Петербургскую певицу Женю Любич часто называют «русской француженкой». В России о ней узнали как об участнице французской группы Nouvelle Vague. Ее творчество - cочетание живого камерного звучания, не имеющее границ и создающее космическую атмосферу.

В рамках фестиваля Roof Music Fest Женя рассказала о своих увлечениях,творческих экспериментах и поделилась планами на будущее.

Российская публика узнала о Жене Любич, когда вы в составе Nouvelle Vague выступали в Санкт-Петербурге в 2009 году. Какие были ваши первые впечатления от выступления на родине? Как вас приняла российская публика?

До выступления в Петербурге у Nouvelle Vague с моим участием состоялся концерт в Москве в саду «Эрмитаж». Для меня это был момент экстрима, потому что перед выходом на сцену музыканты группы сообщили мне, что я должна буду отвечать за общение с залом. Всегда эта роль до того момента отводилась Мелани, Фиби или другим вокалисткам проекта, но не мне. Так, фактически без предупреждения, я оказалась в новых для себя обстоятельствах. У меня не было времени подумать и сообразить, каким образом можно и нужно было взаимодействовать с аудиторией, когда я представляю французскую группу для русских людей, будучи русской. Мне не успела прийти в голову и мысль о том, что могут быть какие-то подводные камни и неправильное восприятие того, что происходит, ведь люди пришли в Московский Сад "Эрмитаж" на французскую группу, а тут к ним выходит русская девочка, которую можно было бы при желании увидеть на соседней улице. Когда я вышла на сцену сада "Эрмитаж",то начала по-честному, и на русском языке рассказывать московской аудитории о том, как я попала в Nouvelle Vague. Реакция в целом была приемлемая, как мне тогда показалось, но впоследствии на меня обрушились негативные отзывы прессы,и только тогда, уже постфактум, я осознала всю неоднозначность этой ситуации. А вскоре после этого нам нужно было выступать в Петербурге. Буквально за три дня до концерта выясняется, что по разным причинам из многочисленных певиц со всего мира выступить на концерте Nouvelle Vague в Петербурге могу только я одна. На тот момент моей песни «I am just a simple Russian Girl» еще никто не знал, а я должна была петь 23 песни сольно, и лишь на нескольких композициях ко мне присоединился Жеральд Тото - единственный приглашенный вокалист в составе Nouvelle Vague, который смог приехать в последний момент. Ситуация, которая имела место в Москве повторилась в Петербурге. Правда, в отличие от московского концерта, я уже прекрасно понимала все обстоятельства и смогла немного подготовиться и вышла из положения так: на протяжении всего выступления я говорила на французском языке с французскими музыкантами группы, таким образом, ни разу не разрушив ожидания слушателей, которые пришли на концерт музыкальной группы из Франции. И лишь только во второй половине концерта, лежа на полу после песни «Too drunk to fuck», я, наконец, произнесла по-русски: «А жарко у вас сегодня». В этот момент я увидела недоумение и удивление на лицах людей. Мои друзья, которые пришли на концерт меня поддержать, потом мне рассказывали, как они слышали разговор двух посетителей этого концерта, вот его суть: «А как она так хорошо говорит по-русски, и ведь без акцента почти, наверное, долго учила, уважуха.» То есть, по всей видимости, в итоге кто-то даже и не заметил, что перед ними выступала девушка, для которой и русский язык - родной и город Санкт-Петербург - тоже родной.

Благодаря тесному сотрудничеству с Nouvelle Vague вы стали заметной фигурой французской сцены. Считаете ли вы, что российская сцена заметно отстает от зарубежной?

Мне кажется, что во Франции на радио и на телевидение давно хлынул поток независимых артистов. Там множество постоянно возникающих новых имен, песен, и все это доступно, открыто. В России, я уверена, количество художественных событий, открытий, явлений не меньше, чем во Франции, но, что касается доступности для массовой аудитории, я имею в виду телевидение и радио, у нас только начинается движение в этом направлении. Тем не менее, я настроена оптимистично и мне кажется, что эта ситуация меняется в лучшую сторону. Конечно, эти благоприятные изменения во многом происходят благодаря глобальной сети, которая делает возможным новым артистам и их аудитории встретиться.

Как повлияла на вашу жизнь и карьеру работа в составе французской группы Nouvelle Vague?

Можно сказать, что у меня была жизнь до Nouvelle Vague и после Nouvelle Vague. До моей встречи с ними я принимала участие в различных конкурсах, фестивалях, концертах, но все это фактически не имело никакого отклика, мои попытки куда-то пробиться ни к чему не приводили. В итоге музыка не приносила мне ни признания, ни денег, превратившись чуть ли ни в какое-то подпольное занятие: я писала песни по ночам, но они оставались в закрытой тетради, никем не услышанные. А потом произошла та самая судьбоносная встреча с группой Nouvelle Vague в 2008 году, когда у них был концерт в Санкт-Петербурге. Тогда на их выступлении я подумала: «как было бы здорово поучаствовать в таком проекте, как было бы круто, если бы и мои песни могли так звучать!» А после концерта мне удалось передать музыкантам группы демо-диск со своими песнями. Так случилось, что Марк Коллин (продюсер группы) его послушал. Видимо, что-то на этом диске его зацепило, и он написал мне письмо по электронной почте с предложением приехать во Францию на запись нескольких песен для третьего альбома Nouvelle Vague. И я поехала в Париж. Запись прошла успешно – обе песни, которые я спела – и «aussi belle q’une balle», и «marooned» вышли на альбоме «NV3» в 2009 году. К тому моменту я принимала участие и в концертах, и в турах группы по всему миру. Мне, конечно очень повезло – далеко не всем вокалисткам Nouvelle Vague доводилось и выступать с группой на концертах, и записывать с ними песни в студии, мне же в полной мере выдался шанс для участия во всех этих творческих процессах! В 2011 году у Nouvelle Vague выходит диск «Les Couleurs sur Paris», где я исполнила трек «La Crise Economique». Параллельно я принимала участие в проекте французской музыкальной звукозаписывающей компании “Naive”, для которой в тандеме с Марком Коллином и Лоранс Экильбей исполнила арию Виолетты из оперы Травиата «Верди». А дальше – больше! Марк Коллин предлагает мне записать сольный альбом. Таким образом, мои песни попадают в руки создателя Nouvelle Vague, и он придает им именно то самое звучание, о котором я мечтала… Можно сказать, моя мечта сбылась и продолжает сбываться… Потому что в конце апреля 2015 года у меня вышел второй сольный альбом «Азбука Морзе», над которым мы снова работали совместно с Марком Коллином в Париже, и который будет представлен во Франции этой осенью.

На заглавный сингл с альбома «Азбука Морзе» снят новый клип. Какой на этот раз предстаёт твоя лирическая героиня: это история одной девушки и ее будней, или легкий, нежный ветер французского прованса?

Героиня альбома очень разная: то она погружается в размышление, то это маленькая девочка – как бы не «маленький принц», а «маленькая принцесса», которой ближе любой философии разговор с далекой звездой, как в песне «L’Etoile», то это воинствующий образ Жанны д’Арк. Для меня этот альбом - своего рода музыкальное открытие: там очень необычное сочетание инструментов и звуков - полуклассическая акустическая гитара, персидская перкуссия, орган 1973 года, мой голос. В этом камерном звучании, на мой взгляд, можно расслышать какие-то вещи, которые не услышишь, если они будут сказаны и сыграны громко. Отдельно, мне бы хотелось сказать несколько слов о Кевине Седдики, который отвечал за гитару и перкуссию – он настоящий виртуоз и мастер своего дела, некоторым песням он придал совершенно новую структуру и новое прочтение. Одним словом, этот альбом - воплощение творческого подхода, это настоящий творческий акт для меня. И я надеюсь, не только для меня.
Клип на песню «Азбука Морзе» мы снимали в особняке Брусницыных на Васильевском острове. Это мистическое здание, овеянное легендами, сразу привлекло мое внимание. Эклектичное сочетание модерна, классицизма и восточных элементов в интерьерах особняка, дух декаданса, и, прежде всего, присутствие какой-то таинственности, загадки, того, что не лежит на поверхности, чего-то зашифрованного каким-то кодом, или той самой азбукой Морзе - все это идеально подходило в качестве видеоряда к моей песне. Помимо меня в клипе появляется еще один герой – это артист театра балета Бориса Эйфмана – Антон Лабунскас. Он не просто исполнил ряд красивых движений, а воплотил тот самый художественный образ, который отражает смысл, текст и подтекст моей песни – так что помимо амплитудных прыжков, изящных па и хореографических поддержек, благодаря Антону, у нас выстроилась настоящая внутренняя драматургия.

Как вы решились выбрать карьеру артистки? Можно ли это считать вторым рывком к завоеванию сцены после нереализованной попытки стать балериной?

Я действительно в детстве занималась хореографией и у меня случился небольшой ушиб ноги, однако, можно было продолжать заниматься танцами и дальше. Просто в какой-то момент у меня «прорезался голос», и этот голос стал решающим. Мне в итоге оказались ближе песни, чем танцы. Но танцевать я продолжаю и сейчас, это можно увидеть и в клипе «Азбука Морзе», и на моих концертах. Я даже могу сказать, что историю с балетом я вполне реализую, просто в своем ключе.

География ваших выступлений постоянно расширяется. Ваши сольные концерты проходят в разных городах не только России, но мира. Какие места и города запомнились больше всего?

Если честно, я обожаю путешествовать! И, к счастью, путешествий действительно много! Вот, например, Париж. В районе Montmartre я знаю каждую улочку. И еще, каждый раз приезжая, я подхожу к Эйфелевой Башне и встаю под ее сводами - там определенно витают какие-то космические вибрации - наверное, они меня туда и приводят. А New-York вообще отдельная песня, которую я фактически пою иногда на своих концертах. В России я недавно была в Новосибирске, этот город произвел удивительное впечатление, он очень продвинутый, творческий, я сразу подружилась с организаторами нашего концерта, которые сами участвуют в спектаклях, музицируют и поют песни. В Саратове всегда здорово проходят концерты. А еще не могу не назвать Калугу,Обнинск, Нижний Новгород, Казань, Челябинск, Красноярск, Сибирь, Урал, ну и ближайшие города от Питера, в том числе, Хельсинки, а также, безусловно, Москва и, конечно, сам Питер – он вне конкуренции! Каждый город оставил какой-то отпечаток, и я надеюсь, что и в тех городах, где мне довелось побывать, я тоже оставила свой музыкальный, может быть, отпечаток.

Какая публика доброжелательна - своя или все же за рубежом?

Публика везде разная. Но, как правило, если люди пришли на мой концерт, то все очень доброжелательны. Конечно, русская аудитория большое значение придает текстам, а иностранная - акцентирует внимание на саунде, подаче, взаимодействии с залом, для зарубежных слушателей важен элемент шоу. Что касается, откликов на мою музыку - они приходят отовсюду - люди пишут мне в соц. сетях и из России, Америки, Европы, а еще из Африки, Индонезии, Непала и других далеких стран. Это удивительно и приятно, и лишний раз доказывает, что музыка не имеет границ. Она, как вода, не знает препятствий и протекает в такие неизведанные уголки, о которых ты и не думал!

10 июля вы снова порадуете петербуржцев своим творчеством в рамках фестиваля на крышах Roof Music Fest. На протяжении всей карьеры вы не изменяли своему стилю и давали только живые концерты. Нет ли мыслей, чтобы перейти от живого звучания к электронному?

Я считаю, что концерт предполагает некий экспромт, и что-то непредсказуемое всегда происходит на сцене. Иногда элементы электронной музыки звучат и в рамках живого концерта с моей группой – это бывает и запланировано, и напротив - в качестве импровизации. Мне в целом электронная музыка тоже близка, я неоднократно выступала и записывалась с диджеями - например, с французскими электронщиками - Стефаном Помпуньяком и Маликом Алари. А еще у меня в дискографии можно обнаружить целый альбом «Double Nature», записанный с группой «Neon Lights», где звучат мои песни на английском языке, исключительно в электронном обрамлении, если точнее, то саунд этой пластинки отсылает нас к аналоговому звучанию в стиле синти-электро-поп.
Что касается фестиваля Roof Music Fest, то в этом году - 10 июля на крыше Hi-Hat (Аптекарский переулок д. 4 в 20:00) я буду со своей не электронной, но вполне себе живой группой! Мы представим «летнюю программу» с песнями про лето, в том числе и новыми, на беззаботно-беззатейной волне! Для меня это не первый опыт выступления на фестивале «roof music fest» - и я могу сказать,что это не просто концерт, это какое-то третье измерение, которое рождается благодаря невероятному визуальному ряду,открывающемуся с крыш, и который сам по себе, как песня, но когда к этому всему добавляется еще и реальная песня, то есть, звукоряд, то возникает ощущение полета. Как будто летишь над землей, над городом.

Известно, что вы участвуете в театральном проекте «МКАД», вам предоставлена музыкальная роль. Расскажите о своей работе в театре.

МКАД – это на самом деле не только "Московская Кольцевая Автодорога", это в первую очередь, аббревиатуры имен главных героев – Михаил Козырев и Алекс Дубас – оба, телеведущие, радиоведущие, авторы книг - они рассказывают свои истории со сцены, а я исполняю свои песни. И от этого истории Михаила и Алекса приобретают особую тональность, да и песни звучат, наверное, как-то иначе в таком театральном контексте. Мне по душе этот творческий эксперимент!

У вас уже был опыт сотрудничества с российскими артистами. Планируете ли в ближайшее время совместную работу с отечественными исполнителями?

С отечественными исполнителями пока ничего не запланировано, а вот с одним зарубежным артистом действительно собираюсь выступить. В ближайших планах на лето - сделать совместный концерт с Дэвидом Брауном.

Какое ваше самое любимое место в Петербурге?

Больше всего времени я провожу на Васильевском острове. Люблю гулять по Соляному переулку и ближайшим к нему улицам, там и Летний Сад рядом, потом Троицкий мост, Исакиевская площадь и крыша Исакиевкого собора – все это мои любимые места. Кстати, Троицкий мост - это, пожалуй, самый петербургский мост, и при этом очень французский, потому что он как бы отвечает мосту Александра III в Париже. Эти два моста - во Франции и России - были возведены в одно и то же время и символизируют дружбу между нашими городами и странами - оба моста и их диалог стал главным визуальным образом обложки моего альбома «Азбука Морзе».

Как у вас протекает творческий процесс? Едете ли куда-то преднамеренно для вдохновения?

Иной раз мне кажется, что творческий процесс не зависит ни от чего и зависит от всего. Каждый раз как будто приходит какой-то заряд, какой-то импульс, а мне остается ничего не усложнять, и песня напишется сама собой. Прилив вдохновения может произойти в любом месте, в любое время и даже во все. Для меня это таинственные вещи. Какую-то здесь вывести формулу невозможно.

В чем бы, кроме музыки, вы хотели бы себя попробовать?

Иногда мечты приходят уже в виде реальности в мою жизнь, и я надеюсь, что нечто подобное произойдет и с темой кино. Я очень хотела бы попасть в какой-то творческий кинопроект. Мне иногда приходят предложения и сценарии, но пока что еще мой сценарий меня не нашел.

Людей, которые пишут сразу на двух языках одновременно, довольно мало...

Бывает, что образ, мелодия и текст появляются одновременно. Если же первой рождается мелодия, то она и определяет выбор языка. Но если первым появился текст, тогда он диктует интонацию и мотив. У меня есть песня, которую я написала три года назад, и я точно знала, что она должна была быть на французском. И только в этом году эта песня дождалась своего часа: французская певица и по совместительству преподавательница философии в Сорбонне Аньес Гейро помогла мне написать слова, и песня вошла в альбом «Азбука Морзе» - это та самая композиция о далекой звезде - «L’Etoile».

Кто оказал наибольшее влияние на ваше творчество?

Разумеется, Nouvelle Vague. А также Joni Mitchell, The Beatles, Hindi Zahra, Владимир Высоцкий, Виктор Цой и многие др. И больше всего на меня влияют, и даже иногда «пагубно» те люди, которые вдохновляли и вдохновляют на песни.

Расскажите о своих планах? Ожидаются ли новые релизы, клипы или пока только концерты?

Возможно, в октябре с одним клубом путешественников будет организована поездка в Париж для тех, кто пожелает туда отправиться вместе со мной. Такой мой Париж. Об этом я обязательно сообщу на всех своих страницах в соц. сетях. А в ближайшее время концерты в Таллине, возможно в Риге, в Волгограде, Питере, Москве. Еще сейчас в Санкт-Петербурге в магазине «Imagine» готовится к выпуску на виниле европейская версия моего диска «Се ля ви», которая называется «Russian Girl» и отличается от русского варианта альбома тремя треками на английском языке. Ближе к осени в моих планах - презентация альбома «Азбука Морзе» в Париже - вообще этот город в моем расписании через запятую, и я этому рада!

Что вы можете пожелать тем, кто решил выбрать путь артиста?

Я желаю вдохновения, творчества и поддержки. И самое главное - любви в этом деле. Зарабатывание денег, слава, успех - это все ложные маяки. Они не ведут к цели. Импульсом может быть только любовь!

Теги: интервью, music, музыка, Концерт, альбом, клип, женя любич, вдохновение, любич, акустическое звучание, roof fest

Анастасия Лиходедова 
08 июля 2015