Абсолютно точно, что музыка, которая создается в России интересными исполнителями, а затем становится предметом экспорта – явление действительно значимое, обсуждаемое и крайне необходимое для нашего музыкального пространства, в принципе. Культивировать, создавать, делать что-то новое, не забывая при этом о традиции, безусловно, не надеясь на поощрение. Как в 2009 могли отнестись к яркой, не подходящей под традиционные шаблоны группе, исполняющей при этом песни на английском? Очень неоднозначно. Такими они и остались. Надеемся, вы поняли, что все эти дифирамбы ведут нас в некий синтетический мир с емким именем Tesla Boy.

Эта группа действительно начала свою деятельность в 2009. Возвращаясь к мысли из первого абзаца, скажем, что когда первая запись появилась в сети, на нее сразу обратили внимание зарубежные лейблы и издания. Но развивалась группа и в собственной стране – многочисленные концерты, интервью, вечеринки. Группа постоянно развивалась, частично менялась, но всегда оставалась верной, правильной, музыкальной концепции. А совсем недавно и вовсе отыграла акустический концерт. Впрочем, перечислять все регалии всех, с кем ребята выступали и, что сделали – не наша задача. Мы предлагаем вам к прочтению наше интервью!

Во время концерта привезли букет от неизвестного отправителя. Красивый – жуть! В хорошем смысле, разумеется. Долгое ожидание интервью из-за очереди фанатов, держимся, боремся с любопытством. Наконец-то мы заходим, чтобы задавать свои вопросы о стиле, о Нью-Йорке, о музыке и музыкантах, о красивом и не очень. Дарим букет Антону, он доволен. Начинаем с вопроса о подарках.

GEOMETRIA.RU: Были ли еще подарки странные? Сегодня уже может быть?

Антон Севидов: на самом деле, подарки бывают, не могу сказать, что что-то странное. У нас поклонники вполне себе адекватные.

Михаил Студницын: Я помню картину, подаренную тебе.

Антон Севидов: Квартира - это подарок, конечно, просто возмутительный. Как можно было подарить квартиру?

Леонид Затагин: Квартиру? Я слышал, картину.

Антон Севидов: Про квартиру я, наверное, расскажу через несколько лет в журнале FORBES

Леонид Затагин: Год, кстати, назад чуть не подарили, но надо было жениться.

Антон Севидов: А пол какой?

Леонид Затагин: Женский

Антон Севидов: А, тогда нормально.

GEOMETRIA.RU: У вас в биографии много связано с Нью-Йорком. Почему его так много?

Антон Севидов: У меня есть маленькое эссе на эту тему. Я сам для себя попытался ответить на этот вопрос. Я думаю, что, прежде всего, это из-за того, что Нью-Йорк - исторически одна из музыкальных столиц мира. Если мы смотрим на 20 век, огромное количество музыкальных стилей, которые там родились, трансформировались во что-то новое, а потом переезжали за океан, как, например, панк-музыка. В основном, она действительно из Нью-Йорка, а переехала потом в Англию. Не все знают об этом - многие думают, что это английская музыка. Диско, фанк, хип-хоп, техно и хаус - жители Детройта и Чикаго, наверное, обидятся, но все понимают, что диско и позднее диско начала 80-х родились в Нью-Йорке.

Вообще, мы часто об этом говорим с ребятами, просто даже гуляя по городу, ты заряжаешься этой историей. Здесь был клуб Paradise Garage (этот клуб зародился в эпоху буйства диско-музыки, а закончил свое существование на заре становления хаус-музыки. Многие могут сказать, что вечеринки в Paradise Garage были сродни посещению церкви для людей, близких музыке – прим. GEOMETRIA.RU), где играл Лэри Лаван , тут был CBGB (Сибиджиби – не менее культовый клуб, который вопреки названию (Country, Bluegrass, Blues, and Other Music for Uplifting Gourmandizers) стал известен как место, где зародились панк-рок и нью-вэйв, а постоянными посетителями были Энди Уорхол, Малькольм Макларен, Уильям Берроуз и различные андерграундные музыканты – прим. GEOMETRIA.RU), где играли Talking Heads, здесь жил Чарли Паркер, а здесь - Стравинский пил кофе, а Горовиц покупал Steinway себе. Это совершенно удивительный котел, где все варилось. Огромное количество удивительных музыкантов, которые играют в метро, концерты, вечеринки в Бруклине посреди кварталов. Это абсолютно музыкальный мегаполис.

GEOMETRIA.RU: Самая тиражируемая информация, которую так любят вставлять в анонсы и тексты – «группа с зарубежным звучанием», «группы, которая вышла на зарубежный уровень». Что для вас это понятие, насколько оно оправдано?

Антон Севидов: Лично мне это очень нравится. Как-то всегда с детства, с юности слушая самых великих выдающихся музыкантов, восторгаясь ими, я хотел приблизиться к их уровню мастерства, меня это всегда вдохновляло. И, в общем, это то, чем мы занимаемся: пытаемся приблизиться к выдающимся музыкантам. Когда ты слушаешь, как поет Стиви Ванде или Джеймс Браун, а мне посчастливилось даже с ним играть на одной сцене, когда мне было 17 лет, в Кремле, ты просто заряжаешься этой энергией! Хочешь быть с этими людьми, играть эту музыку, делать при этом действительно что-то свое и новое на уровне этих людей. Вот и все. Поэтому для нас есть понятие европейского или мирового уровня. Прежде всего, в том смысле, что нет понятия замкнутого пространства Москвы, МО, страны и так далее. Потому что в Москве есть люди, которые, например, говорят «Мы здесь играем. Нам хватает».

Леонид Затагин: Вот интересно, если австралийская группа будет петь на английском, у нее же не будут спрашивать, почему они поют именно на этом языке…

Михаил Студницын: А на каком должны? На австралийском?

Леонид Затагин: Да, плохой пример привел, согласен. Надо было Францию! Множество французских групп поет на английском, и никто их не спрашивает об этом.

Антон Севидов: Tame Impala сказали бы: "вы почему без акцента поете австралийского?".Могу сказать, что большинство россиян говорят с акцентом. Но в этом есть и шарм. Например, итало-диско, пели же на английском!

Станислав Астахов: Мне кажется, это у нас такой совковый комплекс, из-за занавеса

Антон Севидов: Во Франции существовала определенная проблема англоязычной музыки. Я читал интервью с группой Phoenix, которую мы очень любим. Они говорили, что в первый год вообще не видели перспектив работы во Франции, потому что почти никто не слушал англоязычную музыку. Слушали электронную и танцевальную, потому что она была уже популярна в конце 80-х. Потом появились Daft Punk. Но в итоге все равно не было ни одной мировой группы, играющей на английском языке. (задумывается) Air? Но это не совсем сонграйтерская группа… В общем, я думаю, что мы как раз те самые ребята, которые продалбливают это окно. У нас на зиму запланирован огромный тур в Америке, будем популяризировать все это дело, и говорить: «заходите в контакт»!

GEOMETRIA.RU: Ого! Грандиозный план! А что у вас вообще сейчас происходит?

Антон Севидов: У нас фаза записи альбома. Сочинили альбом, записали почти, а потом я решил все стереть и записать заново. Вот начали все делать по-новому. Сейчас я не хочу озвучивать никакие сроки, потому что нам и без этого пишут и спрашивают: «а когда уже новый альбом?». Но ведь, ребята, записать альбом - это как построить большой гражданский самолет. Посмотрите фильм, как строят какой-нибудь боинг-777 - это все делается вручную.

GEOMETRIA.RU: Вы же, кстати, играли с огромным количеством артистов мировых. Кто запомнился больше всего и почему?

Михаил Студницын: Я помню, классно было, когда мы играли с Parlament. Очень круто! Легендарно!

GEOMETRIA.RU: Атмосфера особенная?

Станислав Астахов: Это же один из самых классных пикников афиши был! Джордж Клинтон крутой! Один из отцов психодел фанка. Его даже многие реперы и хипхоперы считают отцом хип-хопа и семплируют . На сцене было человек 20.

Антон Севидов: Мне еще запомнилось выступление с Midnight Juggernauts - было отлично, ну, и один из хороших мини-туров у нас был с Cut Copy. Потому что нам нравится то, что они делают, хотя это нельзя назвать суперзаумной музыкой. Тем не менее, это нам очень близко было, весь концерт органично шел. Мы два раза играли с Metronomy, тоже было здорово. Первый раз в 2010 на пикнике, потом в 2014 на Субботнике, они играли свой новый альбом. Когда прощались, чувак сказал: бай, мэн!

Михаил Студницын: Placebo было еще.

Антон Севидов: Кстати, классным было выступление с Земфирой на Alfa Future People. Это не моя эстетика, но она абсолютно музыкально одаренный человек! Я настолько ее прочувствовал! Увидев ее живьем на этом фестивале, она играла сразу после нас, я удивился и подумал, что если бы она родилась где-нибудь в Манчестере, то стала бы какой-нибудь Дженис Джоплин.

GEOMETRIA.RU: Вас часто называют одной из самых стильных групп. Как продумываете свой имидж?

Антон Севидов: Сегодня перед концертом 6 часов подготовки: глажка брюк, крахмалили.

Леонид Затагин: У нас у каждого свой стиль, индивидуальный (обратите, пожалуйста, внимание на одежду ребят – прим. GEOMETRIA.RU) У него пробор - слева направо. У него - справа налево. У Миши он на «моменте», он нас уравновешивает.

Антон Севидов: А у меня нет пробора! Влад Лисовец через 40 лет. Я, кстати, купил себе кожаные штаны недавно. Вернее, мне их подарили. Я спросил у девушки, которая их вручала «это единственные штаны?», она сказала, что другие взял Влад Лисовец. После этого ребята сказали, что если я их не надену на концерт, они со мной больше не будут играть. Вопросы про стиль нам все время задают, а я не знаю, как серьезно об этом говорить, хотя у нас есть некоторые персонажи в Москве, которые говорят, что мода - это работа. Мне нравится, как в Нью-Йорке одеваются люди, это культура секонд-хэнда, прежде всего. Она уже настолько растиражирована, это уже общее место. В этом смысле абсолютно такая же история, как с музыкой - намешаны разные течения, стили, готический пост-панк и тут же влияние хип-хоп культуры, все это вместе иногда мешается странным образом, но выглядит очень круто. Надо сказать, что в Нью-Йорке самые стильные люди - это чернокожие ребята. Каждый раз, когда ты идешь по улице и видишь чернокожего парня в разных одеждах (депутат Милонов меня бы не понял и запретил бы концерт в Челябинске) ты удивляешься насколько стильно это выглядит.

GEOMETRIA.RU: Вопрос, который предполагает, что будет совет. У вас у всех есть музыкальное образование. Помогает это в деятельности?

Леонид Затагин: Конечно помогает. Естественно.

Антон Севидов: Если эту статью будут читать молодые музыканты, я могу сказать так. У вас не должно быть целью закончить консерваторию или «я хочу как Антон Севидов закончить Гнесинское училище по классу джазового рояля» - вот это не нужно. Зачем конкурентов плодить? Черт, я очень плохо шучу. Даже на концерте смеялись только 2 человека в первом ряду.

Леонид Затагин: Я два раза посмеялся.

Михаил Студницын: И я!

Антон Севидов: Никто не понял вообще. Я плох.

Леонид Затагин: Я на третий раз посмеялся - надо поддержать. Весь зал молчит, я «ха-ха», ну и все за мной.

Антон Севидов: В общем, если человек играет на бас гитаре, ему бы очень здорово найти преподавателя джазового, джаз дает свободу - ты начинаешь ощущать все иначе. Тут нужно не просто быть концептуальным музыкантом, не только это, но важно технически соединить тело со своим духом и уметь быстро и легко свои идеи воплощать. Например, я не умею играть на скрипке, и, если на меня снизойдет вдохновение, я вряд ли смогу изобразить на скрипке что-то дельное. Но на пианино или голосом я смогу это сделать, потому что постоянно занимаюсь, каждый день. Даже сегодня проснулся и занимался. Кстати, Земфира каждый день начинает с распевки и поет по часу.

Станислав Астахов: А вот мы по нотам на записи играли. Это тоже помогает.

Антон Севидов: Даже самые отъявленные рокеры, когда набирают популярность, начинают заниматься еще активнее, изучать сольфеджио, изучать ноты. Это большой стереотип, что обучение компостирует мозги и ставит рамки. Ну, извините, это также как сказать хоккеисту: не таскай гантели, не ходи в зал - ты же хоккеист, ты должен почувствовать свободу, зачем ты тягаешь железо. Просто возьми шайбу, клюшку и иди на лед. Тебе понравилась аллегория, Стасик?

Станислав Астахов: Да, классная, хорошая. Клюшка как инструмент, шайба - как музыка. Я воспринимаю музыку как фрагмент, как учебу.

Антон Севидов: У нас у всех есть наушники, и Георгий - преподаватель по сольфеджио. Он стоит за сценой с микрофоном и дает задание: «итак, сейчас в фа диез миноре сыграй арпеджио». И Стасик начинает играть. Никто этого не замечает. Или мне говорит: «ну-ка, вокалист, пошути сейчас»

Леонид Затагин: В фа диез миноре!

Антон Севидов: Есть байка, что у Канье Уэста есть чувак, один из продюсеров шоу, стоит с рацией и говорит, что ему сделать. «Ну-ка, а сейчас иди сюда».

Дальше ребята предположили (и это была смешная шутка), что этот чувак мог бы попросить спеть самую знаменитую песню Queen. Потом вернулись к Земфире и голосом Антона Севидова Кенье Уэст замел «Мы разбегаемся по делам. Земля разбивается пополам». Но мы вам эту запись не покажем. Сохраним ее и лет через 100 продадим за бешеные деньги!

Текст: Ксюша Юровская
Фото: Женя Хажей
Весь фотоотчет: http://geometria.ru/kultura-rooftop/events/879048

Теги: tesla boy, тесла бой

ChelGEO 
24 августа 2015