SHOO: «Петь на русском – это красиво и стильно!»

В преддверии самого летнего концерта absolute soul группы SHOO, финалиста «Новой волны» Стаса Море и творческого объединения Art-Collage 8 июля на крыше Музея Парка Горького вокалистка Шуня Балашова дала эксклюзивное интервью для портала Geometria. Фронтвумен SHOO рассказала о «Дикой Мяте», творческом взрослении и «девушке, уставшей от лакшери-жизни в Москве».

Шуня, вы часто выступаете в чалме. Что это для вас: талисман, намек на этническую составляющую или просто подходящая к образу деталь туалета?

Мне часто рассказывают, что моя чалма – интернациональная, что она совмещает в себе элементы чалмы и тюрбанов разных стран. Для меня это символ того, что в нашей музыке сочетаются мелодии многих национальностей, мы «замешиваем» их воедино - для нас нет границ. Например, русская народная музыка в одной композиции у нас может встречаться с африканской, а фанк с латиной... Мне кажется, моя чалма ярко иллюстрирует это. Кроме того, мне очень удобно выступать в чалме, мне импонирует этот стиль, в моем гардеробе много одежды с этническими мотивами.

Вы называете свой стиль Absolute Soul. А можно ли сформулировать, что это за стиль в каких-то устоявшихся музыкальных терминах? Если это какой-то субстиль соула, то какой конкретно, что для него характерно?

На самом деле, уникальность термина в том, что он далек от музыки «соул». Мы сами его придумали – наша музыка имеет свою яркую особенность, но на данный момент она никак не названа в музыкальном мире. Одна песня у нас может быть похожа на блюз, но им не являться, другая – на латину, но не в чистом виде. Мы не играем чистые стили, мы пытаемся создать новую «смесь». Один критик когда-то сказал, что мы играем экзотик-фьюжн. И само понятие «фьюжн» не определяет какой-то конкретный стиль, это эклектика, и мы существуем в этом эклективном состоянии, а «экзотик», наверное, потому, что у нас много этнических ноток. Но и экзотик-фьюжн, мне кажется, довольно узкое определение, фьюжн – это рамки, а нам не хочется иметь какие-то ограничения, поэтому мы придумали свой стиль.

Ваш EP «Твоя земля» сделан в определенном саунде. Вы ставили перед саундпродюсером какие-то конкретные задачи – или полностью положились на его вкус и профессионализм?

Я, к сожалению, или к счастью, никогда не даю саундпродюсеру все карты в руки, сама всегда участвую во всех процессах. У нас с этой пластинкой вообще долгая история: она записана довольно давно, и я всегда всем объясняю, что то, как мы играем сейчас, не вполне соответствует тому, как звучат песни на альбоме. Но то, что записано на «Твоей Земле» – важный для нас пройденный этап, который мы все равно решили запечатлеть и выпустить. В записи принимала участие группа Vision of Sound, поэтому на пластинке превалирует джазовое и фьюжн звучание – больше сложности, такой мягкий интеллигентный звук. В этот же период мы стали играть с моим нынешним составом и пришли к такому аутентичному звуку, который нас сейчас характеризует. Над этим альбомом работало два саундпродюсера: Евгений Шариков, который также трудился над нашим первым альбомом «Absolute Soul» – сводил и мастерил полностью, он же создавал первую версию треков с «Твоей Земли». А потом все пересводил – во что-то более современное и близкое к нам сегодняшним – Владимир Бойцов, мы сейчас с ним постоянно сотрудничаем, он работает с SunSay, Гаяной – очень талантливый, у него такое свежее мышление…

Совсем недавно Вы выступили на фестивале «Дикая Мята», уже второй раз. Первый был несколько лет назад. Как за это время эволюционировала программа, которую вы представили на фестивале?

Наша программа очень изменилась. Во-первых, мы выросли как музыканты: мы начинали играть вместе, много выступали и таким образом росли – это важно, это слышно. Впервые за долгое-долгое время на фестивале я была абсолютно спокойна за музыкальную составляющую, мы подобрали самые веселые, движовые, качающие песни и здорово, по-моему, выступили. Теперь у нас есть программа, которая будет отвечать настроению публики – это очень важно, чтобы песни были разные: и грустные, и лирические, как наша воздушная композиция «Пилот», и те, под которые можно потанцевать. Это было зрелое такое выступление. В первый раз мы были не детьми, которые получили мячик в руки: «Вот, ребята, вы сыграете на «Мяте», а мы такие: «Вау, здорово!», а взрослыми опытными музыкантами. Когда мы выступали четыре года назад, у нас были такие смешные инструменты, а сейчас целый арсенал техники. Да, мы выросли, и мне от этого очень радостно. Мы серьезно звучали и выложились на все 100%, сыграли много новых песен и те, которые особенно хорошо «заходят» на концертах, например, нашу «Русскую» – «Далекую весну». Со временем она тоже претерпела какие-то изменения, стала более качовой, танцевать под нее теперь веселее.

В разное время вам доводилось играть совместные концерты со знаменитыми группами Lamb и Deep Forest. Как вам кажется, тандем с какой из них был для группы SHOO более органичен? Будь у вас возможность выбора, с какими зарубежными артистами или коллективами вы хотели бы в будущем выступить в качестве support band?

Моя давняя мечта – выступить с Morcheeba – я очень их люблю, вот только не знаю, насколько мы сейчас им бы подошли. Вообще, считается, что support band должен быть того же стиля, что и хедлайнер.

Я помню свой опыт, как зрителя, когда мы ходили на концерт Muse в «Олимпийском», где их разогревала группа очень похожая на них по стилю, и это у меня лично вызывало отрицательное ощущение, что они пытаются подражать. Поэтому мне кажется, что совпадение стилей в этом вопросе не принципиально. У нас это сработало с Lamb и Deep Forest. Я всегда очень боялась выходить на «разогрев», ведь зрители пришли на свою любимую группу, а тут мы. Я всегда на таких концертах настраиваюсь на самое худшее, готовлюсь к тому, что слушатели будут кидать в нас тухлыми яйцами, но оба раза нас принимали очень позитивно. Наверно, еще и потому, что у этих групп интеллигентная, думающая аудитория. По стилю мы, конечно, больше подходили к Deep Forest, а для Lamb мы готовили специальный сет, играли песни, в которых меньше этники и «балканского шика», соула больше. Я достаточно много могу назвать артистов, с которыми хотела бы выступить – Эйо, Дэмиан Марли и Стивен Фабиан – они прекрасны. Еще я мечтала о коллаборации с Дэмьенем Райсом – есть такой музыкант, он прославился благодаря саундтреку к фильму «Близость». У него очень интересные тексты и сам он очень интересный. Ваша группа существует уже восемь лет.

Как вам кажется, как за это время изменилась ситуация на нашей музыкальной сцене?

Очень изменилась. Во-первых, когда мы только начинали, все меня спрашивали: «Зачем ты поешь на русском языке? Это вообще никому не нужно, никто не слушает». В то время, мне кажется, люди как-то стеснялись русского языка, не умели с ним работать. А я люблю игру слов, метафоры… И абсолютно четко понимаю, что не буду писать так же на любом другом иностранном языке, хотя я пожила в Германии и знаю очень хорошо немецкий, и английский на уровне advanced, но все равно - мне хотелось бы работать с русским языком. О том, что это можно сделать очень круто уже доказали и SunSay, и IOWA, русский язык – это стильно и красиво.
Во-вторых, люди стали больше тянуться к живой музыке, а когда мы начинали, было ощущение западни какой-то: все слушали адскую эстраду. Но сейчас и эстрадные артисты – Митя Фомин, Леша Чумаков – это высокая эстрада, они стали работать с живыми составами, очень хорошими музыкантами. Везде, даже на телевидении, стали больше ценить выступления живых музыкантов. Как показатель – огромный прирост аудитории на таких фестивалях как «Усадьба Jazz» и «Дикая мята»... Люди стали слушать музыку и это круто!

И напоследок самый банальный вопрос: каковы ваши ближайшие творческие планы?

У нас открылась волна творческого производства, пока мы выпускали наш EP «Твоя Земля» – у нас был такой крупный скачок в сфере записи пластинок и всего – мы успели записать много синглов и песен. У нас сейчас плотный график: записали со Стасом Море песню «Поезд в Евпаторию», 8 июля на крыше Музея Парка Горького презентуем на нее клип. Также мы подготовили песню «Пилот», которую планируем к выпуску вместе с клипом в сентябре, когда люди приезжают из отпусков и немножечко грустят о том, что лето закончилось – это будет очень красиво и здорово. В «Пилоте» мы впервые поработали с ситарой. Будут, конечно, и новые песни, мы почти дописали новый альбом – EP «Прямо по курсу». В общем, материала уже столько, что нужно очень хорошо продумать, когда и что выпускать. На Новый год мы готовим завершающую композицию в цикле «Зимних песен» – она будет в стиле 20-х годов. Еще я созрела написать песню о судьбе девушки, которая устала жить в Москве, от всей этой лакшери-жизни и сбежала в горы, где встретила прекрасного загорелого инструктора... До 2019 года у нас расписан почти каждый день. И лето тоже будет жарким: мы хотим закрыть концертный сезон и перейти полностью на оупен-эйры. Последний концерт сезона состоится как раз 8 июля на крыше Музея Парка Горького – безумно красивое место: со смотровой площадки видно потрясающую Москву, мы будем играть на закате теплую акустическую программу со Стасом Море. Летом мы обязательно поедем по городам: 29 июня уже выступили в Екатеринбурге на Ural Music Night, планируется поездка в Крым – повезем туда песню «Поезд в Евпаторию», ведь очень многие жители этого города приняли участие в нашем клипе и очень помогали. 4 августа в Саду «Эрмитаж» у нас пройдет поэтическо-музыкальный фестиваль Sолома, организаторами которого мы выступаем и приглашаем всех прочитать свои стихи под аккомпанемент музыкантов. Там же у нас будет «сушка» для фотографов, на которой можно будет делиться своим фототворчеством. И если вы снимали целый год что-то крутое, пожалуйста, приходите, показывать себя на «сушке»!

Теги: shoo

Boris Shirokov 
06 июля