Звезда латышской сцены и любимец российской публики, финалист известного телепроекта «Голос» и герой программы «Точь-в-точь», победитель конкурса «Новая волна-2005» и участник «Евровидения-2009» – всё это Интарс Бусулис. В конце октября на сцене БКЗ Октябрьский он блестяще выступил с презентацией нового альбома под названием «Гравитация». Geometria.ru удалось пообщаться с Интарсом накануне этого знаменательного события и узнать много нового о восходящей звезде российской эстрады.

В 2010 совместно в Раймондом Паулсом вы выпустили альбом «Дай бог» с песнями на стихи Евгения Евтушенко. Будут ли стихотворения шестидесятников в новом альбоме, можете приоткрыть завесу тайны?

Будет Евтушенко, конечно. Он – мой любимый поэт. Когда мы выпускали альбом «Дай бог» в 2010 году, я познакомился с ним лично. Он приехал и научил меня понимать его стихи. Рассказал, о чём думал, и какого было его эмоциональное состояние, когда он писал. Мы беседовали почти 2 часа.

Эти 2 часа серьезно повлияли на вас и ваше творчество?

Он очень сильный, харизматичный, энергичный. Повлиял ли он на моё подсознание? Да, конечно. Потому что, если бы я его не встретил, может быть я бы до конца и не понял его стихи, многие слова были совсем новыми для меня. Он научил меня правильно ставить ударения.

Какую музыку вы любите слушать, чтобы расслабиться?

Обычно это классический джаз. Мне нравится Билли Холидей – есть такая джазовая певица, Джон Колтрейн, Майлз Дэвис. Старые пластинки Раймонда Паулса люблю слушать под вечер, когда на природе сижу. Все латыши любят его.

Вы начинали как джазовый исполнитель?

Вообще я – тромбонист. Детскую музыкальную школу закончил по классу тромбона. Потом пошёл в музыкальный колледж тоже по специальности тромбона, где познакомился с друзьями, с которыми стал перепевать уже известные р-н-б, соул композиции и создавать свои песни.

То есть не было такого, что сначала вы исполняли джаз, а потом перешли в поп-музыку, вы всегда миксовали несколько стилей?

Да. Я благодарен своему учителю из детской музыкальной школы города Талси – Янису Оситису, он вёл ансамбль детского диксиленда ( Диксиленд – название джазовых ансамблей, состоящих из белых исполнителей, подражающих традиционным темнокожим джазовым коллективам. - Прим. ред.). Наш педагог адаптировал все партии для детей. Этот ансамбль просуществовал много лет. Я играл в третьем поколении. Примерно семь человек из нашего ансамбля выступают сейчас на латышской эстраде. Поэтому в 2004 году мне было легко перейти в джаз. Это была определённая семейная ситуация: меня уволили из штабного оркестра, в котором я сидел на зарплате почти 5 лет.

Как вы попали в оркестр?

Отслужил год в армии, ещё 4 года служил в оркестре, а потом остался там, потому это была самая большая зарплата, которую в то время мог получать профессиональный тромбонист.

Скучаете по тромбону? Мы услышим его на презентации альбома?

Скучаю. Тромбон сейчас со мной. Чуть-чуть, но можно будет его услышать.

Есть ли у вас продюсер, который создал ваш сценический образ?

Есть такие вещи, которые происходят сами собой. Никто мне не советовал, как одеваться и как вести себя на сцене, или как чувствовать то или иное произведение. Есть люди, которые мне помогают. В этом плане я – свободный музыкант!

В одном из своих интервью вы сказали, что в репертуаре многих музыкантов, и вы не исключение, есть композиции, которые служат «крючками» интереса публики. Какие свои песни вы считаете такими «крючками»?

Это не моя, конечно, композиция, но на данный момент для русской публики такой песней служит «Я тебя рисую», которую я исполнил в «Голосе». Много лет её пою, но никогда так масштабно, как это было там. Для латышской публики «крючком» является песня, которая в переводе на русский называется «Гравитация». Она была полностью переведена для русской публики. Как это «крючок» будет работать здесь, я не знаю, буду экспериментировать на презентации альбома.

Я так понимаю, что ваш репертуар для латышской публики отличается от репертуара для российских слушателей?

Да, отличается. Но многие песни на русском, которые есть в новом альбоме, мы давно исполняем в Латвии на латышском. Разница в основном только в языках.

Пели когда-нибудь на латышском в России?

Попробуем сделать это на презентации. А если конкретно, то устроим эксперимент с песней «Гравитация». Ее услышит публика БКЗ «Октябрьский», если под конец будут хоть какие-то аплодисменты. (смеётся).

Расскажите поподробнее про ваш новый альбом.

Мой – это громко сказано. Вот если бы я сам сыграл на всех инструментах, сам спел, обработку сделал сам, тогда да. Такое у меня в голове не укладывается. Это работа всего коллектива, в том числе и Елены Ваенги, и питерских друзей, и организаторов презентации в БКЗ «Октябрьский». Я – только на обложке. Мы уже долго играем представленные в нём песни на концертах, просто никогда не записывали их. Но в новом альбоме они зазвучат совсем иначе. На своём концерте в БКЗ «Октябрьский», и в Ростове, и в Краснодаре, и в других местах, где у нас намечаются концерты, мы будем стремиться к студийной записи.

Помимо звучания, есть ещё что-то кардинально новое?

Порядок песен. Получился единый рассказ, если слушать альбом целиком, можно проследить сюжетную линию, как в хорошем спектакле. Наконец-то эти песни записаны, и будут доступны для более широкой аудитории. Я очень горд этим альбомом.

Волнуетесь перед выступлением?

Конечно. Я никогда не выступал в таком большом зале, как БКЗ «Октябрьский». Люди за полгода купили билеты, они уже знают свои места. Приедут зрители не только из Москвы, но из таких российских городов, названия которых я даже не слышал никогда. После перелёта они будут уставшими. И вот они придут на концерт в воскресенье, а в понедельник на работу…

Нужно сделать так, чтобы они не пожалели об этом…

Да. (смеётся). Но это волнение мне очень и очень нравится, потому что это держит меня в форме.

Могу сказать, что вы не подаёте виду.

Человек так устроен, что может притворяться.

Чем российская публика отличается от латвийской?

Мы пока не знаем точно. Судя по ДК Ленсовета, где у нас был первый концерт, публика в России шикарная. Это был один из топовых концертов по эмоциональной наполненности. Я чувствовал большую отдачу и от коллег, и от публики. В «Крокус Сити Холле» всё было чуть-чуть иначе – это столица всё-таки, там люди совсем другие.

Иначе – это как?

Закончилось всё счастливо, как часто бывает. Но сначала было сложно расшевелить зрителей. Люди пришли посмотреть, что за чувак вообще, какое-то странное имя. «Сегодня выходной? А, ладно, пошли, посмотрим – что там такое. Всё равно снег идёт, дождь. Посидим хоть в помещении, там классные кресла, может быть и уснём. Не понравится – уйдём». На самом деле всё зависит от настроя, и нашего в том числе.

Почему вы решили пробиваться именно в российский шоу-бизнес?

Я всегда мечтал о концертах в больших залах. Я не говорю, что мне скучно в Латвии. Там очень много ещё можно продолжать делать, чем мы и занимаемся каждый год. Просто решили попробовать ещё и здесь выступать.

Но почему именно в России?

Я знаю язык. Я считаю, что ментально понимаю, чем дышат русские. Не до конца, конечно, это не реально, потому что я всё-таки не из России. Но всё равно, я начинаю понимать Россию и мне очень интересно узнавать что-то новое: что здесь едят, как ведут себя на концертах, чем интересуются…

Учитывая тот факт, что вы латыш, сложно ли вам далось участие в телепроектах на Первом федеральном канале?

Мы использовали момент, когда была возможность поучаствовать в проекте «Голос». Сложно ли? Психологически чуть-чуть сложнее, чем я ожидал, но послевкусие очень хорошее. Честно говоря, я не думал, что один выход на сцену может забирать так много энергии. Но это был всего один выход в неделю. Приходилось тщательно готовиться: выбирать песни, обсуждать их с наставниками, потому что я всё равно до конца правильно не знал, что и как нужно делать. Мы много обдумывали с Леонидом (Леонид Агутин – прим. ред.) выступления. У нас было полное взаимопонимание, и мы всегда находили компромисс. Так получилось, что нашими общими стараниями мы дошли до полуфинала.

Повлияло ли как-то участие в телепроекте «Точь-в-точь» на вашу собственную манеру исполнения?

Стало меньше страха принимать участие в каких-то телевизионных съемках. Раньше пугала мысль, что на тебя смотрят миллионы людей. На манеру исполнения по большому счёту никак не повлияло. Да простит меня Расторгуев, бывает, когда я слышу какую-то блатную мелодию, я начинаю шутить… (показывает движение из своего выступления в передаче «Точь-в-точь» в образе Николая Расторгуева) Если мы говорим про опыт, то нельзя придумать, где бы я мог получить такой огромный опыт за такое короткое время.

У вас оставалось время на что-то другое помимо участия в телепроектах в то время?

Да, я приезжал в Латвию каждую неделю. Дома были дела, ведь я многодетный отец. Например, нужно отводить детей в школу и кружки, детский садик…

…музыкальную школу?

И это тоже. Поэтому мне приходилось готовиться к выступлениям дома.

Интересно посмотреть, как отец большого семейства изображает Расторгуева по вечерам.

(Смеётся). На самом деле, это было хорошим путешествием в мир подсознания, если можно так выразиться. Другим помогали учителя, педагоги. Мне тоже помогали, но не было возможности встречаться с ними чаще раза в неделю. Поэтому я много работал дома, один на один со своими образами. Получилось нормально.

Кстати, будут ли в новом альбоме дуэты с российскими певцами?

Да. Мы будем исполнять с Еленой Ваенгой песни «Гравитация» и «Нева».

Вы говорили в одном из своих интервью, что мало с кем общаетесь из представителей русского шоу-бизнеса, кроме Елены Ваенги. Не мешает ли это вашему продвижению, как вы считаете?

Это происходит не специально. Я люблю общаться с людьми, просто пока получается так, что может быть, многие или не хотят со мной общаться, или не знают о моём существовании. Это нормально, я же здесь начинающий певец. Да я и не рвусь на эти тусовки. Всё ещё впереди.

Чем вы гордитесь?

Своими детьми. Потому что они умные, красивые, умеют читать, пользоваться планшетом… (смеётся).

Они будут продолжать ваше дело?

Не знаю, я не навязываю.

Есть что-то, за что вам стыдно?

Я украл автомобиль. Один раз. Вместе с друзьями. Жигули, седьмая модель. Мы катались по городу, километров 80. Ничего плохого с этой машиной мы не сделали, просто угнали. Это случилось, когда мне было 16 лет, уже можно об этом рассказывать (смеётся). Мы бросили машину в очень романтичном месте. У нас есть в городе летний амфитеатр, мы загнали эту машину в центр сцены и там её оставили.

Чтобы никто не понял, кто её украл?

Мы всё сделали чисто (смеётся). Не знаю, что случилось, но с этими людьми я уже больше не дружу.

Ваш главный совет всем людям?

Ищите любовь, почаще ею занимайтесь, не врите и доверяйте людям. Классика.

Теги: geometria, джаз, гравитация, голос, соул, бкз, латвия, Октябрьский, тромбон, интарс бусулис, точь-в-точь, новая волна 2005, я тебя рисую

Оксана Ситчук 
30 октября 2015