the Ninja, Die Antwoord ни с кем себя не ассоциировали, стремясь быть «модными и панковыми и немного сумасшедшими» насколько это возможно. В конце прошлого года они подтвердили свой уровень вышедшим видео Ugly Boy с участием Джека Блэка, Мэрилина Мэнсона, Flea, the ATL Twins, почти голой Диты фон Тиз и супермодели Кары Делевинь. Намеренно походящие на фриков и гиков, они устраивают одни из самых «животных» живых выступлений, с толпами верных фанов, кричащих «zef, zef, zef», - как дань уважения уличной культуре Южной Африки, которая вдохновила трэшовую эстетику группы.

Виссер редко даёт интервью и никогда не давала сольные – до сих пор. Она предпочитает оставаться загадкой, энигмой: эльфом на рейве, чья личная жизнь остаётся за кадром. «Меня постоянно раздражают вопросом: «Вы настоящая группа?», - говорит она. – «Журналисты постоянно стараются растоптать нас, сбросить с топа и теперь я редко даю интервью. С Фейсбуком и Инстаграмом это становится всё менее нужным. Однако, когда появляется новая информация, нам хочется её разделить с кем-то. Как сейчас».

После накопления более чем 200 млн просмотров на своём канале Youtube, группа сделает резкий скачок на большие экраны в этом месяце, когда Йоланди и Ниндзя появятся вместе с Сигурни Уивер и Хью Джекманом в «Чаппи», семейной фантастической драме от режиссёра «Района №9». В фильме они играют пару музыкантов, ставших бандитами, которые находят новорожденный искусственный интеллект в теле робота – Чаппи. «Есть что-то между Йоланди и Ниндзя, какой-то очень необычный магнетизм», - говорит Бломкамп по телефону, в перерыве между монтажом фильма. – «Любите вы их или нет, они привлекут ваше внимание. В Йоланди есть что-то, что трудно выразить словами. Какой-то неизвестный факт, который делает её интересной. В ней словно бы две личности – дихотомия между образами, который вы видите, и представляете по песням, которая она исполняет. Это, в сочетании с тем, что она очень умная, заставляет людей идентифицировать себя с ней как с никакой другой поп-звездой.

Она родилась 3 марта 1984 года в Порт-Альфреде, небольшом городке на побережье Южной Африки, была усыновлена священником и его женой, и изо всех сил боролась с чувством, что принадлежит, на самом деле, другому месту. Повзрослев, она описывает себя как маленького панка, который постоянно дрался. «Что странно, потому что на самом деле я мягкая и заботливая». Она считает себя готом по духу, («Я и мой лучший друг однажды покрасили всё бельё в ванной в черный цвет») и одержима Nirvana, PJ Harvey, Nine Inch Nails, Cypress Hill, Eminem, Marilyn Manson and Aphex Twin. «Я люблю всё это тёмное и мрачное дерьмо. Когда вышел клип Криса Каннингема (Aphex Twin’s) Come to Daddy, он стал просто религией». Это влияние ясно ощущается в кровавой темноте клипа Ugly Boy, в котором Виссер выглядит как милый, но пугающий инопланетянин с глазами темными как ночь. Знаменательно, что сэмпл в песне взят из Ageispolis, песне Aphex Twin 1992 года.

В 16 лет Виссер была отправлена в школу-интернат в девяти часах езды от дома, где, в окружении других творческий детей, она, наконец, расцвела. «Для Южной Африки это была очень творчески открытая школа. Я была чертовски счастлива», - говорит она. – «Впервые я была рядом с такими же креативными людьми». Она никогда не видела своих настоящих родителей, и сейчас не хочет. Она не слишком много знает о них, кроме того, что мать была белой. Недавно художник-портретист, специализирующийся на выявлении генетического происхождения, рассказал Виссер, что её структура лица характерна для «цветного», то есть смешанного, населения Южной Африки. Сначала Виссер была смущена: «Нет, я белая. Художница стала спрашивать меня про мою семью и тогда я задумалась, может, я правда «цветная». Виссер теперь думает, что её отец мог быть черным. Она родилась во время апартеида и считает, что родители её белой матери, возможно, заставили её отказаться от ребёнка, когда узнали, что она забеременела от черного парня. Но это теория.

После того как они познакомились на одном из его выступлений, Ниндзя хотел, чтобы Йоланди записала бэк-вокал в его хорроркор песне The Constructus Corporation. «Я хотел, чтобы она кричала «да, ублюдок!» на заднем фоне с американским акцентом», - говорит он. – «Мы пошли в студию, и она сделала это с таким выражением и голосом, что я просто сказал: Ох…! Виссер сказала мне, что она ничего не знает о рэпе, и я пообещал научить её». Через какое-то время их отношения переросли в романтические и в 2006 году Йоланди забеременела от Ниндзя.

Я люблю всё это тёмное и мрачное дерьмо. Когда вышел клип Aphex Twin’s Come to Daddy, он стал просто религией

«Я была молода», - говорит она. – «Постоянно думала, что моя жизнь кончена. Все мои друзья курили травку, зависали и бухали, а я сидела с ребёнком. Но я ненавидела это. Ни курила и не пила. Я хотела быть идеальной мамой. А это было непросто. Я чувствовала себя очень изолированной долгое время, но в конце концов это помогло мне и Ниндзя остаться вместе. Если бы было по-другому, то мы давно бы разбежались. И хотя они больше не пара (Ниндзя теперь женат), поклонники по-прежнему смотрят на них как на пару. «Многие люди думают, что мы до сих пор вместе. Я понимаю, наше общение довольно странное. Но поверьте, трудно играть в одной группе и растить общего ребёнка».

Их дочь, Сикстин Джонс, в настоящее время в группе The Boy With the Rainbow Face с дочерью музыканта Flea, Санни. «Санни лидер группы, а Сикстин на бэк-вокале и сочиняет тексты», - говорит Виссер, которая живёт с дочерью в Лос-Анджелесе последние несколько лет. «Она замечательная». В соответствии с мятежными традициями своих родителей, малышка Сикстин противостоит в давнем споре Йоланди по поводу использования ненормативной лексики в своих детских песнях.

Виссер также усыновила мальчика Токки, малыша с улицы, который девять лет слонялся по Йобургу. Его семья была бедной, поэтому Йоланди попросила родителей заботиться о нём по выходным, а потом и в рабочие дни. «Я всегда чувствовала некую материнскую вещь: связь с беспризорными детьми и неудачниками», - говорит Виссер. – «Я видела огромный потенциал в Токки, но знала, что никакого будущего у него на улице нет. Там всем на тебя насрать. Теперь он расцвел и стал очаровательным мальчиком».

В 2007 году Виссер предложила идею Ниндзя объединиться в группу, и семена Die Antwoord были посеяны. Во время работы над своими первыми треками они встретили Hi-Tek, их третьего члена. «Что-то произошло», - говорит Виссер. – «Треугольник. Но мы не хотели просто прийти в студию и записать несколько песен. Мы хотели создать целый стиль». Так всё и случилось.

Виссер клянётся, что ничего не получалось, пока она не начала эксплуатировать свою брутальную киберпанковскую выбеленную причёску, которая и породила визуальный стиль Die Antwoord. Это был 2009 год, и они снимали первое видео. Режиссёр хотел, чтобы я была такой маленькой жеманной девочкой. «У меня были длинные пышные волосы, и я была словно Бритни Спирс и Леди Гага. Я сказала Ниндзя, что хочу работать в совершенно ином направлении. Я хотела быть больше собой. Ниндзя сказал: «К чёрту, давай сделаем это!». И бац! Появилась Йоланди. Это повлияло на музыку, это повлияло на то, как я себя чувствую, как действую. Я словно что-то родила в своей голове». Стрижка Виссер и отбеленные брови больше не мода, а, скорее, причуда, желание привлечь внимание. Утверждение её гордости вечного аутсайдера: декларация, которую невозможно пропустить, о том, кто она есть и что ей нужно. Ниндзя по-прежнему сам стрижёт её. Никто другой не имеет права прикасаться к волосам.

Виссер помнит ночь, когда всё изменилось, так, словно это было вчера. Это было 3 февраля 2010 года, группу заказали на концерт в Йоханнесбурге. «Лил дождь», - и я сказала Ниндзя. – «Чёрт, никто не придёт на концерт, стоять под таким дождём. Мы ехали по району и увидели очередь детей. Когда мы вышли, они стали кричать. Я помню, что мы читали всю ночь. Мы трахнули микрофоны, а толпа повторяла все наши тексты. Я пришла домой и только там задумалась: что это такое произошло? Всё сразу стало ясно. Мы ощутили, как детки привязались к нам.

В ту ночь их видео набрало 10 тысяч новых просмотров. Их электронная почта всё ещё висела на сайте и сообщения от фанатов посыпались на неё. На следующее утро их видео показали по американскому телевидению, а день или два спустя кто-то с лейбла Interscope достал их номер телефона. Они полетели в Штаты на встречу с легендарным Джимми Айовином, в штаб-квартиру Interscope. Мы вошли в офис и увидели NWA, Slim Shady и Tupac на стене. Я подумала: «Черт, это лучший лейбл». Он сказал: «Мы любим вас, мы не хотим ничего менять в вашем стиле». Получив два месяца на обдумывание, они подписали контракт с лейблом и выступили на своём первом американском шоу Coachella. Их выступление стало самым обсуждаемым на фестивале.

Нам подписали выплатить миллион долларов отступных, и мы легко расстались с ним. Деньги нам важны менее, чем желание делать то, что мы хотим.

Вскоре к ним постучался Голливуд. В 2010 Дэвид Финчер обратился к Виссер в поисках главной героини для своей адаптации «Девушки с татуировкой дракона». «Мой агент позвонила мне со словами: «Ты должна взять эту роль или твоя карьера будет окончена». Но я сказала нет, потому что не могу делить что-то с музыкой наполовину. Она – моё призвание». Виссер чувствовала, что, если она отойдет от музыки на год или два, снимаясь в фильме, то потеряет фокус. Финчер пытался встретиться со ней, но она постоянно отказывала. «Я всегда принимаю решение сразу, даже если оно неправильное. Я ненавижу быть смущённой», - говорит Йоланди. – «Я такая: к чёрту, раз я собираюсь двигаться в этом направлении, я буду это делать серьёзно».

В это же время, Ниндзя рассматривал предложение от Нила Бломкампа сняться в «Элизиуме». Я сказала ему: «Нет, я не думаю, что это правильно. И у нас был большой бой по этому поводу. Ниндзя суперамбициозен, не то что я. Он говорил: «Давай заниматься всем». Но я знаю, что если наше внимание рассредоточиться хотя бы на год, то мы облажаемся. Я сказала: «Давай подождём». Роль досталась Мэтту Деймону, а пара вернулась в Южную Африку, чтобы работать над вторым альбомом с DJ Hi-Tek.

Они отправили свою вторую запись Ten$ion в Interscope, и ждали их мнения. «Это было похоже на грёбанную школу», - говорит Виссер. – «Ну, это хорошо, но нам требуется больше рейва». Мы такие: «Сколько ещё рейва вам нужно?». Лейбл сказал нам, что нужно ещё три песни, включая совместную с артистом лейбла. Мы: «Да как вы смеете? Почему мы должны сотрудничать? Мы хотим делать только то, что видим нужным сами. Не надо на нас давить!». Мы позвонили нашему юристу и спросили, можно ли уйти с лейбла?».

Их юрист не был уверен, что это будет легко. «Контракт с ними похож на библию». К счастью, лейбл отпустил их без борьбы. «Я думаю, они просто боялись Ниндзю. Нам подписали выплатить миллион долларов отступных, и мы легко расстались с ним. Деньги нам важны менее, чем желание делать то, что мы хотим. Все говорили: «Это очередная шутка от группы, такого не может быть». Я сказала: «Нет, мы хотим стать лучше и доказать, что нам не просто повезло как Vanilla Ice». Мы хотели делать музыку пока не умрём. В 2012 году группа выпустила Ten$ion на личном лейбле Zef Recordz и отклонили предложение Леди Гаги выступить на открытии южноафриканской части её мирового турне.

В настоящее время они работают над четвёртым альбомом с DJ Muggs из Cypress Hill, с которым познакомились на quinceañera, традиционном мексиканском празднике дня рождения, в пригороде восточного Лос-Анджелеса. «Я и Ниндзя прикатили туда и очутились словно в «Крестном отце» - все эти машины, костюмы, жёны и мы подумали: что за хрень?». Друг познакомил нас с DJ Muggs, а мы любим его мрачную музыку. Cypress поставили свои биты и всё прошло так тепло и уютно, и классно. Мы мгновенно подсели на это и Ниндзя сказал: «Мы сделаем это вместе с ними». Пока у нас есть 8 песен, записанных с DJ Muggs и Flea в LA. Треки, как говорит Виссер, получились «чертовски сумасшедшими, эпичными, жёсткими и мрачными». Я всегда шучу, что Muggs из той же породы, что и мы. Мы ищем те же самые вещи и как по мне, из этой коллаборации выйдет нечто потрясающее».

Их работа с Бломкампом в «Чаппи» получилась такой же органичной. Вместо того, чтобы подогнать их под своё видение, южноафриканский режиссёр использовал существующий стиль дуэта как основу для сценарных зарисовок. Он хотел, чтобы они играли самих себя в сотворённом им мире. «Я смотрю вокруг себя и каждый день вижу много артистов, однако мало кто из них делает то, что им хочется», - говорит Бломкамп. Артисты часто используются масс-медиа, а потом сливаются, делаются предсказуемыми и скучными. Йоланди и Ниндзя не позволяют внешним силам оказывать на них воздействие, которое сломало многих артистов и затушило их талант простой, скучной работой». Я думаю, на сегодняшний день это наиболее интересное и оригинальное, сказанное о них. Вопреки изначальному сомнению в том, что мировая аудитория может не понять акцент дуэта, Бломкамп убедил продюсеров в том, что сделать проект с кем-то другими невозможно.

Пока «Чаппи» снимался, некоторые из продюсеров признали экранный магнетизм Виссер и Ниндзя, и захотели поставить с ними телевизионное реалити-шоу об их жизни, основанное на фактах или выдумке – по их выбору. В то время Виссер и Ниндзя уже начали работать над общим фильмом о Южной Африке, документируя собственную жизнь, но подумали, что телевизор даст им более широкие возможности, чтобы рассказать свою историю. «Мы хотели сделать его про всё то дерьмо, что случилось», - говорит Йоланди. – «Как мы подписали контракт с Interscope, про ту самую ночь, про нашего малыша, обо всех приключениях на диком-диком западе. Вы даже не можете представить дерьмо вроде этого – просто что-то сверхъестественное. Ни разу не скучное. Это просто, б**дь, что-то!». Они планируют назвать шоу ZEF. На самом деле, Йоланди давно думает о смене названия группы на Zef. «Грёбаный Die Antwoord… Я хочу сказать, это круто, потому что сложно звучит, будто бы на немецком, и круто, потому что отражает нашу сущность. «Ответ». Я испытываю нежные чувства к нему. Однако Ниндзя – это просто, Йоланди – просто. И «Зеф» тоже просто. Но давайте не будем загадывать, ладно?

Перевод: Денис Старостин

Текст: DAZED

Иллюстрации: DAZED

Теги: HOLLYWOOD, die antwoord, yo-landi

DenisStarostin 
28 февраля 2015