В прошлый понедельник состоялся второй White Monday, организованный Geometria совместно с пространством технологий, природы и стиля IQOS.

White Monday – это неформальные public talks с дизайнерами и экспертами в сфере моды, и очередным лектором сего мероприятия стал Виктор Анисимов.

Виктор Анисимов – один из тех, кто стоял у истоков украинского fashion-бизнеса, поэтому нам было интересно провести нашу беседу в немного философском ключе и спросить о том, как сам Виктор решился пойти по дизайнерскому пути, его видении украинской моды и моды вообще.

Geometria: Вы начинали дизайнерскую карьеру в эпоху трансформаций – в средине 90-х, не будь этого всеобщего духа изменений, решились бы оставить военную службу и бизнес ради того неизведанного, чем тогда была мода?

Виктор Анисимов: Как говорил Черчилль: «У того, кто в молодости не был революционером, – нет сердца. У того, кто в зрелости не стал консерватором, – нет мозгов».
В 20, 30 лет любая история по плечу: не знаю, не могу, не умею и другие «не» – всего лишь призыв к действию.
Мои первые коллекции – это «а почему бы и нет», умноженное на «у тебя не получится».

Так что дело не в эпохе: выбор – стать обывателем или тем, кто меняет границы восприятия – был актуален и 50 лет назад, и 500.
Естественно, многое из того, что я сделал, сейчас делал бы не так или не делал вообще, но изначально я ведь не был профессиональным дизайнером, просто немного рисовал. Осознание проделанного, оценка возможны при достаточном опыте и багаже знаний.

Виктор Анисимов
Виктор Анисимов

Geometria: Расскажите про поиски собственного стиля. Читала, что ещё будучи студентом в Питере, вы были оригинальны в выборе одежды, обшивались в ателье.

Виктор Анисимов: Я не был модником, просто приехал из маленького городка, где отношение к вещам совсем другое. В Питере я узнал, что джинсы могут стоить 100 рублей – как зарплата моих родителей.
100 рублей у меня не было, но была смекалка. Например, когда появились штаны-бананы, я понял, что они похожи на мои армейские штаны, и, если последние искупать в хлорке, получатся те самые ультрамодные белые бананы. (Улыбается.)
В стиле, как и дизайне, многое дает наблюдательность: когда, глядя на обычную вещь, понимаешь – здесь разорви, а здесь пришей что-то, и получится что-то новое и крутое.

Geometria: Я ждала истории про поиски себя посредством одежды. Поэтому спрошу прямо: как и почему Виктор Анисимов стал ассоциировать себя с универсальностью и лаконичностью?

Виктор Анисимов: Есть два персонажа, которые являются для меня красной тряпкой, – Андре Тан и Диана Дорожкина.
Они – воплощение крайностей: Андрей – мечущийся между Balenciaga и Dior, но без собственного стиля, и Диана – законсервированная в своих корсетах и кепках, с слишком выраженным стилем.
Стиль – это почерк, который меняется. Слиман для Dior и Слиман для Saint-Laurent – разные по подаче и удачливости коллекции, но в обоих случаях это Слиман.
Каждый дизайнер – реклама самого себя, а одежда, которую он делает, – выражение его «я».
Поиск стиля начинается с анализа того, как можно обыграть определенную, базовую вещь, сделать её подходящей к любому времени и месту, довести до совершенства.
Мой стиль – стиль милитари, спортивный – универсален в своей функциональности, а мои вещи дают свободу: свободу перемещения, свободу действия, и, несомненно, есть проявлением свободы мысли.

Geometria: Уникальный почерк – это хорошо, но сравнений с другими не избежать. С кем вы сами себя ассоциируете?

Виктор Анисимов: Наверное, с Rick Owens, Damir Doma, японцами Julius, Junya Watanabe, Rei Kawakubo. Rei Kawakubo – это вообще моя вечная любовь.
Мне нравится японская мода за её видимую простоту и тот дьявол, который творится в деталях, – швах, покрасках.

Geometria: А вот украинскую моду в целом даже не с чем сравнивать. Говорят, её просто не существует.

Виктор Анисимов: Правду говорят.
Нет её почему? Потому что нет поколения людей – разных, но с общим стилем, видением.
Мне кажется, что сейчас в правильном направлении движутся молодые выходцы MBKFD.
А наше поколение – Анисимов, Гресь, Пустовит, Залевский, Бевза – пример того, как работать и делать классные вещи в условиях мракобесия.
Смелость молодых дизайнеров, их наглость и настойчивость – это хорошая история, где-то в ней родится украинская мода.

Geometria: Французская, итальянская, японская моды – моды, которые существуют – обладают какими-то характерными чертами, на чем может основываться концепция украинской моды?

Виктор Анисимов: Концепция нередко может быть результатом случайности: бельгийскую историю придумали отдельные личности – Dries Van Noten, Ann Demeulemeester, Dirk Bikkembergs, Walter van Beirendonck, итальянская мода – следствие государственной послевоенной политики освобождения легкой промышленности от налогов.

Нет однозначного ответа на вопрос, какую черту заложить в украинскую моду, потому что если бы был, мы уже давно покорили мировой рынок.
Но патриотичная тема – точно не ответ: чем больше углубляться в национальное, тем меньше шансов стать глобальным. Нужно быть не украинским дизайнером, а общемировым. Кстати, процесс евроинтеграции может помочь в этом отношении, именно в отношении поведенческом, мыслительном.
Пока же, как у Ницше: «…миновали времена героев». Ждем новое поколение.

Geometria: Вы – герой?

Виктор Анисимов: Нет, но в силу моего понимания стараюсь им быть.
Я не купил себе спортивную машину, хотя на создание коллекций истратил не один «феррари». (Улыбается.)
Деньги давали мне свободу в этом смысле: я где-то зарабатывал, чтобы потом – нет, не вложить в бренд, а именно потратить – потратить их на вещи, связанные с модой.
Украинскому дизайнеру, чтобы продать здесь себя, приходится смотреть в позавчера, в то время, как он должен думать о послезавтра – это и есть героизм.

Geometria: Как же тогда зарабатывать дизайнерам, которые только дизайнеры?

Виктор Анисимов: Ехать на Запад. Только это не так просто и красиво, как звучит: нужны внушительные первоначальные инвестиции и время.
Много времени: в 2000 году мы были на шоу «Дефиле на Неве» в Питере, там показывался Давид Комахидзе. Он был молодым, ещё учился, но уже тогда все пророчили ему светлое будущее. Я успел с ним коротко пообщаться, он сразу сказал, что хочет уехать в Central Saint Martins в Лондоне. Уехал, прошло 15 лет, сейчас он креативный директор Mugler. 15 лет, понимаете!
Возвращаясь к настойчивости молодых дизайнеров, здорово, что они хотят захватывать территории молниеносно, но получится ли это у них? Ведь дело не в отсутствии гения, а в том, что талант – это лишь верхушка айсберга.
Нужна протекция, в мире большой западной моды её преимущественно оказывают корпорации. Александр МакКуин, Гальяно – знали бы мы эти имена в том качестве, в котором знаем, не будь за их спинами огромных компаний?

Geometria: В чьих руках находится fashion-power в Украине, кто рулит рынком?

Виктор Анисимов: Никто.
Опять-таки не хватает героев! Тут, кроме Ницше, просится ещё и Высоцкий: «Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков».

Geometria: Так, может, передать власть в руки потребителя?

Виктор Анисимов: Потребителю она принадлежит априори, потому что он голосует за ту или иную вещь своими деньгами.
В этом аспекте положительно сказался кризис, он заставил покупателя подходить к выбору более осознанно и открыл глаза на наличие украинских дизайнеров, схожих по форме и подобию с мировыми. Сегодняшний потребитель компетентен, он разбирается в швах и строчках.
У покупателя есть выбор: Rick Owens за 1000 $ или Анисимов – за 300. Качество первого – 10 из 10, второго – 8+ (в силу отсутствия определенных технологических возможностей, но зато с большим количеством ручной работы), количество выпущенных единиц – 100 и 1-10 соответственно. И последний параметр – уникальность – очень важен, не менее важен, чем цена.
В таких условиях нельзя говорить, что потребитель жертвует чем-то, он делает осознанный выбор.

Geometria: Может ли личность не выражаться с помощью одежды?

Виктор Анисимов: Человек, надевая определенную одежду, рассчитывает, как минимум, на её функциональность, удобство – это уже выражение.
В наши дни можно часто наблюдать, когда с помощью одежды человек стремится наделить себя определенным статусом, произвести подмену понятий. Более того, это находит отклик – как положительный, так и отрицательный.
Но, как мне кажется, в своем смысловом назначении одежда все же должна быть выражением человека.

Geometria: Стилист Balenciaga недавно сказала, что в моде уже не существует субкультур, а все происходящее в ней – ремикс. Как вы думаете, возможны ли в моде новые смыслы и формы?

Виктор Анисимов: Абсолютно с ней не согласен.
Раньше направление в искусстве задавала кучка людей со схожими взглядами, техниками, сейчас направление, в том числе в моде, задает гигантский конгломерат или отдельная личность.
С этой точки зрения субкультур – нет, соглашусь.
Да и личности, раздвигая границы понимания, сжигая старое, так или иначе работают с существующим, известным – не стоит об этом забывать. Хотя, безусловно, создание нового – это вспышка, момент озарения.
Один мой друг полночи рассказывал мне об устройстве компьютера, настолько интересно и страстно, что я решил, будто он знает обо всём на свете, и ему можно задать главный вопрос: «Есть ли Бог?». Он мне ответил: «Люди создали компьютер и Интернет, и им кажется, что они ухватили Бога за бороду, однако сами не до конца понимают, как же все-таки работают созданные ими вещи. Догадываешься, какие сайты посещают чаще всего? Правильно! Они думают, что ухватили Бога за бороду, а все уперлось в голую жопу". (Смеется.)
Есть и ремиксы, и авторские прочтения, но есть вечный и неизменный ряд смыслов, который эти формы наполняет.

Теги: fashion, виктор анисимов, дизайнер, iqos, white monday

Khrystyna Olshanska 
25 июля 2016