Федор Иванович - мой сосед по родительскому дому. Я помню его, сколько живу. Он еще тот был живчик - выйдут с женой «посидеть», она сидит себе на лавочке, а Федор Иванович – на турниках. И крепкий же был, несмотря на возраст! Крепкий и позитивный.

Очень хорошо помню момент, когда он резко сдал – знаете, я впервые тогда поняла, что «сдать» можно за один день. Его единственный сын Андрей улетал работать в Венгрию – с женой и внуками Федор Иваныча – а мы все понимали, что навсегда. Так оно, по сути, и произошло: появлялся Андрей не часто – максимум раз в год. Внуков высылал по вайберу. А потом умерла жена Федора Ивановича и он не появлялся на улице два месяца вообще.

Первый раз после похорон я увидела его возле турников. Он стоял, прислонившись к перекладине и тяжело дышал. Увидел меня, но не поздоровался, а отвернулся и снова упрямо пошел на штурм перекладины.

Федор Иванович перестал со мной здороваться очень резко и неожиданно для меня – и до того момента, как на моих глазах он попытался войти в закрытую дверь подъезда, я думала, что чем-нибудь обидела его.

Тогда я пришла к нему домой: стерильная чистота, абсолютная аскеза, в холодильнике пакет молока. Мы разговаривали полчаса или час, я не могла подобрать слов.

Спасибо, Инночка, всё хорошо. Да, стал хуже видеть, но не переживай – читаю с лупой, уже приловчился. Андрюша у меня молодец, карьеру такую делает! Внуки растут, жалко, экран на телефоне маленький, совсем не могу разглядеть внуков-то.

У Федора Ивановича была очевидная катаракта – запущенная, но не безнадежная. И главная проблема заключалась не в его возрасте (75 лет), и даже не в состоянии его болезни, нет. Главная проблема (в моем понимании) заключалась в том, что он совершенно не хотел помощи, и не собирался ее от меня принимать ни в каком виде.

Тогда я сделала не совсем свойственный мне поступок (и долго переживала и сомневалась): я вмешалась в чужую жизнь и на правах бывшей соседки написала Андрею в фейсбуке.

Опущу детали разговора с человеком, который полтора года после похорон матери не приезжал навестить полуслепого отца, это его право (наверное).

Важен итог: Андрей приехал. И детьми и женой. Он был немного растерян и от того – сильно раздражен. Ситуацию спасла Ира, его жена. Она три дня уговаривала свёкра пойти к врачу, а потом – лечь на операцию, манипулируя внуками.

У меня нет объяснения, почему наши старики такие упрямые, но это факт.

Сейчас Федор Иванович видит 8 строчек. Так вот, смысл моего рассказа (очень для меня личного и болезненного) вот в чем.

Я хочу, чтобы приводить родителей к офтальмологу стало таким же модным, как делать карьеру.

Как ходить в кино. Как танцевать. Добиваться целей. Заполнять ежедневник. Планировать свое завтра.

Я хочу, чтобы приводить родителей к офтальмологу стало таким же модным, как делать карьеру.

Часто задаваемые вопросы и ответы.

ПРИВЕДИТЕ РОДИТЕЛЕЙ. Пожалуйста. У них, кроме вас и ваших семей, радостей немного – книжки и фильмы – одна из самых больших в их возрасте.

Ну, и еще. Иногда они боятся. Представляете? Старики боятся операций, им кажется, что всё поздно.

Прочитайте им, пожалуйста, несколько строк, которые ниже. Вслух, если сами они читать уже не могут.

Что такое катаракта: помутнение хрусталика, связанное с возрастными изменениями, и приводящее к значительному ухудшению качества зрения. (Бывает еще врожденная и травматическая катаракты).

Признаки: ухудшение зрения вблизи и(или) вдали, ухудшение зрения вечером, затуманивание.

Что нужно делать, чтобы не допустить катаракту: после 60 лет ходить к глазному врачу не реже 1 раза в полгода. И – бежать срочно при первых (ПРИ ПЕРВЫХ!) признаках ухудшения зрения и необычного «тумана» в глазах.

Чем грозит катаракта, если ее не лечить: слепотой.

Как лечить катаракту и опасно ли это?: Катаракта – не страшно и не опасно, если ее лечить, а не ждать, пока она вылечится сама. Она не вылечится. Единственный путь лечения – операция и нет, это совершенно не опасно.

Как называется операция, и будут ли швы?: Сложное название этой не сложной операции - ультразвуковая факоэмульсификация. Она не оставляет швов, делается под местной анастезией, и не причиняет боли.

Когда после операции можно идти домой: в тот же день, очень скоро. Пациенту выдаются специальные защитные очки.

Как долго будет восстанавливаться зрение?: зависит от индивидуальных особенностей – от 1 до 3 месяцев.

Друзья, просто спросите у своих стариков – как они видят? Удобно ли им читать, смотреть любимые сериалы, улыбаться внукам, тискать своих котов?

Просто подойдите и посмотрите в их глаза дольше секунды на ходу.
И приводите.

ВАЖНО:
Это – акция, она должна стать вирусной. У нее должен быть итог –
Мы в Батигоз приняли решение: подарить полное обследование глаз 10 мамам и 10 папам. Напишите нам в комментариях (в блоге или на нашей страничке в фб) – почему вам нужен этот подарок. И мы сделаем это - с особым вниманием и привычным профессионализмом

#приведиродителей

Здоровья вашим глазам!
Инна Шевель, глав врач клиники Батигоз.

Теги: катаракта, офтальмолог, глаз в большом городе, инна шевель

Инна Шевель 
18 октября 2017